Закон для подчиненых

gener

Что делать с тем, кто пришел убить тебя?

 

yankel-1Владимир Янкелевич

Окончание. Начало

 

 

  1. Вопросы по поводу гибели сержанта Вайсмана

Сержант действовал смело и ответственно. Вооружен он был только двумя кулаками, бросился спасать людей от террористов и погиб. Его маленькая дочь осталась сиротой.

Мы привыкли в Израиле всегда и везде видеть солдат с оружием. Почему его не было у Вайсмана? Он хотел идти в отпуск с оружием, но не разрешил командир.

Странное решение? Нет, не странное. Дело в том, что сержант жил в поселении за зеленой чертой. Наивный вопрос: неужели поселения за зеленой чертой стали зоной пониженной опасности, примерно, как улица Шенкин? А если это территория повышенной опасности, то как можно было отпустить туда солдата без оружия?

Очевидно, что его командир руководствовался двойными стандартами, но его понять можно. В условиях, когда президент страны даже до осмотра места происшествия позволяет себе заявить, что «мой народ стал на путь террора», когда парней за надпись на стене приравнивают к убийцам, когда солдат, виновных в передаче данных об операциях против поселенцев объявляют шпионами (они же не Анат Кам, ей можно), командир погибшего сержанта выбрал самый безопасный для себя путь. А вдруг солдат выстрелит в стрессовой ситуации, а ему отвечать придется? А так, похоронили, как героя, дочери помогут материально, «все хорошо, прекрасная маркиза». Спит этот командир спокойно?

На солдат, с какой бы стороны «зеленой черты» они не жили, в полной мере распространяются все законы государства, и лишение поселенца права на ношение оружия в увольнении, вопреки традиции и практике ЦАХАЛа, является ущемлением прав граждан. Нормативные документы, если они есть, конечно, допустившие такое поведение командира, не позволившего военнослужащему воспользоваться своим правом на владение оружием, противозаконны и их появление подлежит расследованию и наказанию виновных.

И вот, наконец, начальник Генштаба отдает приказ отпускать всех из части домой с оружием. Надо же. А за погибшего сержанта кто ответит?

 

  1. Вопросы по поводу возвращения тел террористов

Отдавать тела террористов или не отдавать, я не знаю. Но знаю вот что. До принятия решения вопрос должен быть всесторонне обдуман, обсужден с кем положено, проведена юридическая проверка… На этой стадии принятия решения возможны колебания. И только потом принимается взвешенное и обдуманное решение.

В курсе «Военная педагогика и психология» говорится:

«Пока я не принял решения, я самый нерешительный человек, когда я принял решение, я сама сталь!»

Этот принцип принятия решений проверен жизнью. Всемирного консенсуса по военным решениям не бывает, обвинения в любом случае посыплются, как из рога изобилия. Это не бином Ньютона.

И вот начинаются чудеса. Суровое решение – «тела террористов не выдавать»!!! Через день – этих экс-бандитов вернуть, но только этих, и все. Остальных не выдавать!!! А потом снова выдавать, но только этих и этих, и так далее.

Что это, толерантность, умиротворяющий посыл? Стремление не провоцировать зря? Но как рассматривались эти вопросы до приятия решения? Кто этот рефлексирующий военачальник?

На самом деле, подобная практика – самая провоцирующая из всех возможных. Все сомнения в том, эффективно ли давить на Израиль, насколько он силен, насколько не прогибается, исчезают. Нужно просто усилить давление, нажать посильнее, и все будет ОК!

Та же картина с разрушением домов террористов. Для чего это делают, не секрет, так пытаются заставить окружение террористов, их семьи, оказывать на бандитов отрезвляющее воздействие. И в этот момент, когда нужно уничтожить его жилище, появляются озабоченные толерантностью. Бандит жил только в той комнате!!! И тут же судебный иск. А затем – террорист, наш славный шахид, жил в этой комнате недолго, а потом он жил в той, другой, но там сейчас живет его сестра с ребенком, а шахидом ребенок станет только потом…

И тут суровая израильская власть дает осечку. То есть делает именно то, что нужно для демонстрации слабости, начинает действовать, как девушка из фильма «Покровские ворота»: «Я не знаю. Я вся такая внезапная, такая противоречивая вся».

На Востоке это всегда понимают однозначно: «Нет никаких причин считаться с теми, кто слабее тебя».

  1. Только ли в шахидах дело?

Шахиды сегодня, в основной своей массе, просто куклы, расходный материал. Но есть и кукловоды, те, кто вбивает в неокрепшие головы апологетику убийства и смерти. Правда, те, кто декларирует, что «мы любим смерть», любят ее издалека, для смерти есть расходный материал – рядовые шахиды.Недостатка в наставниках для них нет. Пока экономика палестинской автономии стоит на экспорте джихада, шахидов будут готовить идеологически и тренировать практически. Процесс этот очень инерционный. Он разгоняется не один день и тормозится не зараз. Невозможно Абу Мазену или Хании однажды проснуться и отдать приказ – прекратить!!!. Нет, этого не произойдет. «Смена вех» – процесс не одного дня.

Но являются ли преступниками подстрекатели? Они же не нажимали курок оружия, не бегали с ножами, не сбрасывали камни на автострады, они просто высказывали свое мнение. Свобода слова, господа!

Полно, какая свобода слова. Это боевая антиизраильская деятельность, составная часть терроризма. А раз так, то они должны нести ответственность наряду с оболваненными и вдохновленными ими бандитами.

Противодействие этим поджигателям джихада идет намного хуже, чем борьба с так называемыми «еврейскими экстремистами». Понять не сложно. Борьба с теми, кого называют «еврейскими экстремистами», поддержана «Великим и Гуманным Мировым Сообществом» и собственными либералами, а вот борьба с идеологами джихада такой поддержки не имеет. И получается, что «нет повести печальнее на свете», чем повесть о борьбе с Раедом Салехом.

На Северное крыло Исламского движения вообще, и Раеда Салеха в частности, за деятельность, которую Нетаниягу охарактеризовал, как опасное подстрекательство и создание угрозы жизням ни в чем неповинных людей, опустилась суровая карающая рука Израиля: эту организацию объявили незаконной. Но дело в том, что эта организация в течение многих лет занималась подстрекательством под лозунгом: «Аль-Акса в опасности». Это вызвало всплеск терроризма,  многие террористические атаки, осуществленные в последнее время, произошли благодаря этому подстрекательству. Так почему для принятия мер потребовались годы?

И как наказан этот Салех? Очень сурово, ему запретили покидать Израиль. А что, он очень стремился его покинуть? Что-то не верится. Второй, наказанный точно с такой же суровостью, это заместитель Раеда Салеха шейх Камаль Хатиб. Он очень доходчиво разъяснял палестинцам, что им нужен Халифат со столицей в Иерусалиме с последующим территориальным развитием на весь мир, а не ущербный и нежизнеспособный «Фалястын».

Ну и что, это «суровое» наказание заставит их прекратить антиизраильскую деятельность?

Идеологи терроризма являются его первопричиной и должны нести ответственность наравне с исполнителями терактов. Правда, это требование многим покажется некошерным. С таким подходом сложно понравиться Евросоюзу. А это нужно?

Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики Федерика Могерини призвала Израиль и Палестинскую Автономию проявить сдержанность, чтобы «не усугублять и без того взрывоопасную ситуацию». «Сдержанность» по ее мнению – единственный путь, дающий гарантии безопасности всем.

То есть в ответ на убийства надо проявлять сдержанность, и это убережёт от новых убийств? Ну-ну…

ЕС и всевозможные международные либералы, они далеко, есть проблемы ближе. Например, арабские депутаты Кнессета, открыто выражающие поддержку семьям террористов. Их пожурили, на несколько месяцев отстранили от работы. Объективно, это только добавило им популярности на арабской улице.

Плохо, господа, очень плохо.

Опасность таится не только в том, что такие вялые действия способны разрушать государство изнутри. Важно еще, что это множит ряды фанатиков-террористов, «псов войны», делающих свой бизнес на крови, и потому заинтересованы в бесконечной войне. Для них мир является «наименее желанным состоянием дел». Вне джихада они не видят смысла своего существования. В отличие от солдат они не придерживаются общепринятых правил, не уважают договоры и не следуют приказам, если они им не нравятся.

В войне с террором, а это именно война, почти невозможно победить, не добившись безоговорочной капитуляции противника. Необходимо вести войну с террором именно как войну, атаковать, наносить удар за ударом, без передышки. Арабы действуют так, как они сейчас действуют, только потому, что уверены в поддержке и в потере Израилем нравственных ориентиров.

А мнение об Израиле, как и раньше, зависит не

«от нашей приятности, а от нашей способности себя отстоять».

Марк Радуцкий

 

P.S.

Срок, не позволяющий высшим офицерам ЦАХАЛ занимать после увольнения в запас общественные должности, должен быть увеличен вдвое. Это поможет им в период службы меньше раздумывать о том, как их жесткое поведение во время службы в армии скажется на дальнейшей политической карьере.

 

Снова замаячили быль, боль,
Снова рвутся мальчики в пыль, в бой!
Вы их не пугайте, не отваживайте,
Спрашивайте, мальчики, спрашивайте,
Спрашивайте, мальчики, спрашивайте,
Спрашивайте, спрашивайте!

А. Галич. Спрашивайте, мальчики!

Февраль 2016

Источник

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Владимир Янкелевич

Автор Владимир Янкелевич

Журналист. Обозреватель по военно-политической тематике. Живет в Нетании (Израиль).
Все публикации этого автора

2 комментариев к “Закон для подчиненых

  1. КАК НЕОБХОДИМО ВЕСТИ ВОЙНУ С ТЕРРОРОМ? Окончание замечательной статьи Владимира Янкелевича с очень точными выодами: «В войне с террором, а это именно война, почти невозможно победить, не добившись безоговорочной капитуляции противника. Необходимо вести войну с террором именно как войну, атаковать, наносить удар за ударом, без передышки. Арабы действуют так, как они сейчас действуют, только потому, что уверены в поддержке и в потере Израилем нравственных ориентиров. А мнение об Израиле, как и раньше, зависит не «от нашей приятности, а от нашей способности себя отстоять». Увы, Израиль реально потерял нравственные ориентиры! Безнравственная деятельность нашего руководства, в том числе и прежде всего, военных лидеров Страны, поставила под удар весь еврейский народ и стала главной причиной безнаказанности наших врагов..

  2. В целом я совершенно согласен с автором. Плюс пара замечаний.
    О «сдержанности». Сдержанность — это вопрос критерия, то есть та черта, где сдержанность переходит в бесцельное мщение.
    К нашему удобству, во время обмена на Гилада Шалита ХАМАС. правящая в Газе структура, установила норму: один изроаильтянин =1000 «палестинцев». Вот это и нужно соблюдать. Если в ответ на гибель израильтянина, борясь с террором, Израиль уничтожил более тысячи «палестинцев» на одного убитого израильтянина, значит сдержанность проявлена не была. Меньше — Израиль сдержанность ПРОЯВИЛ. Ведь больше должен терять нападающий — ОН НАПАЛ ДОБРОВОЛЬНО, защищающийся имеет полное право на гораздо бОльший ущерб против нападающего.

    Арабы чувствительны К ДЕНЬГАМ, Поэтому деньги могут быть хорошим критерием к успешности в борьбе против «палестинского» террора.
    Нет сомнений, что заправляют террором БОГАТЫЕ «палестинцы», а не беднота. Поэтому, если семьи ПОДСТРЕКАТЕЛЕЙ к террору после ответа Израиля совершенно очевидно ОБЕДНЕЛИ по сравнению с такими же богатыми «палестинцами», но не принимавшими участия в терроре, эффект ДОСТИГНУТ. Нет такого — НЕ ДОСТИГНУТ.
    Обеднела ли семья Баргути, например?

    Думаю, что израильская разведка имеет достаточную инфу о тех, кто занимается подстрекательством против Израиля. Но связывает ли Шабак выдачу разрешений на работу в Израиле с контактами с подстрекателями? Ходит ли какндидат в ТУ мечеть, где произносятся подстрекательские речи? Знаком ли с семьей «шахида»? Учился ли с «шахидом» в одной школе и т.д.? — таким надо ОТКАЗЫВАТЬ и объяснять ЗА ЧТО.
    Такие «палестинцы» должны быть беднее тех, кто НЕ СВЯЗАН с террором, сторонится террористов. И ЭТО критерий эффективности работы с «палестинцами» — успешность Шабака и др. должна оцениваться и по этому критерию в числе главных.

Обсуждение закрыто.