Репатриация на деньги христиан

Репатриация на деньги христиан

JEWISH.RU

Репатриация на деньги христиан

Йехиель Экштейн – человек многогранный. Он раввин, причем не просто раввин – журнал Newsweek внес его в список Топ-50 самых влиятельных раввинов Америки. Также он писатель, опубликовавший семь книг, певец, выпустивший шесть дисков, и колумнист The New York Times и The Wall Street Journal. А еще он в течение нескольких лет был неофициальным советником премьер-министра Ариэля Шарона и послом доброй воли государства Израиль. Но главное дело жизни Экштейна – благотворительность. Он является основателем и президентом Keren L’Yedidut – благотворительного фонда с бюджетом в 150 миллионов долларов, который, помимо помощи нуждающимся и еврейским общинам в диаспоре, занимается репатриацией евреев в Израиль.

Наибольшая волна репатриантов сейчас идет из Украины. Почему евреи убегают из Украины, как собирать сотни миллионов долларов, на что тратит деньги «Сохнут» и почему происходит передел «рынка репатриации» Йехиель Экштейн рассказал специальному корреспонденту Jewish.ru Семену Довжику.

«Людьми из Днепропетровска, Одессы и Киева движут экономические мотивы»

Кто те репатрианты, которых привозит в Израиль ваш фонд: беженцы из районов боевых действий или же обычные репатрианты, бегущие от ухудшающегося экономического положения?

– И те, и другие. В течение последних полутора лет фонд помог тысячам беженцев из Донецка, Луганска, Мариуполя и других городов, куда пришла война. Около Житомира «Хабадом» при нашей поддержке был создан самый настоящий лагерь беженцев. Спустя какое-то время эти люди поняли, что в ближайшее время им не суждено вернуться в свои дома, и многие из них решили репатриироваться в Израиль, хотя еще каких-нибудь два года назад и слышать об этом не хотели. Кроме них, есть еще люди из Днепропетровска, Одессы, Киева – ими движут, прежде всего, экономические мотивы. И все они репатриируются через наш фонд, а не через Еврейское агентство «Сохнут». Мы самостоятельно занялись репатриацией чуть более полугода назад, и за это время нам удалось репатриировать почти 1500 человек.

Так что, из Украины никто больше не репатриируется через «Сохнут»?

– Думаю, какое-то количество репатриантов из Украины «Сохнут» всё же привозит. Но то, что дает репатриантам «Сохнут» – это билет на самолет. И всё.

А что дает репатриантам ваш фонд?

– Прежде всего, мы предоставляем единовременное пособие в размере $1000 каждому репатрианту из Украины. Но самое главное – у нас есть команда специальных координаторов, которые прикрепляются к каждой семье, причем первый контакт координатора с семьей происходит еще до репатриации. Эти люди связывают репатриантов с муниципалитетом того города, куда они едут жить, записывают детей в школы. Наши сотрудники идут вместе с новоприбывшими в Институт национального страхования, на почту, записывают людей на курсы переквалификации и т.д. Мы даже оплачиваем лечение зубов в течение первого года после репатриации, даем людям субсидии для съема жилья. В общем, нужно быть абсолютно сумасшедшим, чтобы не репатриироваться с нами. Мы верим: чем быстрее интегрируются эти репатрианты, тем больше людей решит пойти по их стопам.

А что, «Сохнут» не может делать то же самое?

– За последние 15 лет мы перевели «Сохнуту» 176 млн долларов. Так что все те, кто репатриировался из Украины и ранее, приезжали за наш счет, только через «Сохнут». Но я видел, что этого недостаточно – есть немало желающих, которые хотели бы переехать в Израиль, но их отпугивают многочисленные сложности.

«Ко мне обратился Биньямин Нетаньяху и попросил 2 млн долларов»

Получается, что фонд делает сегодня для репатриантов из Украины практически то, что для репатриантов из США и Канады делает организация Nefesh B’Nefesh?

– Открою вам секрет: я также приложил руку к созданию Nefesh B’Nefesh. Десять лет назад, когда этой организации еще не существовало, ко мне обратился Биньямин Нетаньяху и попросил 2 млн долларов. Мы эту сумму предоставили.

Я хочу понять, как это технически работает на Украине. До настоящего времени каждый еврей знал: если он хочет репатриироваться, ему необходимо пройти интервью с израильском консулом, затем обратиться в «Сохнут» и получить билет на самолет. Как сейчас происходит репатриация?

– Информация передается из уст в уста. Полгода назад, когда мы только начинали, мы давали рекламу в еврейских газетах и на радио. Начинали с одного рейса в месяц, несколько месяцев назад перешли на два рейса ежемесячно. Если будет больше желающих – мы и три рейса в месяц потянем.

Я пытаюсь понять – вы координируете ваши действия с посольством, с министерством абсорбции?

– Посольство выдает репатриантские визы. Я понятия не имею, сообщают ли там, что у людей есть возможность выбора между нами и «Сохнутом». Хотя все наши действия мы координируем и с министерством абсорбции, и с израильским МВД.

– Если всё скоординировано, почему всплывают истории о том, что кто-то из привезенных вами репатриантов не получил свой багаж в аэропорту или чиновники не выдали документы?

– За три дня до полета мы проводим специальный семинар для репатриантов, где подробно объясняем, что их ждет в Израиле. Ну, а все эти истории распространяются людьми из «Сохнута», которым очень не нравится наша деятельность на Украине. Их можно понять: раньше ежегодно «Сохнут» получал от нас 13 млн долларов, а теперь не получает ни копейки. Несколько месяцев назад действительно был случай, когда на рейс записалось очень много людей. Как правило, мы даем людям возможность взять на борт 70 кг багажа, почти в два раза больше, чем позволяет «Сохнут». Самолет оказался перегруженным, и поэтому весь багаж мы доставили на следующий день специальным рейсом, заранее предупредив об этом репатриантов. Лучшее доказательство тому, что наша система работает, – у нас нет отбоя от репатриантов.

«У “Сохнута” серьезнейшие финансовые проблемы»

Так что же произошло, что спустя столько лет сотрудничества вы решили разорвать все связи с «Сохнутом» и стали его конкурентом?

– Во-первых, мы не конкурируем с «Сохнутом». Мы просто по-другому строим свою работу, концентрируясь не на организации полетов, а на интеграции новоприбывших. Чуть больше года назад я побывал в том самом лагере беженцев в Житомире, говорил с людьми и задал вопрос: сколько посланников «Сохнута» по репатриации здесь работают? Оказалось, что во всей Украине действует один-единственный посланник. И именно в это время она находилась в отпуске в Израиле, ведь дело было летом. Тогда я уже сам себе задал вопрос: куда же идут все те деньги, что перечисляет наш фонд? Многие годы я просидел в правлении Еврейского агентства, и мне прекрасно известно, что «Сохнут» сменил свою стратегию. Отдел репатриации был ликвидирован, «Сохнут» теперь концентрируется на сохранении еврейской идентификации. Но сейчас возникла ситуация, когда на Украине есть настоящие беженцы. В лагере беженцев в Житомире находятся 2600 человек, они готовы приехать в Израиль, только работать с ними некому. Это полнейший абсурд. И это позор. И я понял – мы сами можем это делать. Точно так же, как это сделал Nefesh B’Nefesh, мы сделаем это на Украине.

У нас нет цели занять место «Сохнута». Наша цель – привезти как можно больше репатриантов, так как идет война, экономический кризис, разгул антисемитизма. Месяц назад я побывал в Молдове и получил просьбу начать репатриацию и оттуда, так что в ближайшее время мы начнем рейсы из Молдовы. Мы начинаем работать и во Франции, уже несколько месяцев тщательно к этому готовимся. Мы также доставили в Израиль несколько репатриантов из Турции.

А недавно привезли 30 евреев из одной арабской страны, название которой я не имею права упоминать из соображений безопасности. Мы нигде это не публиковали. Эти люди уже долгие годы были готовы приехать в Израиль, и всё, что они просили – предоставить им субсидии на жилье на первое время. Мы им эти субсидии предоставили. Еще одна страна, откуда мы готовимся репатриировать евреев, – это Венесуэла. И все-таки мы не конкуренты Еврейскую агентству. У «Сохнута» серьезнейшие финансовые проблемы, с каждым годом их бюджет уменьшается. Они вынуждены были закрыть отдел репатриации, а для нашего фонда репатриация – это одно из основных направлений деятельности, наряду с абсорбцией, помощью нуждающимся и безопасностью.

Вы еще и безопасностью занимаетесь?

– Да, мы помогаем еврейским общинам в диаспоре обеспечить свою безопасность в тех странах, где можно ожидать нападения на еврейские общины. Мы также сотрудничаем со многими еврейскими организациями. С помощью «Хабада» мы оказывает помощь 65 общинам в разных странах. Сотрудничаем и с «Джоинтом», переводя ежегодно 13 млн долларов на помощь еврейским общинам в странах бывшего СССР. Сотрудничаем с Всемирным ОРТом. Помогаем раввинам, и не только принадлежащим «Хабаду», например, Блайху в Киеве или Гольдшмидту в Москве. Спонсируем дом сирот «Тиква» в Одессе, и многое другое.

Для осуществления всех этих целей мы ежегодно собираем пожертвования на сумму 150 млн долларов. У нас, в отличие от «Сохнута» и многих других еврейских организаций, есть деньги. Если бюджеты других еврейских организаций постоянно сокращаются, наш бюджет только увеличивается, а мы существуем уже 33 года. И если к нам обращается еврейская община Молдовы или Венесуэлы с просьбой не только поддержать местную еврейскую общину, но и помочь с алией, то мы с радостью это делаем.

«У Израиля – миллионы друзей-христиан»

Раввин Экштейн, ваш фонд существует во многом за счет пожертвований христиан-евангелистов. То есть вы получаете пожертвования христиан и на эти средства перевозите евреев в Израиль. Вам это кажется логичным?

– Логичным? Нет, это нелогично. Это стыд и позор! Как и то, что христиане собирают пожертвования на помощь выжившим в Катастрофе, живущим в Израиле. Но что поделать?

Мы самая большая филантропическая организация в Израиле на сегодняшний день. Мы действуем в 216 муниципальных центрах. Только на Рош а-Шана мы предоставили субсидий на сумму 5 млн долларов, чтобы дети в интернатах и матери-одиночки могли приобрести еду. Мы больше всех перечисляем дотаций Армии обороны Израиля – около 7 млн долларов ежегодно. Всё это нелогично! В еврейском мире достаточно денег, но только эти деньги идут на совершенно иные нужны.

Вы должны понять одну очень важную вещь: среднее пожертвование, которое получает наш фонд, это 76 долларов. Среди наших спонсоров нет миллионеров-олигархов. За все 33 года существования фонда мы ни разу не получали пожертвования на сумму в миллион долларов. Наши спонсоры – это самые обычные люди, которые в чем-то себе отказывают и перечисляют эти деньги на благотворительность. Есть и те, кто перечисляет 10% своей пенсии. Это логично?

Что движет вашими спонсорами?

– Я начал выстраивать взаимоотношения между христианами и евреями почти 40 дет назад. Сегодня у фонда есть полтора миллиона спонсоров, которые жертвуют суммарно 150–160 млн долларов. Они верят в Танах, в евреев как избранный народ. В книге Берешит Всевышний обещает Аврааму: «Благословлю благословляющих тебя». И вот эти люди верят, что помогать еврейскому народу – это их святая обязанность. Вы, наверное, всё время слышите, что вокруг нас одни антисемиты и все ненавидят Израиль, а на самом деле у Израиля есть миллионы друзей-христиан.

В начале интервью вы рассказали о том, что стояли у истоков создания организации Nefesh B’Nefesh. Известно, что глава правительства Биньямин Нетаньяху всячески способствовал созданию этой организации и всегда ее поддерживает. Поддерживает ли он также и деятельность фонда Keren L’Yedidut?

– Как только мы привезли первый рейс из Украины и стало известно, что всё это сделано на деньги евангелистов, все ортодоксальные евреи в буквальном смысле отвернулись от нас. Видимо, то, что мы делаем, не заслуживает публичной поддержки главы правительства.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Штрайхер

Автор Александр Штрайхер

писатель, одессит, проживает в Бруклине, Нью-Йорк
Все публикации этого автора

1 комментарий к “Репатриация на деньги христиан

  1. Интересное интервью, но его сделал не Штрайхер, который красуется перед началом статьи, а другой человек.
    Совесть нужно все-таки иметь!

Обсуждение закрыто.