Владимир Зак — человек редкой духовной красоты

zak4

Восемь лет назад, 13 августа 2007 года, ушел из жизни Владимир Ильич Зак. Выдающийся музыкант, ученый огромного таланта, блистательный лектор, общественный деятель. Владимир Зак известен как один из ведущих исследователей закономерностей мелодики XX века, автор пяти книг и более трехсот публикаций.

124ZakДля всех, кто имел счастье общаться с Владимиром Заком, он остался в памяти как человек редкой духовной красоты. По мнению И. Золотовицкой, «это был гений общения, от которого исходила теплота и доброжелательность, искренний, неподдельный интерес к собеседнику, к людям… Одним словом — ярчайшая личность, уникальная в своем роде».
Афоризм Аристотеля «все хорошее — от удивления», красной нитью проходящий через все значимые работы Зака, был его жизненным девизом. Это изречение как нельзя лучше отражает мировоззренческую и психологическую особенности Владимира Ильича Зака, органично соединяющие в себе врожденную способность к удивлению (а шире — сохранение непосредственной детскости и в чем-то наивности) и последовательно воплощаемую им установку на добро.
Еще одна важная черта его личности — уникальный актерский талант и вытекающие из него лекторское дарование и мастерство пародиста. Блестящий артистизм окрашивал все, к чему бы он ни прикасался. Зак-человек во многом определил направленность Зака — ученого и общественного деятеля. Его письменный слог, необычайно красивый, музыкальный, ритмичный, своей броскостью, плакатностью, патетикой, использованием приемов диалога с читателем напоминает в большей мере пламенную речь, нежели научное исследование.
Основную часть своей жизни Владимир Зак посвятил изучению закономерностей песенной мелодики. Учение о мелодике Владимира Ильича Зака можно без преувеличения отнести к самым выдающимся достижениям музыкознания ХХ века. Оно дает исследователям универсальный инструмент для изучения как явных, так и скрытых закономерностей, характеризующих тональную мелодику. В центре его теории лежит обоснование ученым «линии скрытого лада» (ЛСЛ) — явления, объединяющего в себе мелодические и ладогармонические свойства.
Важнейшей темой исследований Владимира Зака была и еврейская музыка. Еврейская интонация окружала его с самого рождения. Песнями и языком идиш она постоянно звучала в его семье и в кругу друзей. И не случайно молодой Зак, студент-композитор, писал именно еврейскую музыку.
Разумеется, Владимир Зак не ограничивал себя изучением лишь особенностей еврейской интонации и еврейского менталитета, генерирующего эту интонацию. Он также исследовал взаимодействие еврейской музыки, а шире — еврейской культуры с культурами тех народов, среди которых евреи жили на протяжении веков.
Так, в 1997 году в Нью-Йорке была издана написанная в США книга Владимира Зака «Шостакович и евреи?». В этой книге автор раскрыл философскую тему генетической связи общечеловеческого гуманизма и еврейской культуры.
В своем исследовании он нашел ответ на вопрос вопросов: почему Шостаковичу для достижения его творческих целей была необходима именно еврейская музыка? Дело в родственности душ, в близости ментальности. Еврейская музыка на протяжении двух тысяч лет аккумулировала боль и страдания притесняемого и гонимого народа, неоднократно подвергаемого уничтожению. Но эта музыка впитала в себя и многовековое противодействие злу вселенского масштаба. Отсюда в ней причудливое соединение смеха и слез, радости и ужаса, надежды и отчаяния. Уверен: мудрый философ, великий гуманист, гениальный художник, русский интеллигент Д. Д. Шостакович, ощущая гнет одного из самых кровавых диктаторских режимов, не мог не испытывать подобные же чувства.
По мнению Владимира Зака, «шедевры Шостаковича рождались в эпоху тоталитаризма, где жизнь каждого из нас постоянно контролировалась жестокой системой власти, где за малейшую провинность “замуровывали в стену”. Параллели со строителями пирамид у египетского фараона здесь отнюдь не надуманные. Психика еврея, словно бы “закодированная” на сопротивление (со времен египетского плена), настоятельно требовала упразднения “власти тьмы” и выхода на свободу. Не это ли “резонировало в унисон” с музыкой Шостаковича, где сопротивление деспотизму (явное или скрытое) составляло основу процесса становления личности?!»
Анализируя произведения композитора, Владимир Зак нашел множество совпадений, объединяющих социально-психологические черты евреев и Шостаковича. Это и сомнение, рожденное атмосферой подозрительности, это и самоирония, это и смех сквозь слезы, и язык жестов с глубоким подтекстом. n15025
Важной вехой в жизни Владимира Зака стали его многолетняя дружба и сотрудничество с известным раввином и философом Львом Кацином, главным редактором американской газеты на русском языке «Еврейский Мир». Именно «Еврейский Мир» в 1992 году впервые опубликовал статьи Зака, ставшие основой его будущей книги «Шостакович и евреи?».
Дружба Владимира Зака и Льва Кацина была проявлением духовной близости двух евреев — философа-музыковеда и философа-раввина. Но не только.
Для каждого еврея иудаизм не просто религия. Это — руководство к действию. 613 заповедей, обязательных для исполнения, регламентируют всю его жизнь от теологических вопросов отношения со Всевышним до моральных и этических проблем взаимоотношения между людьми и даже до бытовых вопросов повседневности.
Как раввин для еврея не просто духовный наставник, но учитель в широком смысле слова и этический эталон для подражания, так и Зак был таким учителем, наставником для многих и многих окружавших его людей: родных и друзей, коллег и начинающих ученых. Учителем он стал и для меня.
Мне посчастливилось тесно и много общаться с Владимиром Заком в Москве. Но затем судьба распорядилась так, что с 1991 года мы оказались по разные стороны Атлантического океана: я — в Израиле, он — в США. И наши контакты свелись к коротким телефонным беседам и трем моим визитам к Закам в Нью-Йорк. Но даже сейчас, заканчивая новый композиторский опус, я спрашиваю себя: «А понравился бы он Володе?» И поныне, сталкиваясь с этической дилеммой, я задаюсь вопросом: «А как поступил бы Зак на моем месте?»
Владимир Зак остается в сердцах всех знавших и любивших его. Остается он и в памяти Льва Кацина. Именно поэтому сегодня «Еврейский Мир» на своих «интернетовских страницах» публикует фрагмент телевизионной передачи Льва Кацина «Древо Жизни» о еврейской музыке и еврейской душе. За что мы, ученики, друзья, коллеги и последователи учителя Зака выражаем нашу самую сердечную и искреннюю благодарность раввину Кацину.
Игорь ГАЛЬПЕРИН, композитор, музыковед и пианист, лауреат премии премьер-министра Израиля по композиции 2004 года

Тель-Авивский университет

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

4 комментариев к “Владимир Зак — человек редкой духовной красоты

  1. Как удивительно своевременно душевно и точно звучат сегодня слова Владимира Зака. Спасибо за это прекрасное жизнеутверждающее интервью!

  2. Не могу рассказать, как взволновали меня прекрасная статья о бесконечно дорогом мне Володе и, в особенности, потрясающее интервью с ним! Спасибо мудрому Ребе Кацину за то, что, с таким тактом направляя беседу, инспирировал вдохновение своего партнера и дал возможность столь полно раскрыться его неповторимой индивидуальности.
    Как я горюю, о том, что Володи нет! Когда мы виделись последний раз, в Нью Йорке, в 2001, я даже представить себе не мог, что настолько переживу его. Какое счастье, что он был в вашей жизни — а также и моей!..

  3. Владимир Ильич был моим учителем в муз.школе им.Стасова по классу музыкальной литературы в 1959-1962 г.г. Мы его боготворили, особенно мальчишки, хотя иногда и спорили с ним. Мне он запомнился тем, что в каждом из нас, учеников, видел самостоятельную личность. Хотел бы знать, жива ли Майя Львовна Корсунская. В 1962 году мы с ней на двух роялях исполняли Аренского.

Обсуждение закрыто.