Антигерой

Clip2net_200108201015cccc

Подумалось — в эпоху всенародных празднеств не написать ли ещё об одном «маленьком еврейском мальчике, который выбился в боги»? Тем более, что ему удалось «объединить народ». По сей день выходцев с Востока в Израиле невежливо кличут «фрэнками» (из-за французского языка в колониях Северной Африки) — но Яков Франк, один из известнейших лжемессий, был по рождению «Лейбовиц». Прозвище это строго ашкеназское, а вошедшее в энциклопедии имя обретено в турецком Измире и там оно означает «выходец из Европы»! Потрёшь сефарда — выскочит ашкеназ? Ещё объединение — при имени антигероя все евреи начинают плеваться.

Знай Ильф с Петровым получше еврейскую историю, в список «сравнительно честных способов изъятия денег» Остап Бендер включил бы религиозные трансформации. Мусьё Франк успел из иудейства через шабтианство перебраться в католичество, принимал ислам в общине дёнме (последователей лжемессии Шабтая Цви), вёл переговоры о переходе в православие — и мастерски надувал всех!

Родился проказник в 1726 году в деревне Королувка, нынешняя Королёвка на Тернопольщине. Есть, впрочем, мнение, что отрок явился на свет в заселённом на три четверти евреями городке Бучаче, на улице Королувка — уроженец Бучача Шмуэль Агнон показывал сей дом. По этой, по иной ли причине болезненно властолюбивый Яшенька всегда метил в короли. Юношей он был крайне резвым и страстным, не желавшим подчиняться правилам. Правилом жизни видел самого себя, свои желания и намерения.

Вероятно, его отец был шабтианцем — на Подолии после волн резни существовало немало мессианских групп. Люди искали ответ на мучительные вопросы там, «за пологом тайны», где разум буксует и любая поверхностная ассоциация предложит «скорое спасение». Так рождается большинство «мессианских» сект, не только у евреев. Хасидизм тоже зародился на Подолии, здесь жили Бааль Шем Тов и его близкие ученики, но хасиды искали ответ не в бунте, а в глубинах Устной Торы. Бааль Шем Тов был примерно ровесником отца Якова Франка.

Турецкие евреи
Турецкие евреи

Любопытно, действительно ли у шабтианцев существовала традиция, что перед неожиданной смертью Шабтай (1626-1676) предупредил: «через 49 лет и 9 месяцев я рожусь заново» — или это сочинило его жуликоватое «перерождение»? Ежели так, с юных ногтей вокруг Яшеньки нечто гуляло. Может, в нём возродился не добравший радостей жизни предтеча, который даже не прикоснулся к двум первым красавицам жёнам и дал каждой развод, а в иных мирах из-за этого страшно переживал? Яшенька будет старательно «искупать ошибку».

Не вполне ясно, отчего семья вынуждена покинуть Подолию,- возможно, отца поймали на контрабанде шабтианских писаний. После Львовского съезда раввинов на шабтианцев наложен «херем» (отлучение) и они на время ушли в подполье. В начале 1750-х Европу всколыхнула идейная война между сторонниками великих раввинов Якова Эмдена и Йонатана Эйбешюца. Первый обвинял второго в скрытом шабтианстве и, видимо, напрасно, но случайно ли стал шабтианцем сын рава Йонатана Вольф? После свары авторитет раввинов ослабел, херемы, которые стороны поочерёдно накладывали друг на друга, утратили силу сдерживания — и сектанты почувствовали себе куда вольготней.

Лейбовицы перебрались, видимо, через год после рождения Якова. Они осели в Черновцах (Карпатская Буковина тогда принадлежала Турции), Яков получил здесь некоторое еврейское образование. Необильное — серьёзно изучать «сухие» алахические премудрости ему решительно не хотелось, да и старина Шабтай давно уже заменил 10 Заповедей своими «18 речениями», исключив «не прелюбодействуй». Мозгодробительную доктрину «очищение через грех», «чем хуже, тем лучше», тоже не Франк изобрёл и не на нём она закончилась. (Помните мудрое ленинское: «поражение своих правительств» в Первой Мировой?) Не знаю, всем ли пасквилям на шабтианцев можно верить, но кое-какие «очищения через грех» они употребляли. Не зря ж Шабтай проповедовал, что «правильный пацан» опускается в бездну зла, добывает из неё «потерянные искры» и тем увеличивает добро. Хотя, поскольку в личной жизни Шабтай пользовал сугубую аскезу, истинно пышного расцвета доктрина достигла лишь с появлением франкистов.

Лянцкорунь, старая синагога XVIII века. Фото 1930 г.
Лянцкорунь, старая синагога XVIII века. Фото 1930 г.

Между строк, есть ещё одно сходство с вождём мирового пролетариата: Яков бравировал своей «необразованностью», преувеличивал её, именовал себя «ам а-арец» (неуч) — мол, от сохи. С помощью сего нехитрого трюка он парировал доводы раввинов простецкими репликами в духе: «хлеб народам, земля крестьянам». Ильич ой как хвалил немецкого публициста Дисгена-старшего, прославившегося одним: хлёсткими ярлыками. Одолженный у него «профессорский шарлатанизм» облегчал Ленину полемику с высоколобыми оппонентами. На деле-то Франк был не столь уж прост — хотя, конечно, в диспутах с раввинами лично не участвовал, посылал начитанных приближенных.

Семья переезжает в Бухарест, в 13 лет Яков становится подручным у местного купца-еврея. Видимо, бизнесменом он был хватким и постепенно разбогател. Торговля шла в основном драгоценными камнями и восточными тканями, по делам бизнеса Якову приходилось часто бывать на Востоке. В частности, в Смирне, Салониках и Никополе — центрах обитания как еврейских последователей Шабтая, так и перешедших в мусульманство его адептов, «дёнме» (от турецкого dönme, отступник). В болгарском Никополе он нашёл супругу — 14-летнюю Хану, дочь богатого купца; на бракосочетании в 1752 году двумя свидетелями стали последователи умершего Берахьи Руссо (Осман-Баба, 1676 — примерно 1720).

Не знай я о перевоплощении душ, убедиться бы на примере! По крайней мере, уж точно так у плутов. Судите сами — в дальнейшем Яков Франк, объявив себя мессией и по совместительству богом, что прекрасно укладывалось в его эклектическую еврейско-мусульманско-христианскую доктрину, настаивал на периодическом «воплощении бога в мессиях» и прочих уважаемых гражданах. Сам он кучковался то с царём Давидом, то с праотцом Яковом, то с Иисусом, то с Мухаммадом… Но последними неизменно оказывались Шабтай Цви и Берахья Руссо. Берахья был самым радикальным из лидеров шабтианцев, с его последователями, сектой внутри секты, прозванной «каракашлар» (чернобровые), другие дёнме знаться не желали. Вот некоторые штрихи из учения Осман-Бабы. «Высшее божество не несёт никакой ответственности за творение». «Есть Тора мессианских времён, особый свод законов, когда всё становится наоборот». «36 запретов, связанных с отсечением души, ныне есть заповеди делай». Руссо включил в этот список «заповедей» оргии, инцест, трефную пищу… Прочие его новшества, в основном, заимствованы у суфиев секты Бекташи.

Титульный лист и рассказ о Каменецком диспуте в антисемитской книжке Złosc Zydowska w Zamęczeniu Dzieci Katolickich («Еврейская жестокость при мучениях католических детей»). Люблин, 1774 г. Фото Jagiellonian Digital Library
Титульный лист и рассказ о Каменецком диспуте в антисемитской книжке Złosc Zydowska w Zamęczeniu Dzieci Katolickich («Еврейская жестокость при мучениях католических детей»). Люблин, 1774 г. Фото Jagiellonian Digital Library

Яков Франк, несомненно, умел влиять на людей. Предполагаю, были у него и парапсихологические способности — нередко силы нечистоты награждают ими своих адептов, дабы усилить людские искушения. Он, приезжий, попытался стать лидером в общине каракашларов. Ещё в 1750 в Смирне некий «хахам Иссахар из Подгайцев» посвящает его в шабтайско-берахьевую «каббалу». Вскоре после женитьбы, 5 ноября 1752 года Франк основывает в Салониках «бейт-а-мидраш» (ешиву) и его начинают величать «хахамом» — мудрецом. Через пару недель нелюбителю Талмуда начинает являться «святой дух» (не знаю, с рожками или без) — в частности, рекомендуя перейти в христианство. Через полгода, наигравшись в Великого Учителя, он перебирается в Смирну… Но бизнес не выгорает, сектанты брать шефа со стороны не намерены. Когда Франк начинает открыто нарушать еврейские законы, дабы покорить этим принявших ислам дёнме, турецкие евреи, завидя тень Шабтая и помня принесённые тем несчастья, начинают с Франком борьбу. Власти Турции, наслышанные о прежней смуте, тоже прижимают героя, старые семьи шабтианцев, которых «мессия» пробует потеснить, отмахиваются… Зато в Европе смута, под шумок борьбы партий «Эмден-Эйбишюц» выходят на сцену мессианские группы, которых особенно много в Подолии и Галиции.

И в 1755 году Франк с тремя сторонниками прибывает в Польшу, создаёт в родной Королувке группу из 12 последователей и отправляется с проповедями по шабтианским центрам — Йезержаны, Копичинец, Буск, Давыдов, Львов, Рогатин… Бурый успех! Естественно, учение модернизируется по запросам населения, включает элементы, популярные у польских адептов Шабтая. Создатель становится «триединым», делится на Первопричину («Древнего Старца»), «Святого Царя» и женское начало, «Святую Сударыню» — нечто среднее между «Царицей неба» идолопоклонников, Святой Девой католиков и, не будь рядом помянутым, Высшим Присутствием, Шехиной.

Царь периодически воплощается, нынче — в Яшеньку. Любимая доченька, красавица и мастерица интриг Ева (1754-1816), когда подрастёт, заделается «Святой Девой», адепты будут хранить в домах её статуэтки, а старшие братья исполнять её наказы. У Франка гарем — плотские страсти есть, как вы понимаете, затерянные искры и их необходимо извлечь, дабы достичь желанной гармонии мужского и женского начал. Хотя злой пророк Билам предупреждает в Пятикнижии: «Б-г этого народа ненавидит разврат»…

Вы спросите — какова сердцевина неоднократно менявшегося учения Франка? Отвечу словами автора: «Я пришёл разрушить, освободить вас от пут Закона». Не случайно Подолия и Галичина одновременно были и центрами «Аскалы», европейского «просвещения» евреев. У благообразного «просвещения» была обратная сторона: отход от Традиции. Или, для начала, размывание её основ, уравнение Б-жественного Закона с интересными и нередко полезными, но относительными и заземлёнными знаниями и навыками. «Нет нового под Солнцем»…

Изенбургский замок в Оффенбахе, где жил Якоб Франк
Изенбургский замок в Оффенбахе, где жил Якоб Франк

В июне 1756 во время ярмарки в местечке Ланцкоруни Яшу с сотоварищи застукали за очередной оргией — граждане сплясали вокруг голой дамочки, видимо, символизировавшей для них Тору(!), а затем, согласно греческим и тантрийским традициям, воплощали без разбору единство противоположных начал. По жалобе местных иудеев весельчаков арестовали. Франка как турецки-поданного назавтра выпустили, но ему пришлось перебраться через польскую границу в Хотин. Остальных собрались судить церковным судом, ибо обвинения носили религиозный и моральный характер. Несколько франкистов явились тогда к раввинам с покаянной и поведали о нравах и обычаях в братстве — посыпались отлучения, вплоть до всепольского на съезде в Староконстантинове. И тогда Яшенька делает гениальный ход — он обращается к каменец-подольскому епископу Николаю Дембовскому, грозившему еретикам инквизицией, и объявляет: учение наше — истинное, основанное на каббалистической книге «Зоар», из которой следует правильность христианской Троицы, особливо в католическом исполнении, боремся мы только супротив Талмуда, хотим креститься и распространять христианство среди заблудших иудеев.

Успех — феерический! Узники освобождены, в июне 1757 по предложению франкистов под эгидой Дембовского устроен диспут между иудеями и франкистами — угадайте, кто объявлен победителем? Яши, конечно, нету, его представляют наперстники. 14 октября 1757 года беспристрастный суд под предводительством уже ставшего львовским епископом Дембовского штрафует еврейскую общину Ланцкоруни на 5000 злотых в пользу невинно угнетённых франкистов и заодно взыскивает 152 венгерских флорина в пользу церкви в Каменец-Подольске. Двоих евреев приговорили к плетям — не подглядывай, когда люди занимаются теологией! Жён, самовольно оставивших мужей-франкистов — видимо, не вполне осознав святость новой формы коллективного служения, полиция возвращает мужьям. Но особенно приятно, что Талмуд объявлен «еретической книгой», по стране, сбросив маски, принялись рыскать франкисты с полицейскими-жолнерами, врываться в дома и синагоги, захватывать книги и тащить их на сожжение в Каменец-Подольский; оценка ущерба — 10000 книг.

Через месяц неожиданно умирает Дембовский — то ли небеса пресытились, то ли настоящими каббалистами оказались не франкисты — и вакханалия останавливается, новый епископ выгоняет делегацию франкистов, христиане снова их считают еретиками, а ненависть евреев они честно заслужили. Быстро самому богочеловеку и сторонникам становится ясно, что треба переходить к новому пахану. И франкисты изобретают новую мульку: во Львове заправляет ярый миссионер каноник Стефан Микульский, свято верующий в Кровавый навет. Сектанты просят о втором диспуте, обязуясь доказать на нём кровожадность иудеев и заодно дружно креститься. Как Яков не выпрашивал цену подороже, ушлые ксендзы заставили-таки новых братий выполнить обещание. Сперва — тысяча, а за годы крестики надели больше 20 тысяч евреев.

Кажется, нет такой мерзости и предательства, которым бы не отдали честь франкисты — если уж еврей собрался падать… Диспут они, конечно, «выигрывают» и, ничем не брезгуя, выпускают книгу, объявляющую Кровавый навет доказанным. Хотя после речи рава Рапопорта, про пунктам продемонстрировавшего всю его бредовость, даже антисемиту Микульскому приходится отложить вопрос «до нового рассмотрения».

Сам Франк крестится дважды, во Львове и назавтра в Варшаве, где его восприемник — сам король Август III. Однако установив, что «новые христиане» держатся обособленно, с прочими не женятся и вообще творят непонятно что, в феврале 1760 Франка отправляют в Ченстоховскую крепость на 13 лет, дабы не портил «добрых католиков». Там он становится для адептов «святым мучеником» и проникается военной обстановкой. Попытка освободиться с помощью перехода в православие в 1767 году провалилась — попам рассказали про «облико морале» соискателей; переход в мусульманство в 1757-58 годах в Бессарабии остался невинной шуткой по потребностям…

Новый поворот сюжета — Франк, в 1772 освобождённый и денежно вознаграждённый российским главнокомандующим Бибиковым — видимо, за шпионаж франкистов в пользу русских,- вводит среди сторонников военную систему. Заместо «апостолов и апостолиц» — отныне «казаки», «уланы» и «гусары», обученные стрельбе и фехтованию. Купив в 1788 замок в Оффенбахе и выговорив себе баронство, Франк проживёт там до смерти 10 декабря 1791 года, общаясь только со своими сторонниками.

Затем власть и богатство переходят к единственной в еврейской истории женщине, претендовавшей на роль «мессии» — Еве Франк. Милашка в молодости кружила головы начиная от австрийского императора Йосифа II и привыкла, как папочка, жить на широкую ногу. Когда ж богатства были прогуляны и должники добились решения суда о взыскании — она неожиданно умирает. Ходили слухи, что на самом деле бежит с любовником в Америку.

Дальше идёт почти хлыстовская история франкизма, Распутина на них нет! Заодно через «новых христиан» в массонские ложи проникают иудейские символы — и вот они, жидо-массоны! Многие выдающиеся деятели польской культуры с этой публикой связаны — Адам Мицкевич, Мария Шимановская, близкий к Дантону и вместе с ним казнённый французский революционер Мозес Добрушка…

Ныне в Польше проснулся интерес к Яшеньке — фильмы, книги; Ольга Токарчук в октябре 2019 получает Нобеля, в первую очередь за посвящённую ему «Книгу Якова…». Франкистская идейка «Иудополонии» как «царства Эсава, к которому должен прийти Яков», гуляет по Польше…

5-Depositphotos_19508375_s-2019ффффффффффф

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Арье Юдасин

Автор Арье Юдасин

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *