О вреде мифов

2

Марк Аврутин

По мнению известного израильского историка Ури Мильштейна, армия еврейского государства в наиболее серьёзных столкновениях между израильскими и арабскими частями во время Шестидневной Войны проявила себя достаточно непрофессионально. Хотя удивительные достижения Израиля в ходе той войны принято объяснять лишь качественным превосходством вооружения и боевым мастерством армии. Но, как утверждает Ури Мильштейн, можно лишь говорить, что израильтяне совершали меньше ошибок, чем арабы.

Один из примеров, заставляющих говорить о чуде Шестидневной Войны, произошел на Синайском полуострове. Утром в день начала войны египетский грузовой самолёт типа «Ил-14», прибывший из Каира, приземлился на военной базе Рапидим в центре Синайского полуострова. На борту самолёта находились заместитель президента Египта маршал Эльхаким Гамар и высшие офицеры египетской армии. С целью обеспечения безопасности этого рейса силы противовоздушной обороны Египта от Каира до границы с Израилем получила приказ не открывать огонь. Благодаря этому, израильские «Миражи», разбомбившие египетские аэродромы на Синае и в районе Суэцкого канала, фактически не встретили сопротивления.

Но дальше произошло нечто ещё более невероятное. На обратном пути в Каир самолёт с высшим египетским командованием над Суэцким каналом обнаружил, что летит в окружении израильских «Миражей», которые по неизвестной причине не стали сбивать вражеский самолёт. Маршал Гамар объяснил такое «милосердие» израильтян тем, что его армия уже разгромлена и отдал приказ о полном отступлении всех египетских сил с Синая, надеясь сохранить хотя бы часть войска. Отступление быстро переросло в повальное бегство, что действительно привело к сокрушительному поражению.

А кому приписать заслугу в том, что израильская армия вошла в древние города Шхем и Иерихон без боя, так как танки израильтян в клубах пыли были приняты за иракские танки, пришедшие на помощь. Поэтому жители этих городов встретили израильские войска цветами и рисом. А Хеврон был по сути освобождён вообще одним человеком – главным раввином Армии Обороны Израиля Шломой Гореном, который случайно опередил израильские войска и в одиночку ворвался в город Праотцев, уверенный в том, что армия уже в городе. Он потребовал ключи от древней святыни – дворца, где похоронены легендарные прародители еврейского народа Авраам, Сара, Ицхак, Ривка, Яаков и Лея и куда на протяжении 700 лет евреям вход был закрыт. Лишь затем в Хеврон вступил 68-ой батальон 16-ой иерусалимской дивизии, официально освободивший город.

Image result for ‫מלחמת ששת הימים הר הבית‬‎Даже освобождение самой столицы Израиля – Иерусалима и Храмовой горы – важнейшего национального центра — произошло как будто бы благодаря нелепой случайности. Служащая израильской военной разведки, прослушивая арабское радио, услышала, как арабский диктор сообщает о вхождении иорданских войск в пригород Иерусалима Цур Бахер, но по ошибке она назвала этот район Иерусалима Ар Ацофим (гора Скопус). Эта её оговорка сломила, в конце концов, нерешительность политического руководства страны, опасавшегося атаковать занятые иорданцами районы столицы. В результате Старый город и Храмовая гора были освобождены, а Иерусалим вновь стал единым городом.

Минимальное количество проведённых боёв и совсем небольшие для войны такого масштаба потери со стороны Израиля были приписаны исключительно таланту израильских полководцев и силе ЦАХАЛя. Не могло же исключительно светское израильское руководство говорить о каких-то чудесах Божественного происхождения.

Недооценка значимости этой сравнительно лёгкой победы привела, во-первых, к готовности отказаться от части своей земли, передав её врагу, и, во-вторых, к выводу о полном отсутствии боеспособности армий арабских стран. Но после поражения 1967 года Египет и Сирия с помощью Советского Союза значительно повысили боевую мощь и боевой дух своих армий.

Руководители СССР: А. Косыгин, А.Громыко и Л.Брежнев встречают президента Египта А.Садата в Москве. 1972

Египет и Сирия к началу 1970-х годов в основном завершили процесс перевооружения своих вооруженных сил. Арабские армии с помощью советских специалистов добились очень многого: они были не только хорошо оснащены советским оружием, но и научились его использовать. С декабря 1972 года по июнь 1973  Египет получил советского оружия больше, чем за предыдущие два года. Всего же общий объем безвозмездной помощи СССР с 1955 года составил 9 миллиардов долларов.

Большую роль сыграла операция прикрытия: в 1972 году президент Садат выслал из Египта массу советских специалистов.

Окружение Даяна расслабилось, решив, что с отъездом русских дела пойдут на лад. Арабов по-прежнему в расчет не брали, а вот по оценкам советских специалистов, арабы достигли совсем неплохого уровня боевой подготовки и могли рассчитывать на успех.

Переброска египетских войск и техники на исходные рубежи на берегу канала проводилась скрытно, мелкими группами, по ночам. Вся техника тщательно маскировалась. Удалось полностью избавиться от халатности прошлых лет. Большое внимание в Каире уделили инженерной подготовке операции: было закуплено оборудование для наведения понтонных переправ; быстроходные катера для переброски десанта; амфибии советского производства и многое другое.

Image result for голда меир 1973В целом коалиция обеспечила себе необходимое для наступления трехкратное превосходство в артиллерии, танках, самолетах и живой силе по сравнению с ЦАХАЛом. И то — о трехкратности можно было говорить после проведения мобилизации. В первые же дни, по словам Голды Меир,

«только горстка храбрецов  стояла между  нами  и  катастрофой.  И  нет  у  меня  слов, чтобы выразить, сколь  многим обязан народ Израиля  этим мальчикам  на канале и на Голанских высотах. Они дрались и умирали, как львы, но вначале у них не было никаких шансов».

Почему же так получилось? Ведь американские спутники слежения отметили перегруппировку войск коалиции и уведомили о ней Тель-Авив. Однако меры предосторожности руководством не принимались из-за опасения, что мировое сообщество воспримет мобилизацию как начало очередного раунда агрессии, и давление на Израиль станет ещё жестче. По той же причине даже не рассматривалась возможность упреждающего воздушного удара.

Голда Меир вспоминала и о том, что еще в мае поступили сведения о необычайно большом скоплении египетских и  сирийских  войск   на   границах Израиля.   Однако  разведка почему-то  считала  возможность развязывания новой войны маловероятной. И министр  обороны, и начальник   штаба,   Давид   Элазар   (известный  под   уменьшительным именем  — Дадо), были уверены в боевой готовности армии к любым неожиданностям,  включая войну.  И общая напряженность ослабела, хотя складывавшаяся ситуация вовсе не располагала к этому.

В  сентябре, помимо  поступления сведений о  скоплении  сирийских войск  на Голанских   высотах,   произошел  воздушный   бой  с сирийцами, в  результате которого  было  сбито  тринадцать сирийских  МиГов. А разведка, по-прежнему, не меняя  своего  тона,  продолжала давать  очень  успокоительную  информацию. Скопление  же сирийских войск  на границе она  объясняла страхом сирийцев, что на них собираются напасть.

Руководившая Израилем Голда Меир вместе с подавляющей частью армейского руководства считала, что арабы настолько деморализованы, что впредь будут только демонстрировать свой «оскал» без серьезных планов воевать. Три начальника штаба — нынешний и два бывших (Даян  и Хаим Бар-Лев) —  не считали,  что  война неизбежна.

Слева направо: М.Даян, Д.Элазар, Х.Бар-Лев

«Они  ведь не  просто  солдаты,  они опытные генералы, не раз воевавшие, не раз приводившие людей к победам! А ещё  начальник разведки, которая считается одной  из лучших в мире»

— успокаивала себя Голда Меир.

При такой уверенности военной  разведки и полном согласии  с нею выдающихся  генералов можно ли было объявить  мобилизацию?  Вот и судите теперь, была ли израильская разведка лучшей в мире, а генералы столь выдающимися? Даже когда война  началась 6 октября, Даян  считал, что призвать надо военно-воздушные силы и  только две дивизии — одну на Северный фронт, другую —  на Южный,  потому что, если объявить  всеобщую мобилизацию прежде чем будет сделан хоть один выстрел, мир получит  повод  назвать Израиль «агрессором». В результате положение сложилось не просто критическим, а катастрофическим.

Значимость слишком легко доставшейся победы в Шестидневной Войне не была оценена должным образом. Поэтому политические лидеры тут же проявили готовность отказаться от своей земли, а главное, от своих святынь, ради благосклонности соседей-врагов. Согласились с присвоением освобожденным землям статуса оккупированных территорий, забыв о том, что возвращение былого величия древней стране невозможно без возрождения Иерусалимского Храма на Храмовой горе. Малообразованный Моше Даян (школа старших офицеров), передавший Храмовую гору под контроль иорданского ВАКФа, видно, не знал, что дорога, которая не ведёт к Храму, вообще не нужна.

Июнь 2018

Об авторе

Марк Аврутин
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 5,00 из 5)
Loading...

2 комментария

  1. Семён Букшпан на

    Киссинджер давил на Израиль, чтобы не начинали превентивные действия.
    Голда не проявила мужество и не призвало мобилизацию.
    Можно было избежать многие жертвы с нашей стороны.

  2. suzana shtern на

    Вместе с КЛЮЧАМИ — от Пещеры Еврейских Праотцев в Хевроне, и с ключами от еврейской святыни — Храмовой горы в Иерусалиме господа ЕВРЕИ отдали Победу в Шестидневной Войне на растерзание палестинским арабам — сборищу арабских бандитов.
    В пригороде Парижа появилась — Аллея Накбы».
    Джулиани назвал Палестинскую Автономию — «машиной убийц».

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0