Смерть пахнет духами Chanel № 5. Я люблю тебя, Иерусалим!

0

 Продолжение. Начало тут

У Ави вдруг возникло острое желание пригласить очаровательную блондинку к себе в номер, но она его опередила.
— С вами так приятно говорить, — сказал она. — Может быть, мы поднимемся ко мне и еще что-нибудь выпьем?
Ави за время своей работы в отделе безопасности полетов приучился не вступать в контакт с женщинами, которые первыми идут на контакт или какими-то способами его инициируют. Но сейчас… Ави был совершенно убежден, что проституткой она не была, хотя в чертах ее угадывалась явная сексуальность. Однако мало ли что еще могло за всем этим скрываться? Ави выдержал паузу.
—Это было бы прекрасно, — сказал он. — Но, увы, я не могу этого себе позволить. Завтра мне нужно рано вставать. Я очень огорчен.
Он отклонил её предложение вежливо, даже как бы с сожалением, но твердо и почувствовал себя очень неловко. Блондинка ничего не ответила, только пожала плечами и улыбнулась. Запах ее духов Ави слышал все время, пока шел к лифту. Дверь лифта открылась и из неё вышел Баум.
— Ты уже спать отправляешься? Может посидим немного в баре, там у них есть чудесный «Махуранги», новозеландский джин, оторваться нельзя, уж поверь мне, я знаю в этом толк! — сказал он.
— Я уже выпил там ром. Чудесный черный «Ронкадо». А сейчас мне надо написать пару писем. Так что извини… Надеюсь, мы еще сегодня увидимся, обсудим дальнейшие планы, — сказал Ави и исчез в лифте.
В номере Ави потратил около получаса на то, чтобы написать очередное донесение, затем сложил вещи в чемодан. Включил на несколько минут телевизор, но сосредоточиться ни на чем не мог и решил спуститься вниз, чтобы выпить еще поистине отличного рома. Он вошел в бар, поискал глазами Баума, но его там не было — ни около стойки, ни за столиками. Блондинки тоже не было.
Ави вернулся в номер и постучал Бауму. Ответа не было. В прихожей держался слабый запах духов блондинки — «CHANEL №5». На курсах «Эль-Аль» их учили распознавать и запоминать различные запахи. И Ави не мог ошибиться – в прихожей их номера стоял запах именно этих духов. Интуиция подсказывала Ави, что Баум допустил ошибку, что делать этого нельзя было, но позвонить Бауму в его номер он счел неэтичным. Он разделся, лег спать и мгновенно заснул. Ночью ему снилась его мать. Она редко снилась ему, и всегда – словно о чем-то предупереждала, предостерегала. Проснувшись, он понял, что должно произойти что-то серьёзное и малоприятное. Он позавтракал в ресторане и поднялся в номер. Баум, видимо, ещё не просыпался. Ави просмотрел утренние газеты, которые он купил внизу. В «Financial Times» была опубликована большая статья об убийстве Будиа. Автор выражал уверенность, что это дело длинной руки «Моссада», хотя не исключались внутрипалестинские разборки. Часы пробили девять. Бауму следовало уже встать. Ави негромко постучал в дверь его комнаты. Ответа не последовало. Сердце его начало сильно ударять в ребра. Ави почувствовал запах смерти. Он слегка нажал на дверь комнаты Баума, дверь легко открылась. Она не была заперта изнутри.
Карл лежал на спине, одеяло сползло с него и прикрывало лишь нижнюю часть тела. Его мертвенно-бледное лицо было неподвижно. Глаза были закрыты, Ави сразу увидел на груди маленький след от пули. Вокруг раны на обожженной коже виднелся черный кружок пороха и немного засохшей крови. Стреляли в упор. На пистолете, вероятнее всего, стоял глушитель. Это, конечно, была блондинка. Им овладела ненависть к этой омерзительной красотке с её завлекательной загадочной улыбкой. Ярость пробежала как зыбь, охватив его с ног до головы. Его лицо побагровело, слезы подступили к глазам. Он почувствовал себя безмерно уставшим. Наконец Ави медленно овладел собой, Не глядя на тело Баума, он вышел и бросился на 11-й этаж в номер к Авигдору. Авигдор неторопливо укладывал вещи.
— Что случилось? Мы же условились, что играем людей незнакомых! – недовольно спросил он
— Случилась беда! – тихо произнес Ави и рассказал всё произсшедшее Авигдору.
Авигдор побледнел и опустился в кресло, но через мгновение вскочил и тихо сказал:
— Иди к себе и никого не впускай в номер. Я свяжусь с Виктором.
Через пятнадцать минут Авигдор появился в номере, который занимал Ави. Тихо сказал:
— Здесь оставаться опасно. Мы все улетаем в Цюрих, там встретимся с Виктором.
— А Баум? Что с ним будет? – Ави никак не мог сказать «что будет с телом Баума?». Для него Баум был ещё живым.
— О нем позаботятся друзья Виктора, которые служат в этой гостинице.
Ави сглотнул слюну и закашлялся:
— А куда они… Ну, ты понимаешь… Что будет с телом Баума? Ты говорил, у него есть семья…
— Такова судьба разведчика, Ави. Поработаешь с моё в нелегальной разведке, поймёшь. Тело в таких случаях не доставляют с почетом на Родину. Оно исчезает.
— А эта сука? Неужели она будет продолжать… — Ави захлестнула волна гнева.
— Нам надо спешить, Ави… — лицо Авигдора помрачнело. – Нам надо спешить!
Когда вся группа прибыла в Хитроу, на аэропорт обрушился страшный ливень с грозой, но самолет на Цюрих всё-таки взлетел.
Полёт проходил на редкость спокойно. Лондонский ливень и гроза остались далеко внизу. В небе висела яркая полная луна, словно серебряный щит короля Артура, и все пространство было в звездах – ярких, мерцающих.
Капитан воздушного лайнера уже сделал по трансляции пассажирам сообщение о ходе полета. Весь экипаж был занят обычными делами, связанными с перелетом. Ави постарался расслабиться и уже начал засыпать, когда объявили, что надо пристегнуть ремни, поскольку самолет идёт на посадку.
Как всегда, они поселились в трех разных отелях. Ави с Авигдором остановились в «Савойе» и сразу же отправились к Виктору. Однако в просторном номере отеля «Вильгельм Тель» их ждал Макизар. Сейчас Ави разглядел его лучше, чем в первый раз. Это был высокий мужчина с обветренным, изборожденным морщинами лицом и пронзительным взглядом светло-голубых глаз. На нем был синий шерстяной костюм. Он небрежно кивнул Ави, а с Авигдором поздоровался за руку.
— Ну, что у вас за проблемы возникли в Лондоне. Поподробнее, пожалуйста.
Авигдор подробно рассказал все, что произошло с группой, начиная с первых минут пребывания в столице туманного Альбиона. Макизар молча сидел минут пять, закрыв глаза, потом спросил:
— Кто из вас достаточно хорошо разглядел эту чертову блондинку?
— Я! – коротко ответил Ави.
— У меня есть цветные фотографии семи женщин, которые могли быть вашей блондинкой. Посмотрите внимательно. Учтите, что ваша блондинка могла менять макияж, цвет волос и даже глаз, вставляя в глаза различные линзы. Учтите, что и одежда меняет человека до неузнаваемости. Вглядитесь в фотографии, постарайтесь вспомнить какие-либо неизменяемые черты лица, морщинки возле глаз, форму подбородка, рисунок губ, уха, форму руки и так далее.
Сказав всё это, Макизар передал Ави пачку фотографий. Ави изучал фотографии минут двадцать и, наконец, отложил одну из них. На фотографии была изображена женщина в зале ожидания международного аэропорта «Вена – Швехат».
— Эта, — уверенно сказал Ави. — Кто она?
— Она живет в Вене. Её зовут Магда, но всем она была известна как Луз, что означает по-испански «лёгкая».
-Что она собой представляет? Чем занимается?
— Она убивает людей. Сперва убивала по политическим мотивам. Она состояла в РАФ. Есть такая ультралевая организация в Германии. Потом из РАФ вышла, но вписаться в обычную жизнь уже не могла и стала убивать за деньги, если её нанимают. Её, видимо, обуревает жажда адреналина и любовь к смерти, Аmor mortis – так этот синдром называется в психиатрии. Точно по Фрейду, если вы его читали. Сейчас она — азартный игрок, увлеченный игрою до самозабвения, играющая уже только ради процесса игры. Знаете, среди террористов есть десятки женщин, некоторые даже приобрели известность — Лейла Халед, Шиназ Амури, Ульрике Мейнхоф, Фусако Шигенобу, Патти Херст…
Ави, разумеется, было хорошо известно и то, что женщины могут превосходить мужчин по своей преданности идее и по своей жестокости, уступая мужчинам лишь в умении пользоваться оружием и в способности выстоять под огнем — женщины чаще промахивались, стреляя, чаще гибли от взрыва своих же собственных гранат.
— Где её можно найти? – спросил Ави, который совершенно не выносил теоретических рассуждений.

Аббатство Хайлигенкройц (Stift Heiligenkreuz).

Аббатство Хайлигенкройц (Stift Heiligenkreuz).

— Всё что я знаю, это то, что она живет со своей любовницей (она – бисексуалка) в маленьком полуразвалившемся доме в лесу между аббатством Хайлигенкройц и Баденом. К югу от Вены.
— А этот монастырь, он….
— Всё что я знаю, я уже сказал. Всего вам доброго.
Гости простились с хозяином номера и вышли на улицу. Рядом с «Савойем» находилось небольшое кафе, откуда уютно пахло хорошим кофе и свежими булочками. Они вошли, сели за столик и сделали заказ.
— Что если эта женщина — проститутка, которая застрелила Баума просто потому, что он отказался ей заплатить? – вдруг сказал Авигдор.
— Чепуха! — воскликнул Ави. — Неужели ты допускаешь, что Баум станет рисковать нашим положением из-за неё? Да он заплатил бы ей в три раза больше — лишь бы она ушла.
— Что если она, будучи проституткой, застрелила Баума, чтобы добыть его бумажник? – не унимался Авигдор.
— Но у него ничего не пропало, — ответил Ави. — Его бумажник остался в куртке. А в бумажнике было более ста фунтов. В наши обязанности не входит, конечно, охота за проститутками. Но все дело в том, что она не проститутка. На курсах нас учили распознавать проституток. Это совсем не сложно.
— Что если ей просто нужен был мужчина? Допустим, он ей очень понравился, она переспала с ним, попрощалась и ушла. А Баума застрелил уже позже кто-то другой. Скажем, горничная, ночной портье и так далее.
— Почему тогда у Макизара есть её фотография и её данные профессионального киллера?
Почему перед этим она пыталась подцепить именно меня, хотя в баре было много мужчин?
Смерть в глуши Венского леса

Венский лес.

Венский лес.

Они проезжали по прелестным местам Венского леса. Дорога шла по узкой улице, между элегантными виллами девятнадцатого века. Здесь на отдыхе жили императорские особы всей Европы, утонченные аристократы, люди искусства, литературы, науки, финансисты. Мечтали, слушали птиц, любовались видами фантастической красоты, собирали грибы и ягоды. За старинными постройками расстилались зелёные холмы и синие отдалённые горы, живописные виноградники. Неожиданно справа появилась классическая хижина восемнадцатого века, самое настоящее шале с большой верандой в тени деревьев. Оказалось, что это ресторан под названием «Josefinenhutte». На веранде стояли столики, покрытые белснежными скатертями. За столиками сидели люди и с таким удовольствием поглощали пищу, что Авигдор, который сидел за рулем, не удержался и, развернув свой BMW – Turbo, въехал на автостоянку. «Йозефиненхютте» оказался венским рестораном классического стиля – с огромными порциями блюд, прекрасными местными винами и десертами.
Они заказали таффельшпиц по рецепту императора Франц Иосифа 1, сочный и мягкий кусок говядины в бульоне с травами в сопровождении столь прекрасного свежего хлеба, что мир сразу изменил свою окраску.
С веранды был виден Дунай, долина Хелененталь, старинные замки и монастыри. На панораму эту можно было смотреть бесконечно. Завороженное молчание прервал Ави:

Майерлинг. Монастырь кармелиток.

Майерлинг. Монастырь кармелиток.

— Около 6 километров вверх по долине находится деревня Майерлинг и монастырь кармелиток. Он стоит на месте охотничьего домика, где в 1889 были найдены мёртвыми кронпринц Австрийский Рудольф и баронесса Мария Вечера. Ещё выше находится Алланд, откуда дорога ведёт аббатству Хайлигенкройц. Красивый монастырский комплекс и старинное кладбище. Говорю это не как ваш чичероне. Баден – Алланд – Майерлинг… Где-то именно в этом треугольнике находится домик этой суки… Что будем делать?
— Едем в этот самый Майерлинг. – сказал Авигдор. — Монашки должны знать всех вокруг. Распросим их.
Расчет Авигдора оказался правильным. Поговорив с Ави, который представился им адвокатом по наследственным делам, сестры-кармелитки любезно объяснили, где можно найти домик милой госпожи Магды.
Лесной домик, принадлежащий Магде Виртингер они нашли после небольших блужданий по лесным дорогам. Они оставили машину на дороге. Георг остался за рулем. Быстро открыв входные двери, они неслышно поднялись по лестнице на второй этаж. Вернер приоткрыл дверь мансарды. В полуоткрытую дверь Ави увидел блондинку в голубом домашнем платье. Она сидела за небольшим письменным столом спиной к двери и что-то записывала в толстую книгу в кожанном переплёте. «Ведёт дневник» — почему-то подумал Ави и резко открыл дверь. Тот же знакомый запах. Если у него и оставались какие-нибудь сомнения насчет того, та ли это женщина, то теперь он был уверен в этом. Именно она была тогда в комнате Баума. Магда повернула голову и, увидев Авигдора и Ави, нисколько не испугалась. Ей было трудно рассмотреть его, но Ави увидел, как ее правая рука инстинктивно потянулась к ящику в столе.
— На вашем месте я бы этого не стал делать, — сказал Ави на том венском Haussprache, которому учила его мать.
image005_3— Кто вы такие? — спросила Магда, переводя взгляд с одного на другого. Взгляд, полный холодной ненависти. Ничего, кроме ненависти и вызова не было в её лице. Ави увидел, что ее правая рука продолжает незаметно продвигаться к ящику стола, а левой она распахнула ворот своего платья, как бы непроизвольно обнажив при этом грудь. Это был профессионально отработанный маневр. Грудь была красивой, белой, как на портретах жены Ван Дейка. Она должна была отвлечь внимание мужчин от её рук. Но в данной ситуации это было ошибкой. И Ави, и Авигдор это заметили, и у обоих это вызвало приступ ярости.
— Следи за ней. У нее оружие, — сказал Авигдор на иврите.
Ави кивнул, не спуская глаз с ее правой руки.
— Я знаю, — ответил он. Затем, уже на венском наречии обратился к Магде:
— Вы помните Лондон? „Бар этрусков”?
Ее губы искривились в вызывающей, презрительной усмешке.
— Думаете, что я растекусь перед вами покаянием. Да, я изломала свою жизнь непоправимо, я преступница, но и вы — тоже. Сейчас у вас — сила, убивайте! Если же вы оставите мне жизнь, что я буду делать с нею? Всё в жизни пустяки, игра, фарс! Между прочим, убивая меня, вы и к себе должны почувствовать отвращения!
Её рука, наконец, достигла цели – кнопки под ящиком. Она нажала её. Ящик стола с грохотом открылся, пружина подбросила вверх «дамский браунинг». Она ловко его подхватила.

Александр Цывин
Продолжение тут

Об авторе

Редакция сайта
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0