Глазами специалиста

image001

Сегодня я изменю своему обычаю и дам высказаться самому автору. Когда я выпросил порцию новых творений у Лёни Исраэлита — поэта, с которым имел уже честь вас познакомить и чью лиру ценю очень высоко, — я захотел выцыганить нечто свеженькое, для своего сумняшнего вступления. Вот результат попрошайничества:

image001

«А что писать? Ничего нового… Семья, работа, немного общения “для души”. Слежу за политическими перипетиями, чего давно со мной не случалось. Чувствую, что всему человечеству требуется хороший психиатр.
Биографические данные не изменились. Родился в 1957-м. Уехал в 1992-м. Работал психиатром там, работаю здесь. Писал стихи там, периодически пишу здесь.
Люблю Нью-Йорк и рад, что живу в этом городе. Вот, пожалуй, и всё…»
Раз «всё», прибавлю лишь, что мы с ним выученики одного мэтра — Вячеслава Абрамовича Лейкина, только он ученик настоящий, а я случайно-приблудный. И что единственное, что меня немного огорчает в его творчестве, — порой грустная интонация. Хотя, учитывая контингент его общения на работе, а также наше с ним полнейшее согласие в оценке нынешнего состояния человеческого рода…
Шлите нам стихи на e-mail: ayudasin@gmail.com.

Леонид Исраэлит

Не грусти о лете, — что ты? —
Жизни музыка проста,
Ясных летних вальсов ноты
Нами сыграны с листа.
Воют ветры над планетой,
По углам клубится мгла…
Что нас держит в жизни этой,
Кроме света и тепла?
Пусть судьба скрипит натужно,
Пусть ответ неуловим —
Что тебе для жизни нужно?
Нужно просто быть живым.

***

Солнце катится в залив,
Волны шепчут робко…
На песке — следы двоих,
На дороге — пробка.
Растворился, словно дым,
День волшебно-длинный,
Мы весь вечер просидим
В духоте машинной.
Жизнь — абсурдное кино,
Потому что, братцы,
Нa векa нe суждено
Нам здесь оставаться.
Как уходит этот день,
Тихо, без набата,
Растворится наша тень
В пламени заката.
Что останется тогда,
В чём мы будем длиться?
Дети, книги, города,
Фотографий лица…
Знаю, в этом нет беды,
Нет печали даже —
Но пусть останутся следы
На пустынном пляже.

***

Коньяк было так хорошо
Закусывать кислою вишней,
Деревья шуршали, как шелк,
И, видимо, слышал Всевышний
Сквозь туч голубых острова,
Сквозь солнца закатное пламя
Какие-то наши слова,
Что были не сказаны нами.

Звезда освещала нам путь:
Над жизнью безумной и тленной
Сияла великая суть
Немыслимой этой Вселенной.

Нам здесь было так хорошо,
Корабль не отправился к рыбам,
И поезд с путей не сошел…
Ну что ж, и на этом спасибо.

***

Дальше города Монток
Не проедешь на восток —
Океан волной колючей
Налетит, сбивая с ног.

Там, на краешке земли,
Я гляжу на корабли,
Что теряются неспешно
В атлантической пыли.

Завтра — буря, а пока
Птицы, ветер, облака,
Дюны, светлая улыбка
И спокойная рука.

Исчезают без следа
Люди, годы, города…
Мы с тобой в минувших жизнях
Не встречались никогда.

Там, где море и лесок,
Теплый ласковый песок,
И бегут по пляжу чайки
От волны, наискосок.

***

Мне больно, что я вырос в той стране,
где нищих духом царство не вмещает,
где на любовь проклятьем отвечают,
а благородство падает в цене,
где Б-г ютится в проходных дворах,
что провоняли человечьим стадом,
где никого не напугаешь адом:
у всех свой ад, в домах и в головах.
Мышиных мыслей шорох в полусне,
покрыты пылью улицы и лица…
И всё же я родился в той стране,
нас всех там угораздило родиться,
где стая оголтелого зверья
беснуется, свою почуяв силу…
Прости, больная Родина моя, —
я не вернусь, — да ты и не просила.

***

Проходило наше детство
Четвергом в четвёртом классе:
Утро, лужи, серость, сырость,
Галстук, тапочки, звонок,
Парта, ручка, книжка, клякса,
Васин Петя, Петин Вася,
Буря мглою небо кроет,
Белый парус одинок.

Времена такие, видно,
Сивка, — бурые, слепые…
Спит Иванушка на печке,
Не поймавши Горбунка.
Понимаешь, так обидно,
Жизнь свою начав в России,
Выжимать её по капле
До последнего звонка.

***

Давно разорвана цепочка,
нам не собраться воедино.
Осталась просто оболочка:
куда же делась сердцевина?

Нет чувства локтя, глаз контакта,
плеч и других деталей тела…
И наша «Песня на три такта»
осенней птицей улетела.

Мир, обезумев, жаждет крови,
дома пылают, гибнут дети —
а мы сидим, насупив брови,
над обсужденьем в Интернете…

Визжат оскаленные рыла,
времён рассыпалась основа.
Мой друг, и это тоже было,
и это повторится снова.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Арье Юдасин

Автор Арье Юдасин

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора