А помнишь, Юлька?

poezd
ФАТХАМАС-2014. Народ

 

По сообщениям СМИ, недавно официальное издание ХАМАС «Фалястын», пригрозило смертью тем евреям, которые собираются репатриироваться в Израиль из Украины и Франции.

 

ФАТХАМАС-1990. Главари бандитов: Ясер Арафат и шейх Ясин

 

И вспомнился мне Бухарест июня 90-го. Тогда ООП под предводительством будущего лауреата Нобелевской премии мира Ясера Арафата (не к ночи будет помянут) тоже обещала всякими жуткими карами тем, кто направляется в Израиль. Вплоть до того, что грозилась самолеты, перевозящие репатриантов, в воздухе сбивать. Ну, насчет самолетов сказать нечего не могу, но на земле, в Румынии, охраняли нас, как очень важных персон, что с одной стороны, естественно, тешило наше самолюбие, а с другой, не давало выйти за ворота Парк-отеля и посмотреть на Бухарест. Хотя, честно говоря, летом 90-го в Бухаресте и смотреть-то было нечего…

…Самолетом из Союза не вылететь. Заняты очереди только на заказ и в Минске, и в Москве. Билеты на сентябрь, чартерных рейсов еще нет. А мы в апреле, и уже мысленно в Хайфе по набережной гуляем, что остается делать — со всех работ уволены, с квартир выписаны. Причем, мне паспортистка из домоуправления так в листке выписки и написала: место прибытия – Израиль, Хайфа.

Юлька проводит время в веселой компании будущих израильтян в голландском посольстве, израильское консульство располагается там. Звонит:

— Тут появилась идея ехать поездом до Бухареста, и оттуда лететь…

— Без вопросов! Так еще лучше.

Обожаю поезда. Купе. Верхнюю полку и стук вагонных колес. Мы, народ информированный, знаем, что таких поездов в Израиле нет, так, что в последний раз – за счастье.

В очереди на сдачу багажа отмечались где-то месяц. Благо станция Брест-Восточный видна из нашего окна. В Белоруссии тогда только в Бресте и можно было сдать багаж. Ах, какие драмы там разыгрывались. Грузчики – главные люди в процессе, короли и почти боги.

— Не хочешь платить? Нет проблем. Чуть повыше подняли «вилки» погрузчика и… пронзили насквозь ящик и пианино в нем. Извините, не рассчитал, бывает…

— Слишком дорого? Нет проблем. Шепнул на ухо таможеннику, и тот, открыв ящик, со всей дури сигает туда. Приобретенный по блату втридорога супермодный сервиз «Мадонна» жалобно хрустит под сапогом. Извините, не рассчитал, бывает…

Привожу наш скромный ящик на станцию. Впереди меня еще несколько человек. Ночь здесь обеспечена. Нормально. Есть сигареты, кофе в термосе. Принимайте в семью.

Погрузчик снимает ящик.

— Подожди, ты из Бреста? Заметил обратный адрес на ящике.

— Ага. Вон наши окна видны.

— Садись ко мне. Прямиком едем к месту досмотра. Очередь ропщет.

— Цыц! Мы что своих брестских евреев достойно проводить не можем?! Кому не нравится…

Подходит таможенник. Мой грузчик что-то шепчет ему на ухо. Не открывая ящик:

— Картины из Третьяковки, посуда из Эрмитажа, памятник Ленину с площади? Заколачивайте ящик.

Как принято, протягиваю грузчику деньги.

— Не обижай, со своих не берем. Жаль, что вы уезжаете…

Поезд Москва-Бухарест тронулся, поплыл перрон, и папа остался на нем. Конечно, не 70-е, когда прощались навсегда, в июне 90-го уже есть надежда, что свидимся…

До пограничного пункта Вадул-Сирет ехали весело. Куча провожающих в вагоне. Питие да беседы.

poezdВсе. Мы переехали границу Советского Союза. Провожающих уже нет. Нас, четыре семьи на весь вагон, и становится малость тревожно…

Румынский таможенник, пожилой с характерным носом — бьют не по паспорту, а по морде – бормочет нам что-то вслед на идиш.

Едем по Румынии. Предупредили, на остановках из вагонов не выходить, окна не открывать, за багажом смотреть в четыре глаза. В Бухаресте чемоданы из рук не выпускать, держать крепко.

О Бухаресте 90-го писать нечего. С трудом верится, что этот город когда-то называли «вторым Парижем». Серо, пусто, мрачно.В отеле, как утверждает Юлька, накормили каким-то дреком. Я не помню.

На улице противный мелкий дождь с ветром. Стучит в окна автобусов. Ночью едем в аэропорт. Целая кавалькада – несколько автобусов в окружении мотоциклистов. Полиция или армия – не видно.

Отдельный зал, военное оцепление. А у пацанов-солдатиков такие глаза… Раздаем все, что осталось от затарки: шоколад, сухую колбасу, шпроты, печенье. Широта души на сигареты не распространяется. Говорят, в Израиле дорогие, так что извините, братцы-румыны…

Все. Прощай, Румыния! Следующая и конечная – Израиль.

 

yudinaАвтор — Лиза Юдина

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Блог новостей из Иерусалима

Автор Блог новостей из Иерусалима

Израиль
Все публикации этого автора