Как БЛМ убивает свою паству

Рисунок3

Пока оно совсем не забылось, скажу еще пару слов о движении «Жизни черных важны», известном у нас по своему английскому сокращению БЛМ. 

Оно появилось на свет в 2013 году, было у всех на устах летом 2020-го, когда вдохновленные им толпы идеалистов и мародеров пустили на поток и разграбление центры сотен американских городов, и умертвили несколько десятков людей. БЛМ собрало пожертвования на миллиарды долларов и породило солидный корпус научных публикаций, но сейчас упоминается главным образом в судебной хронике.

Главным достижением БЛМ, безусловно, является невероятный взлет преступности, унесший жизни тысяч американцев, многие из которых иначе могли остаться живыми. Большинство из них — черные. Но об этом ниже.

Мне регулярно попадались публикации о пожертвовованиях, которыми состоятельные доброхоты и корпорации осыпали БЛМ и связанные с ним организации. На глаз я думал, что БЛМ огребло десятки миллионов долларов. Оказалось, что я был очень далек от истины. Британский журнал «Экономист» сообщил, что на самом деле между маем и декабрем 2020 года БЛМ и его чада собрали 10,6 миллиарда долларов! Для сравнения напомню, что ущерб, нанесенный

американским городам погромами лета 2020 года исчисляется одним-двумя миллиардами.

Сумма в 10,6 млрд. сама по себе ошеломительна, но, узнав, на что она пошла, рядовые чернокожие, о благе которых вроде бы печется движение БЛМ, обалдели бы еще больше. И я имею в виду не только роскошные приобретения, которые сделала в 2020-2021 гг. бывшая начальница головной организации движения BLMGNF (Black Lives Matter Global Network Foundation), одна из его основательниц Патрис Каллорс. 

Она, например, обзавелась построенным на заказ ранчо площадью 3,6 акра. Ранчо с собственным самолетным ангаром находится в дорогом районе Джорджии. Каллорс этого было мало, и она прикупила участок земли с двумя домишками в каньоне Топанга под Лос-Анжелесом, а также домик на модном курорте на Багамах, на котором имеют фазенды певец Джастин Тимберлейк и теннисист Тайгер Вудс.

Эти приобретения добавились к старой калифорнийской недвижимости основательницы БЛМ: поместью за 800 тысяч долларов в Инглвуде и домику за 720 тысяч в рабочем, но поднимающемся Южном Лос-Анджелесе. 

Такое расточительство, возможно, смутило или озадачило дипломированных белых идеалистов, которые летом 20-го преклоняли колена перед ордами БЛМ и наперегонки выписывали ему чеки. Но не меня, потому что иного я и не ожидал, хотя и не думал, что марксистка Каллорс поведет себя настолько бесстыдно.

Меня также взяло врасплох то, на что пошла большая часть исполинских пожертвований, обрушившихся на БЛМ в его звездный час. А именно: движение предоставило гранты в 100 и более тысяч долларов многочисленным организациям, в названии которых фигурировало слово «транс». Не тот «транс», который присутствует в названии «Мосгортранс», а тот, который в «трансгендерах», то есть половых перевертышах.

Британский сайт «Спайкт» поместил список организаций с «трансом» в названии, получивших большие гранты от БЛМ. Большинство названий плохо переводятся на наш целомудренный язык, поэтому я приведу их в английском оригинале. Итак, БЛМ облагодетельствовал деньгами Trans United, Audrey Lorde Project (Trans Justice), Black Trans Circles, Transgender District, Black Trans Travel Fund, Trans Justice Funding Project, Trans Housing Coalition Homeless Black Trans Women’s Fund, Black Trans Media, Black Trans Femmes in the Arts и т. п.

Критики БЛМ называли его левацкой, антиполицейской, марксистской и расистской организацией, которой он и в самом деле является. Но я впервые узнал сейчас, что сердце его принадлежит, прежде всего, не Карлу Марксу или Луису Фаррахану, вождю «Нации ислама», которая учит, что белого человека вывел в пробирке злой волшебник, а трансгендерству, то есть самой передовой в данный момент идеологии нашего общества.

Учитывая, что сейчас мы, возможно, стоим на пороге всамделишной ядерной войны, меня несколько тревожит, что среди прочего эта идеология насаждается и в наших вооруженных силах.

Вернемся, однако, вкладу БЛМ в оскопление нашей полиции, проходившее под знаменем борьбы с ее жестокостями, носившими, по словам левого агитпропа, «эпидемический» характер и граничившими с «геноцидом» черных. Идея была в том, чтобы обуздать указанные жестокости и одновременно сократить преступность, поскольку предполагали, что с сокрашением полицейской жестокости черные станут относиться к полиции с большим доверием и меньше шалить. 

Пришло время подвести итоги. Проявлений полицейской жестокости стало, в лучшем случае, чуть меньше, а то и чуть больше, но вот преступность в юрисдикциях, которых коснулась деятельность БЛМ, подскочила до уровня 90-х годов. 

В 2015 году от пуль полиции погибли 994 человека всех цветов радуги, в 2016 — 958, в 2017 — 981, в 2018 — 993, в 2019 — 999 и в 2020 — 1 020.

Учитывая, что численность населения в этот период продолжала расти, эти изменения статистически несущественны. Мы видим аналогичную картину, если речь идет об одних чернокожих: в 2015 году полицией были застрелены 258 черных. В 2016 — 236, в 2017 — 222, в 2019 — 251 и в 2020 — 243.

В 2021 году число безоружных (32) и черных (172) американцев, застреленных полицейскими, заметно сократилось под воздействием погромного «Лета Флойда», однако это не положило начало новой тенденции, учитывая, что на июль с.г. полицией было застрелено 20 невооруженных человек, а до конца года было еще далеко. Если говорить о застреленных полицией в целом, то их после «Лета Флойда» стало даже больше.

Выше я писал, что в 2020 году полиция застрелила у нас 1020 человек. В 2021 году их было уже 1054, а в этом году дело идет к общему показателю примерно в 2100, потому что к исходу первых трех недель сентября от полицейских пуль в США погибли уже 744 человека. То есть цель БЛМ сократить число жертв полицейского огня оказалась недостижимой. Их даже становится чуть больше. 

В чем дело? Полиции вроде стало меньше, и в больших городах, где она больше всего нужна, ее так затюкали, что на ментов жалко смотреть. Может, они с горя стали более метко стрелять? Или тех, в кого нужно стрелять, сделалось больше? 

Последняя гипотеза кажется самой верной: преступность после «Лета Флойда» зашкаливает до уровня 90-х годов (хотя еще не 70-х, когда мою квартиру грабили пять раз). Самые надежные данные относятся к числу убийств, а самый надежный их источник — это бывший комиссар полиции Балтимор Джейсон Джонсон, являющийся сейчас президентом Фонда юридической защиты правоохранительных органов. По его словам, в героическом 2020 году в США было более 20 тысяч убийств. Это больше всего убийств с 1995 года и на 4 тысячи убийств больше, чем в предшествующем 2020 году, прославившемся «Летом Флойда».

Если в Нью-Йорке число убийств выросло на 58%, то в Чикаго — на 65%. В Сент-Луисе их количество подскочило до величины, которую там не видели полвека, и на 100 тысяч жителей стало приходиться 87 убийств (для сравнения: в Сальвадоре, всемирно знаменитом своими убийствами, их сейчас 67 штук на 100 тысяч населения).

Столь же стремительно в городах США выросло число и почти всех других серьезных преступлений. Левые выдвинули ряд своих теорий на этот счет, часть которых изобретательна и забавна, но серьезные люди в один голос возлагают вину на конкретные меры, которые проталкивали БЛМ и его единомышленники. Называют сокращение бюджетов полиции, предпринятое в ряде городов страны. Но знающие люди прежде всего винят оскопление полиции, у которой отбили охоту проявлять инициативу, например, останавливать подозрительные машины и прохожих сомнительного вида а, остановив, их обыскивать. Увидев, как кого-то бьют или грабят, любой полицейский бросится на помощь даже сейчас. Но многие подумают перед тем как бежать за «зайцем», перепрыгнувшим у него на глазах через турникет метро. «Мне что, больше всех надо?» — решат они, помня, что, в случае чего, трусливые начальники не заступятся за них, как в добрые старые времена, а отдадут на растерзание прессы и адвокатов БЛМ.

Эта теория подтверждается статистикой, которая показывает, что выше упомянутый рост числа убийств в Нью-Йорке, Чикаго и Луисвилле последовал за сокращением задержаний по инициативе полиции, соответственно, на 38%, 53% и 45%. 

Между июнем и декабрем 2020 года в Нью-Йорке было произведено на 45 тысяч меньше арестов, чем за аналогичное полугодие предшествовавшего года! Последствия были предсказуемы. Более нежный и пушистый подход к борьбе с преступностью в криминогенных городских (то есть населенных чернокожими) районах неоднократно практиковался в США вслед за его изобретением левыми идеалистами в 60-х годах, и результаты всегда были примерно одни и те же.

В 2016 году, в период первой семи или восьмилетней волны беспорядков работы БЛМ, одна из чикагских газет, рассчитанных в основном на черную аудиторию, вышла с заголовком: «Задержания чикагской полицией сократились на 90%… Преступность с применением оружия подскочила до небес!».

То же самое и сейчас. В результате гибнут в основном черные, защитить которых от полиции с понтом пытается БЛМ.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 20, средняя оценка: 4,95 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Владимир Козловский

Автор Владимир Козловский

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *