Религиозный фанатизм

11618a2f118da5e3cc74emmmmmmmmmmmm55

В десятом поколении после Ноаха на свет появляется Аврам (впоследствии Авраам), будущий основоположник этического монотеизма, впервые осознавший, что миром управляет его Творец, Высший Разум — Единый Б-г. В награду за этот интеллектуальный подвиг, совершенный в языческом окружении и с риском для жизни, Всевышний «открывается» Авраму и велит ему отправиться в неведомую страну, где от него произойдет великий народ. Аврам уходит вместе с женой Сарай (впоследствии Сара), племянником Лотом, слугами и учениками в Ханаан, где Б-г сообщает ему, что эта земля будет отдана его потомкам. Вскоре в стране начинается голод, и Аврам уходит в Египет. Зная дикие нравы египетских варваров и опасаясь, что красота Сарай погубит его, он выдает жену за свою сестру. Сарай приводят к фараону, но Б-г поражает египтян тяжелыми язвами, и они отпускают пленницу, не тронув ее. Аврам и Сарай возвращаются со своими спутниками в Ханаан со щедрыми дарами от египтян и многочисленным скотом. Лот отделяется от Аврама из-за ссоры, вспыхнувшей между их пастухами, и поселяется в долине Иордана, в процветающем, но насквозь порочном городе Сдоме. Между местными царями начинается война. Сдом побежден, и Лот попадает в плен. Аврам бросается ему на выручку с горсткой верных людей и одерживает победу. Он освобождает племянника, но отказывается от военных трофеев. Б-г сообщает Авраму в мистическом видении, что его потомки будут порабощены четыреста лет в чужой стране, но затем выйдут из плена «с большим достоянием» и вернутся в Эрец-Исраэль (Ханаан). Сарай бесплодна, и она дает Авраму свою служанку Агарь, чтобы та родила им ребенка. Забеременев, Агарь ведет себя заносчиво. Сарай проявляет строгость, и Агарь уходит из дома, но затем возвращается по велению ангела и рожает Ишмаэля. Б-г дает Авраму и его потомкам заповедь обрезания как знак союза с Ним, меняет имя Аврам на Авраама, а Сарай — на Сару и обещает 99-летнему патриарху, что его 90-летняя жена вскоре родит ему сына Ицхака, его истинного преемника. В тот же день Авраам совершает обрезание себе, 13-летнему Ишмаэлю и всем другим мужчинам в своем доме.

***

«И было, когда приблизился (Авраам) ко входу в Египет, сказал он Сарай, жене своей: «Вот, послушай меня, пожалуйста: я знаю, что ты красивая женщина. И поэтому, когда увидят тебя египтяне, они скажут: «Это жена его» и убьют меня…» (12:11-12). Ортодоксальных евреев часто упрекают в слишком ревностном соблюдении заповедей, в религиозном фанатизме. На идиш таких евреев называют «ферфрумт».

Каждый из нас считает себя эталоном. Тот, кто менее религиозен, чем я, — атеист, а тот, кто более религиозен — фанатик. Такова человеческая психология.

Но давайте все же разберемся: нужно ли быть ортодоксам такими уж «ортодоксальными»? Нельзя ли немного отпустить вожжи? Смотреть на мир шире, без фанатизма? Не быть чрезмерно «фрум»?

Вот что писал Виленский Гаон (рабби Элияху бен Шломо Залман, 1720 –1797), величайший религиозный мыслитель: «В каждом поколении надо ставить новые ограды, ибо каждое поколение уступает предыдущему поколению, и «эрев-рав» (потомки древних египтян, присоединившихся к евреям при выходе из Египта) становятся все сильнее. Поэтому нам все время приходится заделывать бреши в ограде, пробитые аморальными «эрев-рав». Именно это имеет в виду Тора во фразе «Берегите мои ограды» («Ваикра»).

Британский математик и историк науки Джейкоб Броновски написал книгу и популярный на Западе телесериал «Восхождение человека», в которых прослеживает интеллектуальный рост человечества от древних эпох до современности.

Иудаизм придерживается прямо противоположной концепции. На всем протяжении истории — от Синайского откровения и до наших дней — уровень человечества неуклонно снижался. Каждое очередное поколение опускалось на одну ступеньку духовно-моральной лестницы.

«И было, когда приблизился ко входу в Египет, сказал он Сарай, жене своей: «Вот, послушай меня, пожалуйста: я знаю, что ты красивая женщина…».

Странно. Неужели Авраам не знал до сих пор, что его жена Сарай красива? Великий каббалист Аризаль (рабби Рабби Ицха́к бен Шломо Ашкенази Лурия, XVI век) утверждал, что до прихода в Египет Авраам не видел мир сквозь физическую призму. Он был похож на первого человека Адама до его грехопадения.

Но по мере приближения к Египту, тогдашнему центру язычества, аморальности и разврата, его возвышенный духовный уровень стал снижаться. Авраам вдруг понял, что в мире есть добро и зло, что духовности противостоит примитивный материализм. Осознав это изменение в себе, Авраам увидел, как нечист Египет, как грубы и примитивны египтяне. Теперь он понял, что им ничего не стоило совершить убийство ради удовлетворения своей похоти.

Наше поколение оказалось в положении Авраама. Чем ближе мы подходим к нашим собственным «египтам», приобретая комфортабельные автомобили, шикарные дома, все более «умные» смартфоны, погружаясь в общество, которое придумывает для нас все новые и новые желания и «потребности», тем больше необходимость в возведении прочных заборов, которые отгородят нас от мира, прославляющего аморальность и безмерное потребление. В такой ситуации быть «ферфрумт» не так уж и плохо.

Подарок на будущее

«И создам Я союз между Мной и тобой, и сделаю тебя народом многочисленным безмерно, необычайно» (17:2). Во время Второй мировой войны одна молодая еврейка, жившая в пригороде Лондона, родила мальчика. Ее муж был на фронте, и она не могла найти моэля (специалиста по обрезанию), чтобы на восьмой день ввести новорожденного сына в завет Авраама. Отчаявшись решить проблему собственными силами, она позвонила даяну Иехезкелю Абрамски, возглавлявшему лондонский «Бейт-дин» и попросила о помощи.

Рав Абрамски обратился к хасидскому раввину, который был также квалифицированным моэлем. На следующее утро два престарелых еврея отправились в путь, чтобы выполнить важную заповедь обрезания новорожденного. Когда они уже приближались к цели, моэль вдруг хлопнул себя по лбу и воскликнул: «Ой! Я забыл свой комплект инструментов для обрезания! Что делать?» «Ничего страшного, — ответил даян Абрамски. — Зайдем в ближайшую аптеку и купим медицинские лезвия» ….

Хозяин аптеки, в которую они вошли, с интересом посмотрел на двух религиозных бородатых евреев. У одного, даяна Абрамски, окладистая борода доходила до середины груди, а у его спутника-хасида она спускалась еще ниже.

«Простите, — сказал даян, — у вас есть бритвенные лезвия?» — «Чтоб я так жил! — воскликнул аптекарь. — Бритвенные лезвия у меня, конечно, есть, но они никак не подойдут для ваших бород».

Виленский гаон отмечал, что слово «карет», наказание за грехи в виде «отсечения» души и лишения доли в Мире грядущем, означает в простом смысле «отрезать», а «карет-брит» означает введение в Завет, т. е. нечто соединяющее.

Гаон объясняет. Когда два друга расстаются, но хотят сохранить близость несмотря на разделяющее их расстояние, они дают друг другу самые ценные для них предметы. Получается, что вещи, которые они «оторвали» от себя, способствуют их близости.

Теперь вернемся к нашей теме обрезания. Почему еврейский закон требует обрезать от тела крайнюю плоть? Заключая союз с Б-гом, Авраам обязался дать Ему самое дорогое — свое будущее. Он дал клятву, что его потомки будут хранить верность Всевышнему во всех поколениях, и поэтому знак этого союза должен находиться в том месте тела, которое символизирует будущее. (Любопытный факт: на иврите слово «рехем», матка, имеет те же буквы, что и «махар», завтра, ибо этот женский орган содержит в себе «завтра» — будущего человека.)

Б-г, со Своей стороны, привел Свое «будущее» в этот мир и обещал Аврааму, что его потомки, еврейский народ, будут зачинателями всего происходящего на земле, двигателями прогресса.

20a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Нахум Пурер

Автор Нахум Пурер

Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *