Спорить ли с дедом?

Труа сегодня

Clip2Net Menu_210707195501hhhhhhh

Легенда гласит, что однажды великий Раши (1040-1105) держал на коленях младшего внука Якова (сына своей дочери Йохевед и ученика рабби Меира бен Шмуэля — Рама), будущего рабейну Там. Малыш дотянулся до тфиллин на дедовой голове — и мудрец предрёк, что этот малыш оспорит его мнение о расположении в них текстов Торы. Другая легенда утверждает, что в 5 лет окрепший бебик уже спорил с дедушкой по алахическим вопросам. Когда начался этот «спор во время небес» в грубой материальной действительности, не скажу, но продолжен он поныне в каждом месте, где изучают Тору. Изданы книги, защищающие дедушку от въедливого внука или в пользу младенчика.

Рабби Яков бен Меир (1100-1171) родился четвёртым, младшим сыном в семье рабби Меира, одного из авторитетнейших раввинов Северной Франции. Не знаю, кровь ли это, воспитание либо благословение небес — но все четверо сыновей рабби Меира и Йохевед стали исключительными знатоками Торы: Рашбам (Шмуэль, ок.1085-ок.1158 или ок.1174), Ривам (Ицхак ок.1090-ок.1130) и Шломо «Грамматик». Или дело в том, что не только отец, но и мама была знатоком Торы? Как и другие дочери Раши, Мирьям и Рахель. О младшей, Рахели, рассказывают, что она помогала отцу в составлении комментариев, а, выйдя замуж за рабби Элиэзера, одного из лучших учеников отца и мудреца выдающегося, развелась с ним — поскольку, по легенде, слишком превосходила мужа мудростью. Повествуют (неизвестно, насколько это достоверно), что дочери Раши надевали тфиллин,- и через годы рабейну Там постановит, что, хотя женщина надевать тфиллин не обязана (и даже есть периоды, когда не имеет на это права) — но, надевая, она исполняет мицву и должна произносить благословение. Не от матери ли или тёть это пришло?

Якову было от кого набираться знаний — как все братья, он учился у отца, а также у старшего брата Рашбама, с которым через годы возглавит ешиву в родном городке (Рамерю, близ Труа, в Шампани). К слову, уже Рашбам не раз возражал деду и порой пишет, что Раши согласился с его подходом. Способностями Яков отличался удивительными, даже в своей гениальной семье, предельной интеллектуальной честностью и талантом к развёрнутому логическому анализу. Говорили, что подобного не было со времён Талмуда. И — крайней самостоятельностью мышления. Хотя первыми «тосафистами», авторами дополнений к комментариям Раши к Талмуду, были отец и брат — фактическим создателем тосафической школы, аналитической и полемической, охватившей период с 12 по середину 14 века, зачинателем её идеологии и автором большинства методов исследования — считают младшенького. Поныне, если с противоположной стороны листа Талмуда слышится возражение дедушке, нашему величайшему комментатору — чаще всего это рабейну Там. Ещё одно значение «тосафот» — это предложенный им метод «добавления», продления талмудических дискуссий в новую реальность ради выведения практического закона.

С ранних лет рав Яков приобрёл известность как один из мудрецов поколения, его острый ум, душевная стойкость, трудолюбие и величие духа очевидны настолько, что его начали сравнивать с тёзкой, праотцом Яковом. Имя, с которым он войдёт в истории народа: «Рабейну Там» — идёт от пасука Торы: «человек цельный (прямой, совершенный — «там»), сидящий в шатрах (семьи и мудрости)».

Когда раву Якову исполнилось 25, умирающий отец передал ему управление основанной им в Рамерю ешивой — укрепившей влияние при сыновьях и сохранившей своё величие на ещё долгие годы после отъезда сына, когда ешиву возглавит внук основателя, племянник и ученик рабейну Тама — рабби Ицхак, Ри а-Закен (старец). Около ста лет в окружённом виноградниками посёлке жил центр еврейской учёности Франции и Европы, символизмом напоминая о сохранившем Тору после разрушения Второго Храма «винограднике (доме учения) в Явне».

Труа сегодня
Труа сегодня

К рабби Якову приезжали ученики со всей Ойкумены, среди лучших — раввины Моше из Киева, Элиэзер из Меца, Ицхак из Марселя, Яков из Орлеана, Ри… Отовсюду сыплются вопросы по еврейскому Закону, причём обычно ответы рабейну Тама — не краткие респонсы, а увлекательные новеллы-исследования. Сам рав разбогател, продолжая семейный бизнес: изготовление и продажу вин, а также ссужая деньги иноверцам — и поддерживал ешиву. С ним хотели иметь дело, добросовестность вне подозрений, в нормальном бизнесе честность — весомый капитал.

Мирная жизнь, и прежде разрушенная взрывом христианского фанатизма и вызванным им Первым Крестовым походом (1096-1099), добита походом Вторым (1147-1149). Орды воителей, стремившихся на Восток за «гробом господним» и законно опасавшихся сильных мусульманских армий, логично рассудили, что грабить и убивать соседей — еврейских «врагов христовых», безопасней и прибыльней. В 1147 банда крестоносцев ворвалась в Рамерю, разграбила дом рабейну Тама, а его самого выволокла за город. Здесь разыгрался кровавый спектакль: воины за веру решили, что за «муки нашего спасителя нужно замучить главного из евреев». Раву уже нанесли 5 глубоких ран… Тут вмешался некий рыцарь (или князь), то ли проезжавший мимо и знавший раввина, то ли один из извергов, кому рав Яков пообещал крупный подарок. С трудом ему удалось уговорить коллег повременить с «правосудием» и отпустить пленника.

После этого семья рабейну Тама и часть учеников перебираются в Труа, город великого деда и столицу Шампани. В 1150, после окончания Второго Крестового, рабейну Там вместе с Рашбамом и главой мудрецов Германии рабби Элиэзером из Майнца (Рааваном, ок.1090-ок.1170) возглавили проходивший в Труа съезд 150 ведущих законоучителей Европы. Задачей съезда было выработать такую структуру еврейских общин, которая давала бы шанс выжить в эпоху погромов, преследований и агрессивного миссионерства. Большинство решений — многие из которых актуальны поныне — были направлены на независимость и самоуправление общин, неких «государств в государствах»: запрет принимать от властей назначение на должности в еврейской общине, запрет подавать в нееврейский суд иск к другому еврею…

Конец жизни мудреца ускорили события в Блуа. 26 мая (20 Сивана) 1171 года на костёр взошли 32 еврея (несколько остались в тюрьме, детей погибших насильно крестили). Комедию «суда», бредовый «кровавый навет» в отсутствии не только «убиенного», но даже сообщения о пропаже какого-либо христианина, поддержал могущественный граф Блуа Теобальд, брат жены и зять короля Людовика VII. Рабейну Там получил известия об этом, попытки спасти и выкупить несчастных — всю общину города — не удались; и духовный глава евреев страны приложил все усилия, чтобы защитить остальные общины графства и не допустить повторений подобного. Вскоре появится королевский указ с запретом бессудных расправ.

Тфиллин рабейну Там
Тфиллин рабейну Там

Рав Яков написал оплакивающий мучеников пиют — он, как большинство его родственников и вообще еврейских мудрецов того времени, был прекрасным поэтом, многие произведения которого вошли в молитвенники праздничных и траурных дней — и умер 9 июня (4 Тамуза) 1171, ровно через 2 недели после кошмарной казни. По его постановлению все общины Франции, Англии и Рейнской области уставили для себя 20 Сивана день траура, поста и раскаяния. 20 Сивана 1650 года, после геноцида наших братьев казаками Хмельницкого, да сотрутся имена изверга и его подручных, общины Восточной Европы решили восстановить пост 20 Сивана — уже в память обо всех евреях, погибших в погромах. В тот же день по еврейскому календарю нелюдями истреблена община Немирова, число жертв оценивают в 8000…

Рабейну Там положил начало многим обычаям европейских евреев (и потому евреев Марокко — колония веками брала пример с метрополии). И не только. Так, объединяя мнение дедушки Раши (вертикальное расположение) и внука (горизонтальное), мезузы на дверях принято устанавливать наклонно. Многие сефарды и хасиды одевают поочерёдно тфиллин Раши (основной) и тфиллин рабейну Там, отличающийся порядком отрывков. Ибо, цитируют каббалисты строку из Талмуда, «на голове и на руке у человека есть место для двух пар тфиллин». Дедушки и внука.

17a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Арье Юдасин

Автор Арье Юдасин

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *