Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 12

Part.12-1У каждого человека своя судьба. Одни говорят, что она дается при рождении, и человек проживает жизнь на «коротком поводке» – что ни делай, а от судьбы не уйдешь. Но есть и другие, кто доказывают обратное, и делают свою судьбу сами, иногда «переламывая» жизненные ситуации, чтобы идти только вперед. И это не мифические персонажи, созданные фантазией писателя, а реальные люди, живущие среди нас.

Алек Брук-Красный «сделал себя сам». И как раз об этом наша книга – история человека, создавшего собственную судьбу.

Завтра начинается вчера

Роман

Читайте здесь: Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 1

Часть двенадцатая, заключительная

Летом 2015 года Алек ушел из Ассамблеи, ушел добровольно, хотя мог бы оставаться ее членом еще, как минимум, полтора года. Это было трудное решение, но обстоятельства вынудили его это решение принять. Девять лет в Ассамблее и восемнадцать лет в политике на разных уровнях не могли не повлиять на его личную жизнь. Особенно это проявилось во время страшного урагана «Сэнди», ставшего катастрофой для десяти штатов Америки, в том числе и для штата Нью-Йорк. Практически месяц Алек был на передовой борьбы с последствиями стихии. Месяц за рулем трака, урывая всего пару часов в сутки для сна, он развозил по созданным, в том числе и им самим, пунктам оказания неотложной помощи – питьевую воду, еду, теплую одежду и одеяла и еще много необходимых для жизни вещей. Он не появлялся дома даже для того, чтобы переодеться, хотя знал, что его собственный дом был во время урагана залит водой. С ураганом и его последствиями справиться, конечно, удалось, а вот с семейными проблемами, накопившимися за годы работы в Ассамблее, «дистанционно» справляться уже не удавалось. Что-то начало ломаться в семье, в выстроенных им вместе с женой отношениях с сыном, и каждую неделю, отправляясь в трехчасовую поездку в столицу штата Олбани на заседания Ассамблеи, Алек понимал – так дальше продолжаться уже не может. И ему в очередной раз предстояло принять очень непростое решение.

С дочерью Ребеккой и сыном Джонатаном
С дочерью Ребеккой и сыном Джонатаном

Старшая дочь Ребекка поступила в дорогой университет, оплачивать который в своей должности Алек просто не мог. Это само могло оказаться уже достаточным, чтобы уйти из Ассамблеи и устроиться на какую-нибудь высокооплачиваемую работу, но, как говорят, деньги – это всего лишь половина проблемы. Сын Джонатан начал вести себя как-то странно, и, как оказалось, он пристрастился к наркотикам. Нужно было сделать все возможное, чтобы спасти сына. Учитывая множество знакомств, высокую его деловую, да и просто человеческую репутацию, предложений было много. И Алек выбрал должность практически второго лица в крупной медицинской лаборатории. Его не пугала работа в совершенно незнакомом бизнесе – он всегда полагался только на себя, достаточно легко меняя направления деятельности. Так было еще в Союзе, так было в «Фанораме» и COJECO, так было и в политике. Но тут он ошибся. Сработал человеческий фактор, который, когда речь идет о больших деньгах, перестает быть человеческим. О том, что решение практически возглавить эту лабораторию было ошибочным, стало ясно уже через месяц, когда в ней случился пожар и сгорело почти все оборудование. Алек не имел перед этой организацией никаких обязательств – проработал в ней всего один месяц, и просто нужно было уходить на другую работу, но его характер, адреналин, который он всегда ощущал, сталкиваясь с трудностями, не позволили это сделать. Он тогда не распознал в этом пожаре огненный знак судьбы, предостережение о том, что нужно остановиться. И он не ушел, более того, сделал все возможное и невозможное, чтобы спустя неполные четыре месяца лаборатория снова заработала. Было заменено практически все оборудование, за исключением нескольких машин, среди которых был прибор по определению уровня алкоголя в организме человека. И именно этот аппарат круто изменил судьбу Алека, поставив его на грань человеческой катастрофы. Но тогда он этого не чувствовал. Лаборатория после восстановления стала работать даже лучше, чем до пожара. И свидетельством этому стало то, что им разрешили делать токсикологические анализы, которые в Нью-Йорке разрешено было делать только семи лабораториям. Что такое токсикологическая экспертиза? Это определение наличия и количества наркосодержащих веществ в организме людей. И от того, что показывает этот анализ, зависит иногда судьба и даже жизнь человека. Кроме того, что такие анализы давали приличную прибыль, Алек гордился и тем, что они помогали выявлять скрытых наркоманов и тех недобросовестных врачей, которые под видом обезболивающих выписывали зависимым наркосодержащие препараты, абсолютно при этом не интересуясь, принимают ли они препараты или продают. Да, он этим гордился, потому что, как ему искренне казалось, в очередной раз делал для людей доброе дело, да и не без оснований предполагал, что и его собственный сын оказался жертвой таких врачей. В общем, лаборатория снова стала процветать, несколько крупных врачебных офисов и страховых компаний заключили с ней долгосрочные договоры. Среди новых клиентов лаборатории был один врачебный офис, который еще, как впоследствии оказалось, с 2012 года был под наблюдением правоохранительных органов по подозрению в незаконном выписывании пациентам наркосодержащих препаратов.

Ну а теперь вернемся к машине, определяющей уровень алкоголя в организме. Как-то Алеку позвонил менеджер того самого медицинского офиса и сказал, что у нескольких пациентов анализ показал наличие алкоголя, хотя точно известно, что алкоголь эти люди не употребляют в принципе. По этому вопросу Алек обратился к супервайзеру, отвечающему за работу тестирующей техники лаборатории. Борис ответил, что проблемы с этой машиной иногда случаются, добавив, что Президент компании уже заказал новую, более совершенную тестирующую машину, но сроки ее ввода в эксплуатацию пока не известны. Алек перезвонил менеджеру медицинского офиса, сообщил о проблеме со сбоями в работе тестирующей машины и попросил его, посоветовавшись с доктором, принять решение по поводу проблемы. После этого разговора в медицинском офисе приняли решение – этот тест больше в лаборатории не заказывать. Все, вроде бы, технически правильно и просто. Но каждый айсберг имеет подводную невидимую часть. Дело в том, что наркотические препараты бывают несовместимы с алкоголем. И положительный тест на алкоголь может исключать выписку таких препаратов пациентам. Телефонные разговоры этого медицинского офиса прокуратура прослушивала, и они приняли решение привязать Алека к серьезному делу по наркотикам.

Ну а как же иначе: наклевывалось крупное и скандальное дело во главе с бывшим политиком и (вот это повезло!) политиком русскоязычным! И прокуроры почувствовали большую удачу. Запахло ароматом повышения по службе. И аргументы, что именно врачи заказывают лабораториям те или иные анализы, а не лаборатория по своей инициативе их делает, и только врачи определяют, какие лекарства выписывать пациенту, и множество других аргументов, на прокуроров не действовали. Главное – поймать свою прокурорскую удачу, даже притянутую, что называется, за уши. И на Алека открыли уголовное дело.

Люди, живущие в разных странах, в общем-то, очень похожи друг на друга. Нюансы составляют воспитание, достаток, образованность. Прокуроры в разных странах похожи друг на друга без этих нюансов. Профессия их предполагает ежедневное общение с потенциальными преступниками, что называется, с человеческим зазеркальем, что делает их черствыми, циничными и пристрастными. Те немногие из них, кто действительно пытается понять и разобраться по-настоящему, редко задерживаются в этой профессии и идут в адвокаты. Алеку попались именно такие – «настоящие» прокуроры – без страха и упрека, и, что хуже всего, без сомнений в собственной непогрешимости. Собрав наспех все свои подозрения, они обратились к Большому жюри за разрешением на ведение следствия и арест подозреваемого. Большое жюри в Америке состоит из 24 присяжных и принимает решения в присутствии прокуроров, но никогда – адвокатов. И не зря известный адвокат Алан Дершовиц назвал Большое жюри большой инквизицией.

Израиль. 7 Апреля 2017 года
На следующий день после свадьбы. Израиль. 7 Апреля 2017 года

Алек в это время находился в Израиле на свадьбе родственников и узнал об обыске дома от своего раввина, который по дороге на миньян увидел силовиков в настежь раскрытые двери. Это было 7 апреля 2017 года, и в этот день торопливые прокуроры сообщили практически всем американским телеканалам, что бывший член Ассамблеи замешан в большом деле по наркотикам. Так, без суда Брук-Красный стал еще без вины виноватым.

Алек в тот день долго молился у Стены Плача. В первый раз в жизни он просил Б-га помочь не другим, а себе. Наверное, он просил у Б-га, чтобы следователи разобрались во всем и сняли с него подозрения. Наверное, хотя точно знает об этом только он сам. Но Б-г дает человеку не то, что тот хочет, а то, что человеку нужно. И Б-г дал Алеку адвоката – адвоката с большой буквы – Джима Макгаверна, который, до того как стать адвокатом, много лет проработал прокурором и, учитывая свои человеческие и профессиональные качества, прокурором «неправильным». Два с половиной года шло следствие. Счета, платежные карточки семьи Алека были заблокированы, его лишили и права на работу. Ну просто наглядная реализация прав человека в самой демократической стране мира – ты еще не сидишь, но уже не живешь. Но Алек выжил, выжил благодаря помощи тех друзей, которые в самый сложный в его жизни период не отвернулись. Но и не только им, а еще и своей жене Авиве, которая в те дни была не просто спутницей в жизни, но еще и соратником в борьбе. Вдвоем они сделали ту работу, которую делают только адвокаты – собрали по крупицам доказательную базу правоты Алека и с этим пришли к адвокату.

Part.12-0bДжим Макгаверн принадлежит к категории тех уникальных людей, которые добились замечательного успеха в двух противоположных профессиях – прокурора и адвоката. Он был известен тем, что что помогал в судебном преследовании премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта и его брата, а также нескольких крупных функционеров Всемирной федерации футбола. И, главное, он хорошо узнал за 22 года работы прокурором психологию и нечистоплотность многих бывших своих коллег. В первую свою встречу они проговорили три часа, и, просмотрев документы, представленные Алеком, Джим протянул ему руку.

– Ты не виновен, – сказал адвокат, и поэтому я не просто буду тебя защищать, а мы выиграем этот процесс.

– Сколько я буду должен? – осторожно спросил Алек.

– Я очень дорогостоящий адвокат, но истина дороже денег.

Так Джим Макгаверн стал адвокатом Алека, так они стали друзьями…

Буквально сразу Джиму удалось снять арест со счетов Брука-Красного, и это стало первой их победой. Прокуроры получили по зубам и поняли, что состряпанное ими дело начинает разваливаться.

Завтра - ещё лучше, чем вчера!
Завтра — ещё лучше, чем вчера!

Об американском правосудии можно написать отдельную книгу, большая глава которой могла бы быть посвящена сотрудничеству обвиняемых со следствием. Припертые к стенке, они готовы давать показания против любого товарища по несчастью даже под присягой, выторговывая, именно выторговывая, для себя меньший срок или вообще условный. И адвокаты часто склоняют своих подзащитных к таким сделкам – меньше проблем и больше гонорара. К чести Макгаверна и его помощника Джонатана Копполы, они никогда всерьез не рассматривали вариант, при котором Алек примет предложение о признании вины за преступление, которого он никогда не совершал. И через два с половиной года упорной работы адвокатов доказательная база невиновности Брука-Красного была представлена суду присяжных. Два месяца длился суд и два месяца Джим разбивал по кирпичикам стену лжи, построенную прокурорами на основании показаний только одного человека – менеджера того самого медицинского офиса, менеджера, любой ценой выторговывавшего для себя условный срок. Заключительная речь Джима Макгаверна перед присяжными была блестящей и еще долго обсуждалась в адвокатских кругах Америки. Алек в очередной раз вышел победителем. Его семья, как предполагали многие, не распалась, а еще больше сплотилась. А сын, поборов страшную зависимость, сейчас помогает другим от нее избавиться…

А в этот день, когда суд присяжных вынес вердикт – не виновен, Алек, придя домой, не раздеваясь, зашел в свой кабинет. Он подошел к стене и провел рукой по фотографии старика с грустными и умными глазами.

– Деда, – произнес он, – сегодня у меня был очень трудный, но хороший день. А завтра будет еще лучше. Ведь завтра начинается вчера…

Виктор ЗОНИС

Paid for by Brook-Krasny 2021

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 1

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 2

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 3

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 4

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 5

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 6

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 7

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 8

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 9

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 10

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 11

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 12

, , , ,

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Автор Сергей Биарэм

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *