ВОЗВРАЩЕНИЕ В СВЯЩЕННУЮ ИСТОРИЮ («Йом ацмаут»)

unnamed (1)

Возрождение еврейской государственности, и даже сам день провозглашения независимости государства Израиль – все это предвещалось еврейскими мистиками и мудрецами.
Виленский Гаон (1720-1797), опираясь на прозрения Аризаля (рабби Ицхака бен Шломо Ашкенази Лурия (1534-1572)), называл как год Избавления (1948/5708), так и саму его календарную дату – 5 ияра — 20-ый день счета омеров.
Кроме того, среди учеников Виленского Гаона хранилось предание, что избавление начнется лишь после того, как еврейское население Эрец Исраэль достигнет 600 тысяч душ. В начале 1948 года число евреев Палестины, наконец, превысило эту планку (подробно об этих прозрениях говорится в моих статьях по этой ссылке.
Между тем, сегодня мне бы хотелось коснуться еще одной детали, еще одного знамения, подтверждающего провиденциальный смысл войны за независимость — знамения, свидетельствующего о возвращении Израиля в колею его древней священной истории.
Всмотримся в хронологию событий 1947-1948 года.
Война за Независимость Израиля началась 30 ноября 1947 года — на другой день после принятия резолюции ООН о разделении Палестины.
Многим было ясно, что сразу после того как Британия покинет Палестину, в нее вторгнутся армии соседних арабских государств. Однако местные арабы приступили к боевым действиям немедленно, не дожидаясь британско-арабской рокировки. В январе 1948 года к местным иррегулярным силам присоединилась Арабская освободительная армия, сформированная Лигой арабских государств из сирийских, иракских, ливанских, египетских и боснийских добровольцев. Арабские боевики действовали весьма успешно.
В цикле статей «Апрельский перелом», посвященных 70-летию независимости Израиля, Дов Конторер пишет: «Общее положение еврейского Ишува последовательно ухудшалось в первые месяцы войны, и к весне 1948 года оно стало поистине критическим. Причины этого более или менее очевидны: к моменту принятия решения ООН о разделе подмандатной Палестины в стране проживало порядка 1,3 миллиона арабов и 630 тысяч евреев. Соответственно, арабский мобилизационный потенциал был в два раза больше еврейского, а в географическом плане зона компактного еврейского расселения была уязвима для рассечения сразу по нескольким линиям… средний еврейский боец должен был сражаться намного больше и, по возможности, лучше, чем его арабский противник.
Соответствующие навыки осваивались уже в ходе войны, четвертый месяц которой получил в историографии Ишува красноречивое название «страшный март» из-за пришедшихся на него поражений и утрат… Транспортное сообщение Иерусалима с Приморской равниной сталкивалось с растущими трудностями, еврейское население города голодало… Неудачей завершились две важные контратаки, предпринятые Пальмахом и Хаганой к северу от шоссе, соединявшего Иерусалим с Приморской равниной, и направленные против блокировавших Иерусалим арабских формирований; одна из них была произведена у деревни Бейт-Сурик, другая на дороге Латрун – Рамалла. В конце месяца были один за другим разбиты четыре еврейских транспортных конвоя».
Но блокирован был не только Иерусалим, в марте почти все еврейские населенные пункты оказались отрезанными друг от друга. «Дорога, ведущая к Тверии с запада, оставалась блокированной с конца февраля; сообщение этого города с Цфатом и поселениями Галилейского выступа также было перерезано, и только по южной дороге на Бейт-Шеан, откуда было можно проехать в Афулу, Тверия сохраняла линию транспортной связи с Приморской равниной. В осажденном еврейском квартале Цфата 250 бойцов Хаганы, ЭЦЕЛа и ЛЕХИ с трудом сдерживали атаки арабских отрядов, общая численность которых составляла до 3000 бойцов. К востоку и к северу от Нагарии в изолированном положении находились киббуцы Йехиам, Мацуба, Эйлон и Ханита, а сама Нагария была отрезана от Хайфы. К югу от Хайфы киббуц Бейт-Орен находился в полуизолированном положении, а земледельческая колония Атлит держалась в условиях полной блокады. К западу от Назарета в таком же положении находился киббуц Кфар ха-Хореш. 26 марта узкая полоса Приморской равнины, сообщавшаяся с Изреэльской и Бейт-Шеанской долинами на востоке и с районом Хайфы на севере, была отрезана от поселений Северного Негева… От основных еврейских кварталов Иерусалима были также отрезаны Старый город, киббуц Рамат-Рахель и гора Скопус с расположенным на ней комплексом зданий Еврейского университета и больницы «Хадасса», а вблизи Мертвого моря в изолированном положении находились киббуц Бейт ха-Арава…»
«Помимо значительных человеческих, технических и хозяйственных потерь, выпавших к тому времени на долю Ишува, были и крупные политические потери: в связи с острым военным конфликтом в подмандатной Палестине, США, поддержавшие план создания еврейского государства при голосовании в ООН 29 ноября 1947 года, пересмотрели свою позицию; 19 марта они обратились к Совету Безопасности с инициативой созвать специальную сессию Генеральной Ассамблеи ООН, которая заменит свое прежнее решение о создании в британской Палестине еврейского и арабского государств новым решением о передаче указанной территории под режим международного протектората».
«В целом чаша весов явно склонялась в первый месяц весны в пользу палестинских арабов, вождям которых уже казалось тогда, что они обойдутся без помощи регулярных арабских армий… К концу марта еврейский Ишув стоял перед фактом многопланового военного, политического и хозяйственного кризиса. Перелома в первый период войны евреи добились только в апреле 1948 года, и эти переломные события сфокусировались вокруг одного дня, значение которого оказалось так велико, что палестинские арабы всерьез рассматривали возможность выбрать именно этот день, 9 апреля, а не дату провозглашения Государства Израиль, для ежегодной политической тризны по поводу своей «накбы»…
«Главным испытанием для еврейского населения Эрец-Исраэль все же явилась война с регулярными арабскими армиями, до которой в апреле дело еще не дошло. Но применительно к первому этапу войны безусловно верным является вывод о том, что его успешный для евреев исход определился во вторую неделю апреля на западных окраинах Иерусалима и у киббуца Мишмар ха-Эмек на подступах к Хайфе».

9 апреля ознаменовалось тем, что, во-первых, в этот день после долгих перипетий в руках Аганы оказался Кастель (чем фактически закончилась блокада Иерусалима), а во-вторых, отряд Иргун и Лехи заняли Дейр-Ясин. В ходе уличных боев погибло около сотни арабов, половина которых были женщины и дети. Прослышав об этом, британцы и левое руководство йешува назвали эту операцию «резней». Арабские пропагандисты тоже разумеется не молчали, но, на свое несчастье, несколько переусердствовали. Стремясь приукрасить жестокость противника, они (через арабское радио и центральные газеты) объявили, будто бы евреи изнасиловали женщин Дейр-Ясина. Весть эта вызвала панику, в результате которой началось массовое бегство арабского населения.
В последующие дни аганой была предпринята серия успешных наступлений: 18 апреля была занята Тверия. К 24 апреля была захвачена Хайфа с пригородами, 25-26 апреля – Акко. К 10 мая был занят Цфат. Захват Яффо завершился к 14 мая – к дню провозглашения Независимости. Причем все эти победы сопровождались массовым бегством арабского населения, опасавшегося «второго Дейр-Ясина».
Таким образом, фактически в течение месяца израильской армией были заняты основные территории, на которых в дальнейшем закрепилось еврейское государство, и которые арабское население в те дни покинуло.
Нам остается лишь заметить, что 9 апреля пришлось на 29 адара, т.е., что вечером этого дня наступил месяц Нисан, в течение которого и были достигнуты эти замечательные победы. Но тем самым подтвердились слова Талмуда: «В месяце Нисан мы были избавлены из Египетского рабства, и в Нисане будем избавлены в будущем» (Рош а-Шана, 11б).

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 5, средняя оценка: 4,60 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Арье Барац

Автор Арье Барац

Арье Барац родился в 1952 году в Москве, в 1976 году закончил медико-биологический факультет РГМУ, во время учебы в котором участвовал в работе философского семинара Леона Черняка. Более десяти лет работал врачом в лабораториях московских городских больниц. С 1992 года проживает в Израиле, в Матэ-Биньямин, на границе между Иудеей и Самарией. Автор нескольких религиозно-философских книг, в которых среди прочего рассматриваются перспективы диалога религий, в первую очередь иудаизма и христианства, но также ислама и восточных учений.
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *