Наша «светская хроника». Недельная глава Торы «Ваехи»

melamedaaaaaaaaacccc

Прожив семнадцать лет в Египте, и, чувствуя приближение смерти, Яаков берет клятву с Йосефа, что тот похоронит его в семейной усыпальнице «Меарат а-махпела» в Хевроне. Йосеф приводит к больному отцу сыновей Эфраима и Менаше, и Яаков объявляет их своими сыновьями. В результате Йосеф и его потомки получат двойную долю наследства вместо старшего брата Реувена. Несмотря на возражения Йосефа, Яаков благословляет первым его младшего сына Эфраима, от которого произойдет Иегошуа бин-Нун, преемник Моше-рабейну и покоритель Эрец-Исраэль. Затем Яаков собирает всех двенадцать сыновей, основателей колен Израиля, и дает им предсмертные благословения и характеристики. Яаков умирает в возрасте 147 лет. Грандиозный похоронный кортеж отправляется из Египта в Хеврон. После смерти отца братья опасаются, что Йосеф начнет мстить им за прошлое. Но тот успокаивает их и обещает дальнейшую материальную поддержку им и их семьям. Перед своей смертью Йосеф предсказывает братьям, что Б-г выведет их потомков из Египта, и просит, чтобы при Исходе евреи забрали с собой его останки. Йосеф умирает в возрасте 110 лет; его набальзамированное тело кладут в саркофаг. Так завершается книга «Берешит», первая в Пятикнижии.

***

Дедушка каждого еврея

«И жил Яаков в стране Египетской семнадцать лет…» (47:28). Что вы понимаете под выражением «преуспеть в жизни»? Проводить каждый вечер в ресторане или диско-баре? Ездить в «Мерседесе» с персональным шофером и ловить на себе завистливые взгляды серых личностей, которые проводят на работе лучшую часть жизни — каждый день с восьми до пяти?

Жизнь «наверху» кажется привлекательной лишь со стороны. «Счастливчики!» — вздыхаем мы, глядя на шикарную пару, лучезарно улыбающуюся с обложки журнала: модный рок-певец женился на супер-манекенщице. Ими любуются, им завидуют. Но не прошло и года, как пресса сообщает о скандальном разводе. Оказывается, сказочный принц балуется наркотиками, нещадно бьет жену-красавицу, а от описаний его внебрачных похождений краснеет даже ко всему привычная газетная бумага. Такова изнанка «красивой жизни».

В еврейской традиции «преуспеть в жизни» — это нечто совсем иное. Приехав по делам в Москву после нескольких лет жизни в Израиле, один мой знакомый обратил внимание, что на улицах города почти нет беременных женщин и маленьких детей. Это показалось ему странным, даже зловещим. Ведь гуляя по Иерусалиму, он привык лавировать между детскими колясками и стайками детишек.

Одна из самых удивительных особенностей еврейского образа жизни состоит в том, что она жестко разделена на этапы. Цикл жизни увлекает нас в нескончаемый хоровод семейных торжеств и памятных дат: «кидуш» по случаю рождения ребенка, «брит-мила» (церемония обрезания младенца), выкуп первенца, «бар-мицва», прием гостей в честь обручения молодой пары, свадьба и последующая неделя ее празднования («шева брахот»), похороны, посещение скорбящих («шива»). И так от колыбели до могилы. Вместе делим радость и печаль.

«И жил Яаков…». Да, Яаков жил в Египте полнокровной жизнью. Ему было некогда скучать. Сразу после переселения из Ханаана в его семье произошел мощный демографический взрыв. За 17 последних лет жизни Яакова число евреев возросло с 70 душ до нескольких тысяч. Все его дни были наполнены торжествами: сегодня — «брит мила», завтра — свадьба, послезавтра — «бар-мицва» и «шева брахот». И везде он был самым желанным, почетным гостем, и никому не мог отказать. Ведь Яаков-авину был их патриархом, дедушкой или прадедушкой каждого еврея той эпохи. Это и есть наша «светская хроника».

Талмид-хахам и балабос

«И сказал Йосеф отцу своему: «Не так, отец мой, этот — первенец; клади правую руку на его голову». Но не согласился отец его и сказал: «Знаю, сын мой, знаю; он также станет народом, он также будет велик, но меньший его брат будет больше его, и потомство его будет многочисленнейшим племенем» (48:18-19).

Когда Йосеф привел к Яакову двух своих сыновей Менаше и Эфраима для благословения, он, конечно, ожидал, что отец окажет предпочтение Менаше, старшему из братьев. Но Яаков поступил иначе: когда дети встали перед ним — Менаше справа от него, а Эфраим слева, он скрестил руки и возложил правую, более «сильную» руку на голову Эфраима.

Почему Яаков и Йосеф разошлись во мнении в отношении статуса двух братьев? Почему Яаков дал более сильное благословение Эфраиму, а Йосеф считал, что первым должен оставаться Менаше, его первенец? На первый взгляд, кажется, что отец был прав: Менаше не сделал ничего плохого в отличие от Эсава, брата его дедушки, чтобы лишиться права первородства. Зачем же отбирать у него лидерство?

РАШИ сообщает, что Эфраиму было отдано предпочтение в заслугу его потомка Иегошуа бин-Нуна, преемника Моше. После Исхода из Египта Иегошуа возглавит завоевание Страны Израиля и разделит ее землю между коленами, а также будет обучать народ Торе.

Хафец-Хаим объяснил возвышение Эфраима тем, что тот обладал особой скромностью. Младший сын Йосефа искренне считал себя менее достойным внимания и почестей, чем Менаше, и готов был оставаться в тени старшего брата. Такое предельное смирение очень высоко ценится Б-гом, как мы знаем на примере Моше-рабейну, о котором сказано в Торе: «А человек этот, Моше, был скромнейшим из всех людей, что на земле» (Бамидбар, 12:3). Поэтому Б-г решил вознаградить Эфраима и поставил его выше Менаше.

Казалось бы, вопрос исчерпан. Но есть еще одно объяснение. Несмотря на свой очень юный возраст, Менаше выполнял в то время функции «исполнительного директора» при своем отце Йосефе, правителе Египта. Он вел государственные дела, заключал соглашения, принимал решения. При этом, несмотря на свою «светскость» и благодаря отцовскому воспитанию он оставался глубоко верующим евреем, строго исполнял заповеди, был предельно честным и порядочным во всех делах, как требует того иудаизм. Таким, с точки зрения Йосефа, должен быть идеальный еврей — религиозным «балабосом», предприимчивым человеком с деловой хваткой. Таким же он был сам.

Другой тип еврея олицетворял собой Эфраим. Он был классическим «талмид-хахамом», человеком, целиком погруженным в Тору, строго следующим законам еврейской жизни, отделенным от внешнего мира. По мнению Йосефа, Эфраим должен был наставлять «балабоса» Менаше, учить его, как вести еврейский образ жизни по Торе и заповедям, как растить детей в этом духе, несмотря на нееврейское светское окружение. Роль Менаше была целью, а роль Эфраима — средством достижения этой цели.

Именно в этом вопросе Яаков был не согласен с сыном. Яаков — сам «талмид-хахам» высшего уровня — знал и верил, что мир был создан ради Торы. Поэтому изучение Торы — это не средство, а сама конечная цель. А задача «балабоса» — поддерживать знатоков Торы, в заслугу которых земля вращается и мир продолжает существовать, обеспечивать их материальные нужды, давать им возможность денно и нощно корпеть над святыми книгами в бейт-мидраше.

Ведь именно благодаря знатокам Торы их работающие братья преуспевают в делах, как учили мудрецы Талмуда: «В заслугу моего сына (рабби) Ханины бен Доса мир получает пропитание…!» (трактат «Таанит», 10а). С другой стороны, поддерживая изучающих Тору, «балабосы» получают свою долю в Мире грядущем, поскольку они снимают с них заботу о хлебе насущном. И те, и другие делят заслугу в том, что наша земля продолжает вращаться.

«И благословил он их в тот день, сказав: «Вами будут благословлять Израиль»… и опять поставил Эфраима впереди Менаше» (48:20). Как мы видим, Яаков победил в этом споре, узаконив это положение: знатокам Торы отдается предпочтение перед деловыми людьми во многих аспектах жизни. Самым большим уважением в еврейском обществе пользуется именно «талмид-хахам». Он стоит на вершине нашей социальной пирамиды.

13a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Нахум Пурер

Автор Нахум Пурер

Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *