Два еврея

75a617c01b4c7a81ba7ad39d818e7475d0c59a42

Начиналось все очень весело. На работе в тбилисском НИИ ко мне подошел товарищ, Котэ Сихарулидзе. Я в то время еще преподавал шахматы в ДК медработников. Сослуживец попросил принять его сына в кружок. Правда, поставил условие: довести сына до звания чемпиона мира. Я ответил, что это невозможно.

– Почему? – спросил он.

– Тренера-еврея недостаточно. Необходимо, чтобы евреем был отец.

Раздался дружный хохот. Над Котэ еще долго продолжали подтрунивать.

Не до смеху в тот период было дирекции моего объединения. Пришла телеграмма из министерства приборостроения. В ней сообщалось, что сгорел энергоблок Запорожской атомной электростанции. Убыток составлял 17 миллионов рублей. Политбюро СССР «жаждало крови». В городе Черновцы собрали совещание под руководством замминистра внутренних дел СССР. Все руководящие работники нашего объединения отказывались ехать. Они просто боялись. Настроение было траурное. Чтобы разрядить обстановку, один начальник рассказал о моей шутке. «Браво! – воскликнул генеральный директор. – Ехать должен еврей». Вызвали Левина. Объяснили, что дело, в общем, совсем простое.

В аэропорту Черновцов меня встречала черная «волга». Меня назвали сначала по имени-отчеству генерального директора, затем его заместителя и т.д.

Каждый мой отрицательный ответ понижал меня в звании. Наконец, я сознался, что всего лишь старший инженер. Хозяева опешили. «Ну, пойдемте на совещание». Выступал заместитель министра внутренних дел. Победоносно глядя на меня, он говорил: «Вы, грузины, во всем виноваты. Уголовный кодекс, статья номер такой-то» и т.д. Говоря это, он крутил передо мной пальцем, а свита следила за его пальцем, укоризненно и сочувственно глядя на меня. Вначале мне стало обидно за грузин. Думаю: «Что они тебе лично сделали плохого?». Потом – за себя. Что ему от меня надо?

Наконец, он мне надоел. Я сказал:

– Я вас не боюсь.

– Почему? – удивился он.

– А меня Маркс успокоил.

– Какой Маркс?

– Карл, – уточнил я, – вождь мирового пролетариата.

– А что он сказал?

– Пролетариям нечего терять, кроме своих цепей.

– Это ты-то пролетарий? – усмехнулся он.

– По зарплате еще ниже. Я свои сто восемьдесят рублей в месяц всегда найду.

В зале началась истерика. Генеральные директора били руками по столу, люди выбегали из помещения. Самое страшное зрелище представляла собой свита замминистра. Хотелось смеяться, но было боязно, поэтому передать выражение на их лицах невозможно.

(Говорят, что аналогичная история была в Московском горкоме партии. Выступал Геннадий Хазанов. А Гришин – первый секретарь, которому, по выражению Сергея Довлатова, надо было «давать срок за выражение лица» – почему-то не смеялся. Хазанов разозлился: полтора часа выступать – и ни единой улыбки в ответ!)

«Эти грузины совсем несерьезные люди, – заявил замминистра, – я закрываю совещание».

Говорят, наш министр выписал моей дирекции большую премию за доблестную защиту интересов министерства на совещании. Но до меня ничего не дошло. Правда, мне долго по очереди жали руку. Единственное, чему учит эта история, что еврей – даже такая сволочь, как Карл Маркс, – всегда готов прийти на помощь другому еврею.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 13, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Автор Меир Марат Левин

Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *