Все силы — на служение Б-гу

imagestttttttttttt

После двадцати лет бесплодного брака у Ицхака и Ривки рождаются близнецы Эсав и Яаков. Б-г сообщает Ривке, что ее трудная беременность — это прелюдия к грядущему конфликту между потомками близнецов — Римом и Израилем. Эсав вышел первым из утробы матери; вслед за ним, держась за пятку брата, — Яаков. С возрастом разница между братьями становится все заметнее. Эсав — охотник, отличается необузданным нравом, а Яаков — «человек кроткий, сидящий в шатрах» Торы. В день похорон их деда Авраама Эсав бездумно продает свое первородство Яакову за приготовленное им траурное блюдо — чечевичную похлебку.

Ицхак хочет уйти в Египет, чтобы переждать там голод, охвативший Ханаан, но Б-г напоминает ему, что после жертвоприношения на горе Мориа он наделен особой святостью, и ему нельзя покидать Святую землю. Ицхак поселяется с Ривкой в Граре, стране филистимлян, и выдает свою жену за сестру, чтобы защитить ее от посягательств местных язычников. Разбогатев на чужбине, Ицхак вызывает зависть филистимлян, и местный царь Авимелех изгоняет его. Покинув Грар, Ицхак восстанавливает три колодца, выкопанных его отцом. Эти колодцы символизируют три будущих иерусалимских Храма: два из них, как и колодцы, будут разрушены, а третий сохранится навечно. Авимелех понимает, что Ицхаку покровительствует Б-г, и предлагает ему заключить союз.

Прошли годы. Чувствуя приближение смерти, Ицхак призывает к себе Эсава, чтобы благословить его. Однако Ривка убеждает Яакова прийти к слепому отцу и, выдав себя за брата, получить это важное благословение. Хитрость удалась: Ицхак благословляет Яакова, думая, что это Эсав. Разгневанный Эсав жалуется отцу на обман, вспоминая заодно и о проданном первородстве, но Ицхак понимает теперь, что Яаков больше ценит духовную миссию семьи, и подтверждает необратимость своих слов. Эсав грозит убить Яакова, и Ривка отправляет младшего сына к своему брату Лавану в Падан-Арам, чтобы он переждал там гнев Эсава и заодно подыскал себе жену.

***

Невероятно, но факт

«Голос — голос Яакова…» (27:22). В юности Виленский гаон (рабби Элияху бен Шломо Залман, 1720 — 1797, Вильно) учил Тору в обычной учебной группе. Спустя много лет он встретил одного из своих бывших соучеников, и в ходе дружеской беседы тот спросил гаона, как ему удалось добиться таких высот в познании священных текстов. Гаон ответил: «Ты помнишь, что написано в Гемаре, в трактате «Хагига»? — «Сказал Гилель: «Нельзя сравнить того, кто повторил выученное сто раз, с тем, кто повторил выученное сто один раз». «Да, помню», — сказал его бывший однокашник. «И ты поверил Гилелю без тени сомнения?», — продолжил допытываться гаон. «Конечно, поверил». «А я нет. И поэтому решил проверить его слова на себе».

В сегодняшнем разделе Торы сказано: «Голос — голос Яакова».

Поучительные истории из жизни великих мудрецов могут вызвать обратную реакцию. Можем ли мы сравнивать себя с этими гигантами духа, дающими образцы самопожертвования и беззаветной преданности Б-гу и Торе? Ведь нас, грешных, отделяет от них бездонная, непроходимая пропасть.

Один сравнительно молодой раввин слыл выдающимся знатоком галахического кодекса «Мишне Брура», объемного труда, написанного выдающимся подвижником Торы Хафец-Хаимом (1838 — 1933, Польша). На вопрос, как он достиг таких успехов в учебе, последовал ответ: «Очень просто, еще в юности я сказал себе, что буду каждый день без исключения отводить себе 45 минут на изучение «Мишне Брура», и с тех пор я ни разу не делал себе поблажки. «Всего-то? Не так уж это и трудно», — возразил его собеседник. «Согласен, не трудно. Но я это сделал».

В изучении Торы (да и в любой другой учебе) разница между успехом и неуспехом состоит лишь в том, открыл ты книгу или не открыл. Если тебе удается преодолеть свою лень и апатию, с тобой могут происходить чудеса. Сто один раз — это не на один больше, чем сто. Это переход в другую реальность.

Однажды в Дубаи устроили состязание: кто сумеет подняться пешком без остановки на последний 162-й этаж самого высокого в мире небоскреба «Бурж Халифа». Организаторы установили щедрый денежный приз. Большинство участников не смогли подняться выше 90-го этажа, а до площадки 120 этажа подъем продолжил только один человек. Пыхтя и отдуваясь, он из последних сил преодолел еще несколько лестничных пролетов. На одной силе воли, переползая со ступеньки на ступеньку, добрался до 146 этажа. Лег на холодный пол и в полном изнеможении прошептал: «Все, больше не могу…». Затем открыл глаза и прямо перед собой увидел объявление: «Если вы добрались сюда, можете завершить подъем на лифте. Приз — ваш!»

Когда мы отдаем все силы в служении Б-гу, Он спускается нам навстречу и поднимает на Своем лифте.

В ожидании Машиаха

«А это — родословие Ицхака, сына Авраама: Авраам родил Ицхака» (25:19). Допустим, вы входите в комнату, в которой много детей. Дети играют, шумят. Как вы призовете их к тишине? Правильно. Первым делом, вы приложите палец к губам и скажете: «Ш-шш!»

Рабби Шимшон-Рафаэль Гирш (XIX в., Германия) отмечал, что «Ш-шшш!» — это универсальный звуковой сигнал, требующий тишины, которым пользуются все народы. По-русски (и на идиш) в таких случаях иногда употребляют междометие «Ша!» В английском языке есть похожее по звучанию слово «Hash!» — Тише! Замолчи! Все тот же шипящий звук — «Ш-шшш!»

На этой неделе завершился еврейский месяц хешван и перешел в месяц кислев, в конце которого мы начнем отмечать восьмидневный праздник Хануку. Корень слова «хешван» — хаш, который тоже означает в иврите тишину. Само название месяца требует от нас молчать и… размышлять.

В молитвах Рош-Ашана мы сожалеем, что Б-г скрывает от нас Свое присутствие, что Он продолжает прятаться за маской вселенной. Конечно, мы просим Его в эти дни простить наши грехи, помочь исправиться и даровать нам жизнь, здоровье и процветание. Но особенно страстно мы молимся о том, чтобы поскорее пришел день, когда весь мир, все живущие на земле люди признают Б-га Израиля «Царем вселенной». Это центральная тема литургии в Рош-Ашана.

В основе всех проявлений антисемитизма в современном мире, будь то BDS, «правозащитное» движение, призывающее к бойкоту Израиля, или зверское убийство еврейского младенца в коляске в ходе автомобильного теракта на трамвайной платформе в Иерусалиме, — везде один общий корень: отрицание Б-га Израиля.

После всех осенних праздников и грозных дней, вступив в тихий, будничный месяц хешван, мы должны задуматься: насколько искренне мы молились в те дни, насколько сильно мы желаем прихода Машиаха и «коронации» Б-га, восстановления Его безраздельной власти над миром.

Сегодняшний раздел Торы дает нам такую возможность для анализа. В конце предыдущего раздела «Хаей-Сара» сказано: «А это — годы жизни Ишмаэля… перед лицом всех своих братьев он находился» (25:17-18). А наш раздел «Толдот» начинается со слов: «А это — родословие Ицхака, сына Авраама: Авраам родил Ицхака».

Когда Ишмаэль перестанет находиться «перед лицом всех своих братьев», когда пересохнет поток нефтедолларов, над миром воссияет солнце Машиаха бен-Давида, потомка и преемника Авраама, Ицхака и Яакова.

Да произойдет это вскорости, в наши дни!

10a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Нахум Пурер

Автор Нахум Пурер

Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *