Мемориал памяти Исидора и Иды Штраус, а также о Straus Park, универмаге Macy’s, необыкновенной любви и трагедии «Титаника»

Clip2net_201023еееееееееееее

https://www.landmarkwest.org/straus-park-centennial-celebration

Штраус Парк с «Мемориалом» находятся в Верхнем Вест-Сайде Манхэттена, на пересечении Бродвея, Вест-Энд авеню и 106-й улицы, недалеко от музея Николая Рериха. Как-то после экскурсии по нему я задержался в этом сквере. В глубине сквозь листву кустарников отчётливо была видна скульптура прекрасной нимфы, склонившейся над цветочным газоном. И так разительно отличался её вид от традиционных парковых изваяний, что я подошёл поближе. На ограждающей стене обнаружил надпись: «Памяти Исидора и Иды Штраус, погибших при катастрофе «Титаника» 15 апреля 1912 г». И рядом название — «Straus Park».

Я помнил незабываемые кадры культового фильма о «Титанике», кое-что знал об универмаге Macys и братьях Штраус. Осталось лишь соединить эти разрозненные пазлы в единую картинку. Но было особенно любопытно, что все обнаруженные мной сообщения о семье, работе, знаменитом универмаге или трагедии «Титаника» — завершались рассказом об удивительной любви, верности, мужестве и благородстве. О людях, которые сумели доказать, что известная фраза «Они жили счастливо и умерли в один день» не литературный штамп, а реальная жизнь. Надеюсь, что история об их необыкновенной жизни и судьбе заинтересует и вас.

Зарождалась она в Германии XIX столетия, когда Наполеон проиграл свои последние битвы, бросив полуразрушенные и разграбленные города; после промозглого 1816-го — «года без лета» или «тысяча восемьсот насмерть замёрзшего года», принесшего катастрофический неурожай, голод и десятикратное повышение цен на продукты 1848-49 годов, которые разожгли костры революций и беспорядков по всей Европе. А вскоре и мелкие крестьянские хозяйства в Германии потеряли права собственности, а мануфактуры не выдержали конкуренции с английскими фабриками. Через порты Бремен и Гамбург началась массовая немецкая эмиграция в Америку. Только между 1820 и 1870 годами в США из Германии въехало около 6 млн человек. Свободы, дарованные на их родине Наполеоном, были утеряны, а евреи, в дополнение ко всему, получили очередную порцию погромов, притеснений и ограничений в правах. Так, к самому крупному в те годы эмиграционному потоку из Германии, добавилась и еврейская волна. Если в 1850 г. она составляла около 50 тыс. человек, то через десять лет увеличилась уже до 150 тыс. Нью-Йорк стал одним из крупнейших центров по приёму этого потока.

Всех их нужно было встретить, отправить к родственникам в разные концы страны, а задержавшихся в городе как-то обустроить. Таким иммиграционным агентом и маклером стал Натан Блун (Nathan Blün) — отец Иды, будущей жены Исидора Штрауса. В 1860 г. они иммигрировали в США из Вормса (Бавария) и сразу остановились в Нью-Йорке. А отец Исидора — Лазарь Штраус (Lazarus Straus) — выбрал иной путь. Оставив семью в немецком городке Оттерберг, он, приехав в Америку, сразу же отправился на юг, считая, что в небольшом сельскохозяйственном регионе (типа Джорджия) проще будет найти работу. Встретив там своего старого знакомого Юлиуса Кауфмана, и, выяснив, что тот владеет фургоном, он уговаривает его организовать торговлю различными товарами в отдалённых фермерских хозяйствах.

Правильно оценив конъюнктуру рынка, он вскоре открывает небольшой галантерейный магазин в Толботтоне и через два года (в 1854 г.) вызывает к себе жену с четырьмя детьми. Исидору, старшему из них, было тогда 9 лет. Бизнес отца шёл довольно успешно, и дети имели возможность вначале учиться в приходской школе, а затем и в ремесленном Cоllingsworth Institute. Но Исидор, как и многие юноши, мечтает поступить в Военную Академию, и с началом Гражданской войны отправиться в действующую армию. Однако в 1861 г. ему было всего 16 лет, и он остаётся дома, помогая отцу в семейном бизнесе. В скором времени уже самостоятельно ведёт многие дела, быстро налаживая контакты, и, приобретая знакомых. Но в 1863 году большое жюри округа Толбот выпустило заявление, обвинявшее еврейских торговцев в нелояльности к восстанию и росту цен. Поскольку Штраусы были в Толботтоне единственной еврейской семьёй, они немедленно переезжают в соседний Колумбус. Любопытно, что позднее у их дома горожане установят мемориальную доску в память о знаменитых односельчанах. Естественно, что об этом инциденте в ней не будет ни слова. Отчего же именно в Колумбус? Скорее всего, потому, что в те времена он был не просто крупным городом и центром размещения складов снабжения армии Конфедерации, но и местом, где функционировала еврейская община и синагога. Исидор, быстро наладил там контакты и стал секретарем Ллойда Бауэрса — агента, ответственного за сбор средств для нужд Конфедерации. Вскоре он отправляется в Англию, получив массу заданий: от продажи гособлигаций и попыток в обход блокады решить проблемы с транспортом и торговлей хлопком, до организации поимки злоумышленника, скрывавшегося в Европе с аккредитивом Конфедерации на 20 тысяч, и тому подобное. Несмотря на ряд неудач, поездку можно было назвать успешной. Сумма, с которой он вернулся в Колумбус, значительно превышала выделенные родителями 1200 долларов. Однако там его встретили не с распростёртыми объятиями. 16 апреля 1865 года здесь произошла последняя битва Гражданской войны. Колумбус как главную базу Конфедератов было решено уничтожить. Так Лазарь Штраус, во второй раз в жизни, стал полным банкротом. В Германии его бизнес с зерном потерпел крах, а здесь его магазин, в буквальном смысле слова, оказался в руинах. Сыновья, как могли, утешали его. Мол, скажи ещё спасибо, что живой. Исидор предложил перебраться в Нью-Йорк, и семья приняла его предложение. Тем более что он купил там большой дом, самостоятельно рассчитавшись за покупку. И уже в 1866 году, примерно через шесть месяцев после переезда семьи в Нью-Йорк они с отцом основывают фирму L. Straus & Son. Предположив, что в разрушенной войной стране люди в первую очередь захотят обустроить свой быт, они решают приобрести у нью-йоркских импортёров фарфоровые изделия и посуду и поставлять их в небольшие магазины на юге. Такие товары там трудно было найти, и потому спрос на них был чрезвычайно велик.

Это было стопроцентное попадание, и они стали быстро разворачивать бизнес. Вскоре к ним присоединился его брат Натан и Лазарь Конс, муж их сестры Теормины. Так их бизнес постепенно превращается в семейный, и фирма меняет название на L. Straus & Sons, т. е. прежнее «Лазарь Штраус и сын» меняется на «Лазарь Штраус и сыновья». В дополнение к фарфору и стеклянной посуде они начинают продавать серебро, бронзу и часы. Желая снизить себестоимость изделий, стараются работать без посредников, покупая товары сразу у изготовителей в Англии и Франции. Начиная с 1879 г., они открывают собственные фабрики по производству стекла и фарфора в Рудольштадте (Германия), Лиможе (Франция), Карловых Варах (Чехия) и других местах. Организуют производство гранёного и витринного стекла, а также подарочные и сувенирные изделия. Всё руководство фирмой фактически сосредотачивается в руках Исидора. Натан не мог переносить кабинетной работы, но был генератором идей, прекрасным организатором и переговорщиком. Это ему принадлежала идея разместить в Macy’s, самом известном универмаге города, отдел по продаже фарфора и стекла. И в 1873 г. ему удалось об этом договориться — весь подвальный этаж был отдан Штраусам. Вдохновлённые успехом, они открывают отделы в универмагах Бруклина, Бостона, Чикаго, Филадельфии и Вашингтона. Теперь они становятся единственными, кому удаётся «усидеть на двух стульях», поставляя свою продукцию по одной цене как мелким частным магазинчикам, так и огромным универмагам. Постепенно Штраусы становятся крупнейшими в стране продавцами изделий из фарфора и стекла. А мысль о том, чтобы стать владельцами крупного универмага, им никогда не приходила в голову. Однако жизнь распорядилась по-своему.

The showrooms of L. Straus & Sons on Warren Street. Crockery and Glass Journal, August 7, 1890
The showrooms of L. Straus & Sons on Warren Street.
Crockery and Glass Journal, August 7, 1890

Универмаг Macys

Ныне Macy’s — это американская сеть универмагов, насчитывающая 552 магазина. В компании работают до 130000 чел. Универмаг в Нью-Йорке, построенный Штраусами, является одним из крупнейших в мире. Компания была основана в 1858 году 21-летним Роланом Хасси Мэйси (отсюда и название) и представляла собой маленький галантерейный магазин. С 15 лет Мэйси работал на китобойном судне «Эмили Морган», недалеко от острова Нантакет, где он родился. На руке у него была татуировка с красной звездой. Оригинальный логотип Macy and Co. включает именно эту красную звезду, которую Мэйси считал символом успеха. В те времена все основные оплаты в магазинах производились только в кредит, что являлось признаком не бедности, а финансовой стабильности клиента. Но у Мэйси начальный капитал был невелик, и он не мог покупать товар за наличные, а продавать в кредит. Тогда в своём магазине он устанавливает правило: продажа осуществляется только за наличные. При этом все цены были фиксированными, и клиент не мог торговаться, но если ему не нравился купленный товар, то он мог вернуть его в течение двух недель. Это привело к увеличению объёмов продаж дорогих изделий. Предприняв ряд новаций, Мэйси быстро добивается успеха и вскоре превращается во владельца крупного универмага. Однако в 1877 г. он внезапно умирает в Париже от заболевания почек. Управление фирмы переходит к его родственникам. Из-за смерти главных претендентов на руководство универмагом и ухудшающегося положения фирмы на рынке в 1888 г. Штраусам было сделано предложение стать партнёрами по бизнесу. В то время их отделы уже вносили около тринадцати процентов в общий объем продаж универмага. В конечном итоге они приняли предложение и выкупили 45-процентную долю бизнеса, увеличив её до 50%. В 1892 году они стали партнерами ещё и в бруклинской розничной кампании, получившей название Abraham & Straus. А в 1896 г. универмаг Мэйсис перешёл уже в их полное владение. Это было трудное решение. Одно дело развивать собственный бизнес, поднимая его объёмы и имидж. Совсем иное — прийти в сложившуюся фирму и, поначалу ничего кардинально не меняя, всё же начать вести её по-новому. Не говоря уже о том, что Штраусы всё ещё были в Нью-Йорке «чужаками»: с одной стороны — евреями, а с другой — «южанами», конфедератами. Поэтому, сохранив все разработки Мэйсиса, они доработали и дополнили их рядом нововведений. Теперь их главные рекламные козыри были довольно сильны: низкие и фиксированные цены, максимально возможное разнообразие и увеличение ассортимента, возможность возврата товара и размещение его по отделам и размерам, свободный доступ к изделиям и возможность примерки без участия продавца. Всё это настолько органично вошло в нашу жизнь, что мы даже не задумываемся об истоках. Кроме того, универмаг явился стартовой площадкой для многих инновационных продуктов. Здесь впервые предложили клиентам чай в пакетиках, жареный картофель, банные полотенца в разной цветовой гамме и т. п. Они стали первым ритейлером в Нью-Йорке, получившим лицензию на продажу спиртных напитков. А вскоре их фабрики производили уже не только фарфор и стеклянную посуду, но и сигары, постельное белье, флаги, матрасы и подушки, конфеты, духи и туалетные принадлежности, велосипеды и упряжки для коней, мужские рубашки и женское нижнее белье, юбки, блузки, халаты, товары на заказ и многое другое. Однако, несмотря на успешный старт, было понятно, что дальше развивать универмаг без резкого увеличения площадей невозможно. И тогда Джесси и Перси, сыновья Исидора, выбрали участок в районе Геральд-сквера на пересечении 34 улицы, Бродвея и 6 авеню, который удовлетворял запросам фирмы — несмотря на затраты по сносу 34 строений. Но здесь внезапно возникла проблема. В 1900 г., когда подготовка к строительству уже была фактически завершена, здание на самом углу площадки неожиданно выкупил бизнесмен Роберт Х. Смит, который действовал по указанию Siegel-Cooper, конкурировавшего магазина по продаже галантереи. Расчёт был простой: заставить Штраусов отказаться от площадки. В крайнем случае не позволить им выйти с ним на позицию крупнейшего универмага в мире, которую тогда занимал Siegel-Cooper. Но Штраусы при возведении своего корпуса оставили этот дом на месте, просто обогнув его. При этом их главный фасад приобрёл своеобразный и потому незабываемый силуэт. C течением времени братья выкупят угловой участок, но это уже ничего не изменит в облике универмага. Пережив ряд достроек и модернизаций, здание и сегодня восхищает жителей и гостей города.

Проходит время, и Штраусам удаётся провести ряд мероприятий, которые превратили Macy’s не только в любимый универмаг города, но и сделали предметом особой гордости и признательности всех ньюйоркцев. Начало было положено приглашением к ним на рождественские праздники «настоящего» Санты, которому можно было загадать желание, посидеть на коленях или с его помощниками-эльфами сфотографироваться на память. Но эти короткие предрождественские встречи не могли повлиять на распродажи. И тогда сотрудники магазина предложили устроить красочный парад, по типу часто организуемых на их исторической родине, который бы открывал предрождественскую распродажу. Впервые он был проведен в 1924 году, тогда ещё не с надувными фигурами, а с участием живых животных из зоопарка. Этот «рождественский парад» вскоре был трансформирован в «Парад Macys на День благодарения». При всех вариантах он завершался торжественным входом Санты в здание Мэйсиса как начало рождественских распродаж в универмаге. Именно это событие и стало главной темой знаменитого культового фильма «Чудо на 34-й улице».

Не менее известен и проводимый ими 4 июля праздничный фейерверк в честь Дня Независимости США, когда одновременные залпы с пяти кораблей завораживают и наполняют гордостью сердца каждого американца, а Macy’s получает свою заслуженную долю славы и признания.

Пользуется большой популярностью и регулярно организуемое в здании универмага (конец марта — начало апреля) красочное шоу цветов.

Следует отметить умение Исидора и Натана Штраусов создать у сотрудников фирмы особый корпоративный дух. Если им становилось известно, что у кого-то появились серьёзные проблемы, они старались немедленно оказать необходимую помощь: будь то деньги, новый костюм или услуги врача. Они были первыми бизнесменами в Америке, организовавшими общество взаимопомощи и необходимые медицинские услуги своим работникам, а в универмаге постоянно работал врач с медсестрой. Сотрудники обеспечивались недорогими обедами и индейкой на День благодарения. Традиционно организовывались всевозможные пикники, катание на санях и другие коллективные мероприятия. Это создавало у сотрудников чувство причастности к большой семье.

Леонид РАЕВСКИЙ

При написании статьи автор использовал материалы https://www.brilliantglass.com/thestrausfamilystory

Окончание следует

15a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *