Тост

97305389_31_Alkashi

Я возвращался из Ахалкалаки в Тбилиси с первенства Грузии по шахматам. Не успел поезд отойти от перрона, как на столе уже стояли вино и закуска. Тамадой выбрали Алика Бокучава.

В период моего детства в Грузии было две конкурирующие шахматные школы: Виктора Арсеньевича Гоглидзе и Вахтанга Гавриловича Карселадзе. Я был учеником первого, а Алик – второго. Я очень любил своего тренера, буквально как второго отца. После его кончины Карселадзе, назначенный тогда тренером сборной Грузии, предложил мне заниматься у него. Несмотря на большое уважение к нему, я не смог принять его предложение, хотя оно сулило большие материальные и иные выгоды: прекрасная стипендия, индивидуальный тренер. Но мне казалось аморальным переходить к конкуренту своего тренера. Так случилось, что Карселадзе ненадолго пережил своего соперника.

В тот вечер Алик Бокучава был в ударе. Его тосты были оригинальны, трогательны. Один мне запомнился особенно. Алик поднял бокал и с невероятной гордостью сказал:

– У меня много недостатков, но никто не смеет сказать, что я хоть раз играл в шахматы на деньги.

Мы молча встали и выпили за шахматы и за Алика, который никогда не играл в шахматы на деньги.

Я хотел включить этот эпизод в свою первую книгу, но редактор мне отсоветовал. Он удивлялся, что тут необычного: ну не в шахматы играл, а в другие игры. Тогда у меня не нашлось ответа. Но какие-то новые события вдруг подсказали мне его. Я подружился с музыкантом, играющим в подземном переходе. Иногда я останавливался, и мы говорили о музыке, о жизни. Бывший доцент Московской консерватории, он не нашел в Израиле работы. Семьи нет, а есть надо. Вот он приобрел синтезатор и спустился в подземный переход. Как заработать больше денег? Наверно, играть какие-нибудь «Бублички». Трогательные идишские мелодии наиболее способствуют новому ремеслу. Однако бывший доцент играет Скрябина и Рахманинова, по-прежнему часами репетируя дома. Не зря французы говорят: «Все потеряно, кроме чести!» Когда потеряна честь, потеряно все!

Раньше в цирках всего мира проводились чемпионаты по французской борьбе. На самом деле это были спектакли с целью привлечения публики. Но раз в год все борцы мира брали отпуск. Арендовали арену, проводили соревнования. Публика и репортеры не допускались. Так устанавливалась реальная табель о рангах среди спортсменов и оберегалась спортивная честь.

Сейчас в мире увеличилось число разводов. Причем их инициаторами часто бывают женщины. Они жалуются на безынициативность, пассивность мужей, на то, что фактически их бывший любимый превращается в ничто. Я же вспоминаю историю своей семьи. Муж моей тети Люси Териной рано стал инвалидом. Тетя Люся занимала большой пост, была заместителем главврача санатория. Все заработанные деньги она отдавала мужу и каждый день просила его дать ей на расходы. Тетя не изучала мудрых книжек по семейным отношениям на курсах. Однако внутреннее чутье подсказывало ей, как продлить годы жизни супруга, увеличивая его значимость в собственных глазах.

Еще я вспоминаю: к моей бабушке каждую пятницу приходила «еврейская нищая». Бабушка специально для нее готовила пирог и давала пять рублей на субботу. Они сидели, разговаривали. Женщина любила повторять: «Убей меня – а я у гоя (нееврея) денег не возьму!» А я не понимал и злился: «Если ты уже опустилась до того, что ты нищая, так какая тебе разница?» Может, в заслугу того пирога мы с братом и стали религиозными.

Более десяти лет я пытаюсь жить по-еврейски. Что-то получается, а что-то нет. Бывают соблазны. Бывает всякое. Но каждый раз я вспоминаю слова Алика Бокучава и говорю: «Извините! Я в еврея за деньги не играю…»

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 8, средняя оценка: 4,50 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Автор Меир Марат Левин

Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *