Политические паруса Де Блазио доступны разным ветрам

Clip2net_200611205344КККККККК

Обгоняя сообщения о стихающей пандемии коронавируса, по стране гремит прославление 46-летнего афроамериканца Джорджа Флойда, который, подобно Иисусу Христу, смертью смерть попрал, погибнув под коленом белого полицейского и доказав, что «Black Lives Matter», то есть черные жизни что-то значат. Как сообщил репортер CBS2 Tony Aiello, страна штат за штатом возвращается к нормальной жизни, и бизнесмены-афроамериканцы по праву считают, что у них дела пойдут особенно хорошо. Мэр Билл Де Блазио на брифинге 9 июня сообщил, что этот девиз будет навеки написан на главных улицах всех пяти городских боро, начиная с улицы рядом с Сити-холлом. Эту славную эстафету наш мэр принял от столичного мэра Мюриел Баусер, по приказу которой слова “Black Lives Matter» гигантскими желтыми буквами написали вдоль проезжей части 16 стрит рядом с Белым домом.

На том же брифинге мэр Де Блазио сообщил, что городской спецотдел Расовой интеграции и равноправию во главе с его супругой Чирлейн Макгрей снова займется проблемами психического здоровья чернокожего населения. По стране слышны требования сократить финансирование работы полиции, опозорившей себя актами жестокости по отношению к чернокожим гражданам. На федеральную полицию, которая охраняет парки и заповедники, а также здание Конгресса, это не распространяется, а полицейским графств, городов и селений есть о чем задуматься. В Нью-Йорке этого требует влиятельная группа городских законодателей — 23 депутата из 51 члена горсовета, и мэр Де Блазио намерен сократить бюджет городской полиции, который составляет 6 млрд долларов, и перенаправить 1 млрд на воспитательную работу с молодежью. Профсоюзы полицейских встретили эту инициативу с ожидаемым скептицизмом, и глава профсоюза патрульных полицейских Патрик Линч на встрече с коллегами заявил, что такая мера отрицательно скажется на борьбе с преступностью, и отметил, что с полицейскими ее даже не обсуждали.

Bill de Blasio

Ричард Уэллс, глава квазипрофсоюзной организации Police Conference of New York, заметил, что отныне любое соприкосновение полицейского с гражданами считается физическим контактом, в котором виновен полицейский. На защиту городской полиции Нью-Йорка неожиданно встал первый заместитель комиссара афроамериканец Бен Такер, выступивший в Комитете горсовета по общественной безопасности. «Сокращение бюджета городской полиции на миллиард долларов серьезно повредит и управлению, и городу, — сказал он. — Не реалистично думать о сокращении полиции в городе с населением 8,6 млн. Преступность снижается, и тому есть причина». Один мой приятель пошутил, как в реформированном Нью-Йорке человек звонит по номеру 911 и сообщает, что в его дом забрались вооруженные грабители. «Сообщение принято,- отвечает ему диспетчер. — Высылаем социального работника».

Отмечая позицию Де Блазио, еще недавно заступившегося за своих полицейских, которые, как-никак, спасли его город от грабежей, поджогов и нападений разноликой шпаны на мирных жителей, обозреватель Майкл Гудвин в очередной раз назвал его «flip-flopper», то есть перевертышем. «Только подумаешь, что ему конец, и дальше идти некуда, — написал Гудвин в газете The New York Post 9 июня, — как он рад доказать, что это не так». Его решение снова доверить жене деньги налогоплательщиков, которые она так щедро тратила до пандемию, Гудвин назвал не такой уж неожиданностью, так как многие политики мужского пола предоставляют своим женам места в аппарате, отдавая им должное за помощь в пути наверх. Правда, идут разговоры, будто Чирлейн посоветовала Биллу взять деньги на финансирование ее программы именно у полиции, но пока это только разговоры, хотя Майкл Гудвин метко окрестил первую супружескую пару Нью-Йорка «корпораций Blasio Inc.» К тому же, предположил он, поставив жену в авангард движения «Лишим полицию денег», Билл дает Чирлейн возможность потратить их часть на ее очевидное намерение стать президентом Бруклина на следующих выборах.

«Пока не ясно, сколько на всем этом потеряет полиция, написал Майкл Гудвин, — но ясно, что их хватит на продолжение курса круто влево», а к тому же мэру нельзя идти против левейшего нью-йоркского горсовета, который спит и видит, чем бы еще побольнее кольнуть полицию. Эта травля, а иначе ее не назовешь, уже отозвалась на состоянии нашей полиции, которую считают самой мощной и грозной в стране. Нашим копам запретили останавливать и досматривать подозрительных граждан в криминогенных районах. Им запретили задерживать тех, кто на их глазах продает наркотики, на том основании, что наркоторговля слишком выгодный бизнес, и молодой полицейский может не устоять перед соблазном коррупции. За предусмотренное уставом применение силы при опасности, степень которой определяет сам полицейский, его таскают по ведомственным инстанциям и понижают в должности, если не отдают под суд. Я имею в виду не исключения, когда это нужно, а правило, которое превратило наших полицейских в тихонь, что к Нью-Йорку совершенно непреложимо.

Майкл Гудвин напоминает, что верховенство уличной преступности уступило верховенству закона и порядка с 1993 года при мэре Джулиани, до которого счет убитых за год велся на тысячи. Создавалось впечатление, что мэр Де Блазио понимает это, и хотя он пришел к власти откровенным леваком-прогрессистом, реальность большого города, который он поклялся уравнять между богатыми и бедными, убедила его в необходимости защищать полицию, которая защищает Нью-Йорк. Эта же трезвая мысль посетила Де Блазио после недавних погромов, но затем политик-левак одолел в нем мэра мегаполиса, и он снова соскочил с забора, на котором сидел, в левый лагерь оголтелых социалистов, вроде президента миннеаполисского горсовета, который требует создать в своем городе «общество, свободное от полиции». О том, что «анархия мать порядка», известно давно, но порядок этот до сих пор никого не устраивал. Сейчас его предлагают под девизом BLM — «Black Lives Matter», что, по сути, и есть самый откровенный расизм под видом борьбы с расизмом. Но нашего мэра рано зачислять в те или другие, его политические паруса доступны разным ветрам. Его 25-летнюю дочь Кьярру арестовали 30 мая за «участие в незаконных сборищах», как обозначили несанкционированные городскими властями почитания Джорджа Флойда, убитого пятью днями раньше. Узнав об этом, мэр заявил, что поступок Кьяры не одобряет, но гордится ею за свободомыслие. На брифинге 9 июня он сказал, что дочь-мулатка обвинила его в «белых привилегиях», и заметил, что у него появились «свои собственные привилегии». Очень мило, считает обозреватель Майкл Гудвин, но интересно, во сколько обойдутся эти новые привилегии нью-йоркским налогоплательщикам?

7р

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 7, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Грант

Автор Александр Грант

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *