Компьютеры ЦАХАЛа сошли с ума?

32-летний гражданин Израиля, условно назовем его А., всегда серьезно и ответственно относился к армейским сборам и своим воинским обязанностям. Но последние пять лет он ведет борьбу за свое доброе имя, очерненное из-за таинственной бюрократической ошибки, классифицировавшей его как наркомана и запретившей призывать А. на армейскую службу.

В период прохождения действительной военной службы А. был командиром танка и получил за проявленные заслуги благодарность от президента. После демобилизации он исправно, по первому требованию, являлся на сборы по переподготовке.

Последний раз он был в милуиме (на сборах) в 2002 году в период проведения операции «Оборонительная стена», тогда он вместе со своим танком действовал в окрестностях Шхема.

Спустя несколько месяцев А. заметил: что-то не так. Он в очередной раз получил предписание явиться на учения, но через несколько дней пришла повестка, отменяющая прежний приказ. Когда он попытался выяснить, в чем проблема, то запутался еще больше.

Два года спустя, в 2004 году, ему приказали явиться на комиссию в управление кадров ЦАХАЛа, но он не смог из-за занятий в университете. Однако, А. начал копать свое «дело». С помощью нескольких офицеров из своей резервной части, он узнал, что в его личном деле появилась информация о преступлениях, связанных с употреблением наркотиков, бытовым насилием и ссылка на психологические проблемы.

«Я не мог понять: кто сошел с ума – я или компьютеры ЦАХАЛа», — говорит А., который завершает высшее образование по специальности генетика развития. – Это был полный абсурд. Почему люди не могут выполнять свою работу должным образом?»

В ЦАХАЛе не спешили признавать свою ошибку пока A. не привлек адвоката, который связался с главным военным юристом, генералом Авихаем Мандельблитом, и главой пресс-службы Армии обороны Израиля Ави Бениху.

В воскресенье Бениху признал: «После проверки было установлено, что записи в личном деле А. были ошибочными и уже исправлены». Он также заявил, что армия поддерживает строжайший уровень секретности и этики при ведении личных дел солдат и офицеров.

Однако A. по-прежнему не уверен, будет ли ему позволено вернуться в резерв. Еще больше его волнует, не причинит ли ошибка в армейском досье ущерба его будущей карьере. «Будет ли у меня возможность претендовать на работу, которая требует, например, особого допуска»? – задается А. отнюдь не праздным вопросом.

Опубликовал:

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора