«Нет, весь я не умру…»

nedelnaya-glavaffffffffff

Обращаясь к еврейским рабам через своего посланника Моше, Б-г обещает вывести их из Египта. Но те не желают слушать пророка «из-за нетерпения и тяжкой работы». Моше получает указание отправиться к фараону и потребовать, чтобы он отпустил евреев на три дня в пустыню для принесения жертв Б-гу.

«И бросили каждый (египетский чародей) свой посох, и стали посохи крокодилами, и поглотил посох Аарона их посохи» (7:12).

Когда посох Аарона проглотил посохи чародеев, оставшись таким же тонким, как и был, фараон испугался, что теперь этот посох проглотит его вместе с его троном.

Страх фараона не вполне логичен. Если посох проглотит его, почему он беспокоился о своем троне? Какое ему дело до этого неодушевленного символа его власти, на котором он сидел? Ведь все равно он не увидел бы, как этот страшный посох глотает трон вслед за его владельцем.

Прежде чем дать ответ на этот вопрос, напомним, что кроме нашего материального мира существует «олам а-ба», мир грядущий, потусторонний мир. Верующий еврей всю жизнь трудится ради хорошего места в «олам а-ба». Тот, кто не верит в мир грядущий, вынужден смириться с тем, что его уход из жизни не будет иметь продолжения, что все кончится раз и навсегда.

Как ему смириться с таким финалом? Неверующие люди нашли выход: надо оставить после себя что-нибудь такое, что может претендовать на вечность, оставаясь в памяти грядущих поколений, разумеется, под его именем.

Чтобы через сто — двести — тысячу лет люди говорили: «Это он написал всем известное полотно, поставил киношедевр, изобрел лучшую в мире мышеловку, застрелил знаменитого поп-музыканта, когда тот выходил из лимузина». Как писал великий и (действительно) бессмертный Пушкин:

«Нет, весь я не умру — душа в заветной лире.

Мой прах переживет и тленья убежит —

И славен буду я, доколь в подлунном мире

Жив будет хоть один пиит».

Фараон, конечно, боялся смерти. Но еще больше он боялся, что его трон, его слава и власть, которые он оставит после себя, погибнут, исчезнут навеки и будут преданы забвению вместе с ним.

Чистое вино

«Поэтому скажи сынам Израиля: Я — Б-г, и выведу Я вас из-под ига египтян, и избавлю вас от служения им, и спасу вас мощью великой и страшными карами» (6:6). «Сказал рав Гуна от имени Бар-Капары: «В заслугу четырех вещей евреи были выведены из Египта: они не меняли свои имена; они не отказались от своего языка; клевета и сплетни не имели хождения среди них, и они сохранили свои нравственные принципы» (Ялкут Шимони, Ремез 226).

Иврит часто называют «святым языком» — не только потому, что Б-г пользовался им при сотворении мира, и не только потому, что на этом языке написана Тора. Он свят еще и потому, что на нем говорили самые святые из живших на земле людей: Моше-рабейну, еврейские праотцы и пророки. Наверное, это единственный в мире язык, в лексиконе которого нет ругательств и «грязных» слов.

Обратите внимание: в приведенной выше цитате отсутствие клеветы и сплетен соседствует с сохранением высокой нравственности среди живших в Египте евреев. Ибо нравственность становится первой жертвой уст, извергающих непристойности и сплетни, даже если эти уста принадлежат профессиональным артистам «разговорного жанра».

Находясь в египетском рабстве, евреи берегли свою речь не только от грязных слов и выражений, но и речей, чистых, как свежевыстиранное белье, однако предназначенных для «убийства» чьей-либо репутации или подрыва общественного статуса жертвы. Злоречие, «лашон а-ра», было совершенно чуждо им.

Благодаря этому они удостоились избавления от египетского рабства. Как сказано в книге «Коэлет» (Притчи царя Шломо): «Все труды человека — устами его…» (6:7).

Представьте, что вы держите в погребе бочонок с прекрасным вином высшего качества. Закройте его грязной пробкой, и все вино будет испорчено. Никто не станет его пить.

То же самое и с человеком. Даже если он знаток Торы, хорошо молится и помогает ближним, но разговаривает грубо и резко, пусть даже не допуская непристойных выражений, все его добродетели будут «испорчены» и, возможно, перестанут быть таковыми.

С другой стороны, если вино, не отмеченное медалями и призами, тщательно очистить от примесей и осадка, оно становится приятным на вкус. Если человек не слывет большим праведником, но ведет себя достойно и обладает хорошими манерами, если он приятен людям, щедр и мягок в общении, ему вполне хватит заслуг для «исхода из Египта».

По ускоренному графику

В сегодняшнем разделе Торы описаны семь из десяти египетских казней. В следующем разделе «Бо» будут добавлены три заключительные казни: саранча, «тьма египетская» и истребление первенцев. Там же говорится, что «времени пребывания сынов Израиля в Египте — четыреста тридцать лет» (12:40). Но в книге «Берешит» (раздел «Лех леха») Аврааму был предсказан другой срок египетского рабства: «Знай, что пришельцами будут потомки твои в чужой стране — и будут рабами, а будут их угнетать четыреста лет» (Берешит, 15:13).

Так сколько же лет мы были в Египте: четыреста или четыреста тридцать? Никакого противоречия нет: пророчество исполнилось точно в срок, год в год. Все зависит от того, как считать. Чтобы понять, откуда взялись дополнительные тридцать лет, приведем краткую хронологию египетского рабства по еврейскому летоисчислению:

1948 — родился Авраам-авину (обратите внимание: в том же году, но по другому календарю возродилось еврейское государство);

2018 — «Союз между рассеченными частями животных»: Аврааму 70 лет, и ему предсказано, что его потомков будут угнетать 400 лет;

2048 — родился Ицхак. Аврааму 100 лет;

2108 — родился Яаков-авину. Его отцу Ицхаку 60 лет;

2194 — родился третий сын Яакова — Леви, переживший всех своих братьев;

2238 — Яаков и его семья «спускаются» в Египет;

2255 — Яаков умирает в возрасте 147 лет. При его жизни сыны Израиля жили в достатке и почете в Египте. Но когда он умер, они превратились в «пленников», хотя еще не были порабощены;

2331 — Умирает Леви. После смерти Йосефа, могущественного египетского премьер-министра, и его братьев в Египте меняется власть и начинается порабощение евреев: принудительные работы, истребление новорожденных мальчиков и т.д.

2448 — Исход евреев из Египта (сейчас у нас 5780 год. Посчитайте, сколько лет прошло с того события, которое так свежо в нашей исторической памяти и которое мы ежегодно отмечаем на Пасхальном седере).

Итак, египетское рабство может иметь три разные продолжительности:

210 лет — если считать лишь годы, непосредственно проведенные евреями в Египте;

400 лет — если считать от рождения Ицхака и до Исхода. Как только у Авраама родился сын, началось исполнение пророчества, касавшегося его потомков;

430 лет — если вести отсчет с того дня, когда Авраам получил пророчество о предстоящем рабстве и заключил союз с Б-гом «между рассеченными частями» жертвенных животных.

Непосредственный период угнетения — от смерти Леви до Исхода — длился сравнительно недолго: «всего» 117 лет. Но он был столь тяжел, что Всевышний счел необходимым буквально вырвать евреев из египетского чрева: они ушли в полночь под вопли обезумевших от горя египтян — в каждом доме лежал покойник, жертва десятой казни. «А египтяне торопили народ, чтобы поскорее выслать их из страны, ибо сказали они: «Все мы умрем!». Так и случилось: египтяне давно вымерли. Вымерли и многие другие наши поработители, а мы с вами, как говорится в одном еврейском анекдоте — «сидим и пьем кофе».

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Нахум Пурер

Автор Нахум Пурер

Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *