Пасквиль на самого себя

Помню, когда во время и сразу после войны мы смотрели военные фильмы, нас прежде всего интересовал «главный» вопрос: где «наши» и где «немцы»? Все события мы воспринимали по известной схеме — свои и чужие. К чему это я? Сейчас расскажу.

Очередной, 793-й номер «Еврейского Мира» застал меня в тот момент, когда я продумывал статью об Израиле. Вновь (в который раз!) получался критический уклон. Такова суровая действительность. Но вот получил свежий номер газеты и «застрял» на открытом письме «скромного литературного раба» Валентина Гринера — «О жизни и кошерном патриотизме» Евгении Гай. Речь шла о ее статье «Ассимилянты», которую прекрасно помню. И полностью одобряю. Более того, скажу, что эта публикация — одна из лучших известной израильской журналистки.

Словом, отложил все срочные дела и принялся штудировать В. Гринера. И решил сразу же, «по горячим следам», ответить автору. Правда, до меня это блестяще сделал Михаил Марголин «Беспардонным кликушей». Тем не менее взялся высказать и свою точку зрения. Начну с главного: как определить жанр публикации? Разумеется, «открытое письмо» и есть жанр, в последнее время часто применяемый. Только в данном конкретном случае тон и содержание письма выходят за рамки обычного обращения. Поэтому я бы назвал его так: «Открытое письмо самому себе» или «Собственное резюме», а, возможно, это новый литературный жанр — «Самореклама». Потому что почти все письмо В. Гринера посвящено себе, любимому, в нем преобладают два цвета — черный и белый.

Прочел письмо — и сам себе задал вопрос: откуда у человека, немало прожившего и повидавшего, скопилось столько нерастраченного яда к государству, которое можно критиковать (есть за что), не доверять правительству (есть за что)… Но уже один только факт — оно, Государство Израиль, есть и даст Б-г будет вечно, вопреки гринерам и ему подобным, — заставляет его уважать. Потому что появилось государство, которое сумело себя отстоять в ожесточенных битвах; сохранило и сохраняет древнейшие обычаи, язык и культуру; вопреки сложившимся трафаретам, показало всему миру, что евреи могут воевать, проявляя мужество и самопожертвование в самых критических моментах; самим своим существованием возвысило каждого еврея, где бы он ни жил. Разве этого не достаточно для того, чтобы проникнуться уважением к стране и израильтянам?

Разумеется, я обобщаю, т. к. в Израиле, как и в любом государстве, есть левые и правые, честнейшие люди и обычные прохиндеи, патриоты и выродки, альтруисты, готовые всегда прийти на помощь, и те, кто думают только о себе. Словом, всякие. А равняются обычно, как говорил Николай Бердяев, не по низинам, а по вершинам общества. А вершины в стране, отвоеванные и выстраданные, ох какие высокие! Да, в Израиле есть немало проблем. И последнюю Ливанскую войну, по сути, проиграли, и потери большие понесли, и «Хизбаллу» недооценили, и в собственном доме не могут навести порядок, и дерутся за власть дозволенными и вовсе не дозволенными методами. Об этом и мне доводилось писать в самых «крепких» выражениях.

Но критика и критиканство слова хоть и однокоренные, но несут разную смысловую нагрузку. Смысл открытого письма В. Гринера не оставляет никакого выбора Израилю и израильтянам. (Не является ли его повесть «Домой» призывом покинуть «опостылевший» Израиль? Повесть не читал, поэтому ставлю знак вопроса).

В открытом письме В. Гринера столько всевозможных отступлений, экскурсов в собственную биографию, самолюбования и просто «воды». Удивляешься: что же он, собственно, хотел этим сказать?

И еще немаловажный штрих. Есть в письме такие слова: «Воспитанный (вернее, самовоспитанный) неповторимой русской культурой, великим русским языком, всем противоречивым образом русской жизни, я никогда ни от кого не скрывал своих иудейских корней, хотя мог бы, имея русскую бабушку — мать отца». Не в этом ли корень? Не потому ли он и сочувствует М. Арбатовой?И еще меня поразил сам тон письма: пренебрежительный и оскорбительный по отношению к Евгении Гай — талантливой журналистке. В. Гринер упрекает ее в непрофессионализме. «Складывается впечатление, — пишет автор, — что до приезда в Израиль Вы не занимались литературным творчеством и профессиональной журналистикой. Разве только печатались в стенгазете какого-нибудь учебно-воспитательного учреждения». И далее: «Вероятно, Ваш литературный талант пробудился внезапно, как озарение, вызванное нештатными обстоятельствами». И совсем не пристало «маститому писателю» так отзываться о своем коллеге по литературному цеху: «Вашей писательской биографии в Интернете я не нашел. Очень рекомендую быть не только писателем, как чукча, но и читателем, как Лев Толстой». Не знаю, что здесь превалирует, обычное невежество или невоспитанность автора? Кстати, и Rambler и Googlе дают обширные справки о многочисленных публикациях Евгении Гай.

Словом, очень огорчил меня В. Гринер: просто не верится, что еще не перевелись люди с таким мышлением, затаенной злобой и нерастраченным ядом. По сути он написал пасквиль на самого себя. С точки зрения самокритики, готов принять такой жанр. И если нам, военной и послевоенной детворе, простительно было деление на «наших» и «немцев», то это никак не пристало причисляющему себя к «известным писателям».

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора