Спорт во время чумы

Вот спасибо МОКу, вот одолжили. Даже если бы члены этого злополучного комитета обрушили на Россию снежную лавину, не было бы хуже. В ближайшие семь лет наша несчастная страна (с ее политзаключенными, бедностью, полузадушенным бизнесом, злобными силовиками, замученными и голодными солдатиками, верхами, которые могут и хотят, и порабощенными на добровольной основе низами, которые и не хотят, и не могут), будет погребена под конфетной оберткой олимпийской показухи, спортивного пиара и улыбками типа «гы».

Я всегда ненавидела спорт, ненавидела все эти мускулы за счет извилин, все это бодренькое рекордсменское мироощущение, все эти тоталитарные ревущие стадионы и обалдевших фанатов, которые на поверку оказываются или хулиганами, как в Италии, где даже пришлось отменять чемпионат из-за выходок «тиффози», или нацистами, как у нас: когда что-то в чем-то выиграли японцы, и всем людям со специфическим разрезом глаз (и китайцам с корейцами заодно) пришлось прятаться от обезумевших толп, и японское посольство делало специальное предупреждение, чтобы граждане Японии на улицах не появлялись…

Я слишком рано узнала, еще в 1965 году, что такое наш спорт: витрина для рекордов и темная грязная подсобка для «отработанных» чемпионов и детей, которые неспособны вытянуть на рекорд. Здоровье нации, спортивное воспитание масс — даже этой жалкой приманки гитлеровского Рейха не было в СССР.

Меня в 15 лет выгнали из секции фехтования на стадионе «Буревестник». Я не пропускала тренировок, я смотрела тренеру в рот, я очень старалась. Меня выгнали за «бесперспективность». Я не могла сдать на разряд, с меня «Спартак» не мог поиметь ни медалей, ни побед. Это там, на Западе, зрители тепло аплодируют инвалидам в колясках, которые устраивают «забег». «Там» спорт существует даже для калек: с соревнованиями, с чемпионатами. Здесь он всегда был только для «престижа государства». А чемпионы мира в СССР за рекорд получали 300 рублей и клали зубы на полку, когда сходили с арены или с брусьев.

Поэтому-то и остались на Западе Белоусова и Протопопов, а то ждала бы их после мировой славы голодная старость. Сейчас, слава Б-гу, хорошего игрока хотя бы купит зарубежный клуб. Но девочки-гимнастки, получившие травмы и «сошедшие с дистанций», продают билеты в Лужниках. Они больше никому не нужны. Это чистый спорт, тот, который «вне политики».

А если посмотреть с тех сочинских гор с вечным снегом, то 12 миллиардов долларов на Олимпиаду — это щедрость подлецов, которые только что отказали в 30 миллионах баксов детям, больным лейкозом. Пересадка костного мозга разгонит, видите ли инфляцию, а олимпийские расходы и олимпийская коррупция (7 миллиардов пойдут, конечно, налево) — не разгонят. Нужно будет поставить вдоль всех лыжных трасс портреты умерших от лейкоза деток. Всех, кто умрет за эти 7 лет.

Вы знаете, почему Австрия предложила такой скромный олимпийский бюджет? Да потому что там лечат детей, больных лейкозом! Мало остается на эпатаж и мишуру! Да и в прозрачном бюджете парламентской республики нет и не может быть графы «Взятки членам МОК». Южная Корея — не бедная страна, но куда ей тягаться с огромной Россией с нефтяными реками и газовыми берегами, живущей по старой формуле Ключевского, разработанной для автократий: «Государство пухло, народ хирел».

Две несвободные страны оторвали себе по Олимпиадке (зимнюю и летнюю). Две азиатские деспотии: Россия и Китай. До Китая, конечно, нам далеко. Но если верить Владимиру Сорокину с его «Днем опричника», скоро доберемся.

В 1936 году берлинская Олимпиада дала Гитлеру мандат на «Хрустальную ночь», на Мюнхен, на вторжение в Польшу. На Вторую мировую войну. В 1980 году московские Олимпийские игры имели побочное действие: высылку и интернирование политически неблагополучных (в том числе и в психбольницы). «Ласковый Миша» дал мандат Андропову на его террор, на ликвидацию Хельсинкской группы, «Хроники» и «Солидарности» — руками Ярузельского.

Путин получил в Гватемале мандат на то, чтобы, по новому закону об экстремизме, пересажать всех демократов, тяжкого для него наследия ельцинских времен. Это ему награда и за Чечню, и за «Норд-Ост», и за Беслан. И не говорите мне про лыжи. Я вам отвечу: Светлана Бахмина не сможет воспитать своих маленьких детей. И про коньки не надо. Я отвечу: Игорь Сутягин. 14 лет! Кто сейчас кормит его детей? Его, невиновного, довели до просьбы о помиловании. Но разве Путин способен помиловать? Будь он президентом США, он бы и индейку в День Благодарения не помиловал.

Поставим же все портреты вдоль лыжных трасс и по бортикам катков: лица детей Беслана; лица заложников «Норд-Оста», отравленных газом; лица 40 тысяч убитых и искалеченных чеченских детей; лица детей, которые погибли и погибнут от лейкоза; лица узников совести, двери тюрем которых подопрут лыжными палками и хоккейными клюшками Олимпиады. Пусть спортсмены посмотрят им всем в глаза и ужаснутся. Может быть, тогда они откажутся от медалей и вкусного олимпийского фуршета, как отказались (и опять, надеюсь, откажутся) в 1980 году США.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора