Право выбора

Уважаемый Виталий!

Благодарю Вас за отзыв и попытку аргументированной критики («ЕМ» № 790) моей статьи. К искренней благодарности примешивается не менее искреннее сожаление о том, что Вы не совсем внимательно прочли эту статью. Вы пишете, что выступаете «не против меня, а против моих убеждений». Как говорится, ничего личного. Но все дело в том, что доводы, которые Вы анализируете и критикуете, ни в коей мере не являются моими убеждениями, а всего лишь позицией, занятой в этой дискуссии. Это четко отражено в самой статье, и странно, что Вы путаете эти два неидентичных понятия.

Теперь о сути.

Вы достаточно аргументированно, хотя и не без эмоций, возражаете мне и утверждаете, что ассимиляция евреев в бывшем СССР была насильственной. «Конечно, «добровольно», если не хочешь поломать карьеру, остаться без работы и иметь неприятности — не ходи в синагогу, называй Израиль агрессором, не слушай и не распространяй информацию израильского радио, не учи иврит, смени фамилию на псевдоним и вообще забудь, что ты еврей, и тогда ты вполне «добровольно» (по Амстиславскому) через 1 — 2 поколения ассимилируешься».

Господь дал человеку право свободного выбора и ответственность за свой выбор. Если следовать Вашему рассуждению о невыносимых условиях жизни евреев в СССР, то следует оправдать любую подлость и предательство, если оно совершено в результате выбора между карьерой и совестью. Вы же сами утверждаете, что «… некоторые забывали — карьера дороже». При этом лукавите — забывали не «некоторые», а подавляющее большинство! «Некоторые», скорее те единицы — «десятки фамилий тех, кто не хотел «добровольно» ассимилироваться и пробил нам с Вами дорогу на выезд». Пусть не «десятки», пусть сотни — это настолько мизерный процент от миллионов евреев, живущих в СССР, что он меньше любой статистической погрешности. Меня упрекают в слишком частом пользовании словарями и детализацией понятия «ассимиляция». Хорошо, будем брать расхожее понимание «ассимиляции» как растворение в массе «иноверцев». Поймите, уважаемый Виталий, что «раствориться» может нечто цельное, а не изначально «растворенное». Мы рождались от родителей, рожденных в СССР! Мы дышали этим воздухом, читали русские народные сказки, пели русские и советские песни и учились в русских школах. Мы рождались ассимилированными. Это здесь, в иммиграции, мы ассимилировались (и то, далеко не все и далеко не полностью).

Далее. Вы пишете: (приношу извинение читателям за длинную цитату) «… большинство русских рабочих и колхозников…, то есть подавляющее большинство русского народа, не могло или не хотело идти в ВУЗы, тогда как для евреев получить высшее образование было стремлением и родителей, и детей, и они продвигались в своей карьере…, если не чирикали о своем еврействе, а то и из ВУЗа исключат с «волчьим билетом».

Я даже не знаю, что сказать. Как это сочетается с тем, что основная масса студентов была неевреями, а для евреев была определенная квота, с утверждением иммиграционных организаций США, Израиля, Германии и пр. о том, что более 80 % всей еврейской иммиграции — люди с высшим образованием (а процент евреев-иммигрантов с двумя и тремя высшими образованиями — самый высокий в мире среди иммигрантов из других стран)? Что, всех нас принимали в бывшем СССР за русских и китайцев, а тех, кого выдавала форма носа (или другой, менее наглядный признак), исключали с «волчьим билетом»? Вас лично, уважаемый Виталий, исключали из ВУЗа, или Вы «подпольно», изменив национальность родителей в метриках, просочились «по недосмотру властей» в ВУЗ?

Вы сомневаетесь в достоверности данных, приводимых далекими от влияния КПСС влиятельными американскими газетами «Дейли Ньюс» (за 18 окт. 1965 г.) и «Нью-Йорк Таймс» (за 19 окт. 1965 г.), что в Москве возле синагоги пели и плясали «десятки тысяч» евреев. Пусть так. Пусть американские газеты тоже плясали под дудочку КГБ и лгали своим читателям. Только Ваши данные могут быть достоверными — «Я не один год ходил на каждый праздник почти каждую субботу вообще и повторяю: эти цифры — ложь. Единственный раз, когда там собрались до четырех — пяти тысяч — осень 1948 г., на встрече с Голдой Меир. В остальных случаях — от нескольких сотен до тысячи». В 1948 году мне исполнился год, и я не был в состоянии поддержать своим еврейским голосом уважаемую Голду Меир. Не знаю Вашего возраста, уважаемый Виталий (живите до 120 лет!), но, думаю, что если Вы и были в числе ликующих, то Вам было не до подсчетов… Кстати, Вы не подсчитывали количество тысяч русскоязычных евреев-иммигрантов, толпящихся у бруклинских синагог в дни еврейских праздников? Здесь нас тоже «фотографирует КГБ и ломает жизнь и карьеру»?

И в заключение нашей заочной полемики. Вы упрекаете меня: «… Я вижу только две возможные причины Вашей публицистики: либо Вы действительно были и есть настолько далеки от событий и наивны, что не видите реальности, либо специально провоцируете скандалы с целью повышения тиража «ЕМ». Тиражу Ваши публикации, может быть, и способствуют, но уж духовной деградации газеты — точно».

На мой взгляд, уважаемый Виталий, «духовная деградация газеты» происходит тогда, когда она начинает лгать своим читателям, когда не публикует критические письма (подобные Вашему) своих читателей, когда тенденциозно выбирает темы дискуссий по принципу «всенародно одобрям-с!» Когда же материалы вызывают желание поддержать или возразить, когда газета видит в своих читателях не всеядную массу, а друзей и собеседников, это говорит не о «деградации», а наоборот — о духовном и социально-интеллектуальном росте. И если Вы не согласны с подобным определением, то и у Вас есть право свободного выбора — спорить, приводить аргументы, возражать или выбрать нечто иное, полностью соответствующее Вашему взгляду на мир. Только не скучно ли это?

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора