О евреях Дании

Большая синагога в Копенгагене
Большая синагога в Копенгагене
Большая синагога в Копенгагене

Датский монарх Кристиан IV известен своим колоссальным вкладом в развитие Копенгагена: он укрепил, возвеличил и украсил столицу, построив в ней дворцы, башни и другие внушительные сооружения. Менее известно, что в 1622 году этот же король впервые разрешил португезам из Амстердама и Гамбурга поселиться в Дании, в основанном им же городке Глюкштадт (сегодня он находится на территории земли Шлезвиг-Гольштейн в ФРГ). Наследник Кристиана IV Фредерик III распространил разрешение на всю Данию.

Одним из первых еврейских жителей Глюкштадта был Биньямин Мусафия (1606–1675), выпускник медицинской школы Падуанского университета, считавшейся тогда лучшей в мире. Как было принято в то время, он был не просто врачом, а разносторонне образованным человеком, автором работ по каббале и алхимии и даже поэтом. Среди прочего Мусафия написал Sacro-Medicae Sententiae ex Bibliis — трактат о библейской медицине, содержащий раздел об алхимии, а также внушительную работу на тему приливов и отливов. Пиком его профессиональной карьеры стало назначение придворным врачом Кристиана IV.
Только к концу XVII века переехавшим в Данию евреям позволили открыто соблюдать заповеди иудаизма. Многие другие запреты (к примеру, запреты вступать в профессиональные гильдии, учиться в университетах, нанимать слуг-христиан и т. п.) оставались в силе еще десятилетия и даже столетия. Только конституция 1849 года уравняла евреев в правах с другими гражданами страны.
В 1766 году в Копенгагене возникла первая синагога, и небольшая еврейская община (в это время во всей Дании было около 1800 евреев) стала благополучно развиваться. Отношение к евреям со стороны датчан было спокойным, антисемитизм практически отсутствовал. Правда, были и исключения. 4 сентября 1819 года в Копенгагене прошли антиеврейские погромы, невольным свидетелем которых стал 14-летний мальчик, в тот же день приехавший в столицу. Звали его Ганс Христиан Андерсен.
Позже Андерсен описал увиденное в романе «Всего лишь скрипач». Еврейская тема, разумеется, не была основной в творчестве писателя, но помимо этого романа она присутствует еще в нескольких его романах и рассказах. В кругу близких друзей Андерсена были еврейские семьи, и по меркам своего времени он вполне мог считаться филосемитом. Если же рассматривать отношение великого сказочника к евреям через призму его сочинений, то иначе как «снисходительная терпимость» его не назовешь: евреи не демонизируются, но сплошь и рядом обыгрывается мотив их обращения в христианство.
Более правдиво еврейскую жизнь в Дании описали литераторы Меир Арон Гольдшмидт и Генри Натансен. В романе «Еврей» Гольдшмидт особенно достоверно передал внутренний конфликт, в котором находилась еврейская интеллигенция XIX века: с одной стороны, соблазн нееврейского общества, с другой — нежелание этого общества принять тех, кто к нему так искренно стремился. Сам автор тоже пытался балансировать между еврейской традицией и окружающим миром. В Дании он считается основоположником независимой журналистики: основанный Гольдшмидтом политико-сатирический еженедельник «Корсар» был моральным компасом либеральной интеллигенции страны.
Ну а писатель и театральный режиссер Генри Натансен, живший на поколение позже Гольдшмидта, показал в своих работах, что происходит, когда баланс между еврейской традицией и соблазнами ассимиляции нарушается: главная героиня его пьесы «Внутри стен» растет в традиционной еврейской семье, где ее окружают забота и любовь, однако она порывает со всем, что олицетворяет семья, и идет учиться в университет, а потом и обручается с преподавателем-неевреем — к ужасу своих родителей. Не правда ли, образ, знакомый евреям всех диаспор?
Даже далекие от шахмат люди наверняка слышали о защите Нимцовича и дебюте Нимцовича. Великий шахматист и шахматный теоретик Арон Нимцович родился в Риге, но после окончания Первой мировой войны, на пике своей карьеры, переехал в Данию и начал выступать за эту страну. Несмотря на принадлежность к мировой шахматной элите, экстравагантный гроссмейстер жил в Копенгагене в маленькой съемной комнате. Между прочим, свои способности к шахматному комбинированию он объяснял тем, что с малых лет привык разбираться в хитросплетениях Талмуда.

Интерьер Большой синагоги в Копенгагене
Интерьер Большой синагоги
в Копенгагене

Увиденный юным Гансом Христианом Андерсеном погром стал последним в датской истории. Следующая угроза физического уничтожения пришла только с Холокостом. После оккупации страны евреи Дании с ужасом ждали дня, когда настанет их черед умирать. Исключение составила только небольшая сионистская организация «Ге-халуц», члены которой искали способы бежать из Дании в далекую Палестину. Сначала они прятались в составах, идущих в Турцию. Командир группы Бертил Грасс добрался до Болгарии, прячась между вагонами поезда, но потом был пойман нацистами и погиб в Освенциме. Попытка других смельчаков прятаться в товарных вагонах также закончилась провалом и отправкой в концлагерь. Тогда активисты «Ге-халуца» решили бежать морем в нейтральную Швецию, и это им удалось.
Через несколько месяцев этот морской путь стал настоящей «дорогой жизни». В конце лета 1943 года немцы решают депортировать евреев Дании в концлагеря и даже выбирают дату осуществления этого плана: 1 и 2 октября, дни праздника Рош Хашана. Однако антинацистски настроенный немецкий атташе в Дании выдал его еврейской общине, благодаря чему датское подполье сумело организовать тайную эвакуацию подавляющего большинства евреев — примерно 7000 человек — морским путем в Швецию.

Окончание тут
Ариэль БУЛЬШТЕЙН
booknik.ru

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора