Дело Битковых

0

Судьба семьи россиян Битковых неожиданно сделалась в США предметом многочисленных публикаций и специальных слушаний в Хельсинкской комиссии Конгресса, состоявшихся 27 апреля. Сейчас их делом заинтересовались и в Канаде, где семья просит убежища в ожидании освобождения из гватемальской тюрьмы.

Игорь Битков, которому 48, и его жена Ирина, которая на два года моложе него, были основателями и владельцами петербургского холдинга Северо-Западная лесопромышленная компания (СЗЛК). В него входят Неманский целлюлозно-бумажный комбинат НЦКБ, расположенный в Калининградской области и называвшийся в бывшей Восточной Пруссии Zellstoffabrik Ragnit AG, и Каменногорская фабрика офсетных бумаг.

В России, из которой Битковы бежали в 2008 году, их заочно обвиняют в особо крупном мошенничестве и преднамеренном банкротстве. Потерпевшими УМВД по Калининградской области называет несколько российских банков во главе с ВТБ, у которого НЦБК одолжил в 2007 году один млрд. рублей на модернизацию производства. Игорь и Ирина Битковы лично обязались вернуть эту сумму. Не вернув ее полностью, они покинули Россию и в конечном итоге приземлились в Гватемале, куда въехали по российским паспортам и обзавелись местными документами, заплатив по 50 тысяч долларов. В Гватемале к ним присоединилась их дочь Анастасия, которой сейчас 27, а в январе 2012 года у них родился сын Владимир.

Битковы говорят в интервью, что на родине их ждут застенки, а то и смерть. Они заявили в 2015 году ресурсу The Daily Beast, что, живя в России, помогали оппозиции, и называют себя жертвами мафии и рейдерства. По словам этого издания, оно не знает, так ли это на самом деле. Тем не менее его огромная статья о Битковых написана в сочувственных тонах и озаглавлена «Они бежали за 7 тысяч миль. Путин все равно до них добрался». «Российские СМИ изображают их беглыми олигархами, которым обломали рога в другом полушарии, — писал автор статьи Майкл Уайсс. — Битковы же доказывают, что они — незадачливые жертвы государственно-капиталистического строя, сложившегося за 13 лет клептократического правления Владимира Путина».

Журналист Григорий Пасько цитировал в «Живом журнале» версию Биткова, который заявил, что «мы были преуспевающими бизнесменами с хорошо развивающимися предприятиями. Все изменилось в мае 2008 года, когда компания подверглась рейдерской атаке со стороны трех государственных банков — Сбербанка, ВТБ и Газпромбанка, внезапно потребовавших досрочного возврата всех кредитов… И это несмотря на то, что компания ни разу не нарушала своих обязательств перед кредиторами за всю свою многолетнюю историю».

Как сказал Битков Уайссу, кредиты были даны на 15 лет, которые в тот момент далеко не истекли. И вдруг их потребовали вернуть в 48 часов. Этого Битковы сделать не могли. Если верить Битковым, над ними вообще сгущались тучи. Их дочь Анастасия, тогда 16-летняя, была похищена в Санкт-Петербурге. Ее держали три дня, пичкали наркотиками и насиловали. Отец выкупил ее, отдав 200 тысяч долларов знакомым чинам милиции. Приятель из МВД предупреждал Биткова, что против него стряпается дело, а в мае 2008 встретил их с женой в Пулковском аэропорту и заявил, что их вот-вот арестуют. Они отправились в Турцию, где через некоторое время с ними связались два человека, назвавшиеся эмиссарами Путина. По словам Битковых, им предложили вернуться в Россию, заплатить 10 млн. евро, и всё будет прощено. Они не соблазнились и в апреле 2009 года прилетели в Гватемалу. Игорь нашел в Интернете фирму, которая предлагала выправить гватемальские документы. Учитывая проблемы, которые были у супругов на родине, работавший в ней юрист посоветовал Битковым изменить имена.

Игорь взял себе имя Грегорио Бенитес Гарсия, а потом Леонид Захаренко. Ирина стала зваться Марией Ириной Родригес Германис.

Анастасия, которая училась в Британии, присоединилась к ним в 2010 году и имени официально не меняла. Она сделалась в Гватемале популярной моделью под псевдонимом Анастасия Авен. В сотрудничестве с гватемальским турбюро INGUATE Битковы начали снимать реалити-шоу «Мир Анастасии», в котором их дочь посещала достопримечательности страны и расхваливала их иностранцам.

По словам Битковых, то факт, что их передачи спонсировало гватемальское правительство, еще больше убеждало их в законности своих документов и иммиграционного статуса.

Но не тут-то было. Диего Фернандо Альварес, пресс-секретарь Международной комиссии против безнаказанности в Гватемале, известной по своему испанскому сокращению CICIG и работающей под эгидой ООН, заявил Уайссу, что дело против Битковых ведет начало еще к 2010 году, когда у следователей возникли подозрения насчет ряда чиновников миграционного управления этой страны.

Они якобы за мзду выдавали мигрантам липовые паспорта и удостоверения личности. CICIG, помогающая гватемальцам бороться с коррупцией, рекомендовала судить Битковых. По словам Уайсса, из текста рекомендации явствует, что одним из инициаторов дела против них был ВТБ, чьи люди разыскали беглецов в Гватемале.

Как пишет обозреватель Bloomberg Илай Лейк, хотя у CICIG нет прокурорских полномочий, «она рекомендует, кого привлекать у суду, и ее рекомендации весьма весомы».

Обозреватель газеты «Уолл-сторит джорнэл» Мэри Анастасия О’Грэди, этой весной посвятившая делу Битковых несколько возмущенных статей, пишет, что дело против них официально возбудила генпрокурор Гватемалы Тельма Алдана по наущению ВТБ и CICIG.

Заседание суда

Заседание суда

По словам О’Грэди, иностранный бизнесмен «являет собой легкую мишень для политически корректного прокурора, ищущего одобрения у настроенных антикапиталистически неправительственных организаций». Рано утром 15 января 2015 года в дом Битковых в кооперативе Casa y Campo явились несколько десятков гватемальских правоохранителей. На арест семьи оперативно среагировал тогдашний российский омбудсмен Павел Астахов, вознамерившийся увезти маленького Володю в Россию. Но мальчик был гватемальским гражданином, и репатриация не состоялась. ВТБ обвинил Битковых в финансовых преступлениях, но эти обвинения были отвергнуты гватемальским судом. В декабре 2017 года апелляционная инстанция заключила, что оставшиеся обвинения, касавшиеся фальшивых документов, являются административными нарушениями, которые наказываются штрафом. Однако, как пишет О’Грэди, генпрокурор, CICIG и судья низшей инстанции, «левачка, известная своим политическим активизмом», игнорировали это решение. 5 января с. г. Игорь был приговорен к 19 годам тюрьмы, а Ирина и Анастасия — к 14 годам каждая. По делу также проходили десятки чиновников миграционного ведомства, делавшие за взятки липовые документы. Но, как отмечает О’Грэди, Битковы были не членами этой преступной организации, а ее жертвами. Их сторонники указывают, что они получили документы не в подворотне, а в казенном присутствии, где у них взяли отпечатки пальцев. CICIG, примерно половину бюджета которой оплачивают США, давно раздражает некоторых конгрессменов, в частности, тем, что отказывается явиться по их вызову на слушания. Вот и сейчас она не прислала никого на заседание его Комиссии по безопасности и сотрудничеству, которую чаще называют Хельсинкской. Перед заседанием сопредседатель комиссии республиканец Кристофер Смит заявил обозревателю Bloomberg Лейку: «Гротескные притеснения и несправедливости, перенесенные семьей Битковых в Гватемале по вине CICIG, поднимают серьезные вопросы о том, почему это CICIG с такой мстительностью преследует семью, которая искала убежища в Гватемале».Лейк сопроводил это заявление конгрессмена тирадой по поводу роли России в международных организациях. Он пишет, что к 1980-м годам Запад взял курс на вовлечение Советов в эти организации в расчете на то, что Советы начнут вести себя иначе. «Прошло больше 40 лет, — продолжает автор, — и русские перевернули все с ног на голову. Сегодня Россия с радостью участвует в международных организациях и подвергает их своему влиянию для того, чтобы выхолостить их, расквитаться со своими олигархами и сделать международное сообщество беззубым. Вот почему столь важно оградить международные органы от русского влияния. Везде, где Запад может это сделать, это означает вытеснение России из комиссий и рабочих групп, призванных поддерживать международное право. Везде, где он не может, это означает следить за русским влиянием и участием в организациях типа CICIG гораздо пристальнее, чем за другими странами. Короче, относиться к России как к международному гражданину второго класса». CICIG заявила, что никогда не получала денег от России, и что Москва даже была против ее создания.

Заседание было созвано для обсуждения дела Битковых. Его комментировали два их гватемальских адвоката и родившийся в Америке британский инвестор Уильям Браудер, пробивший принятие Закона Магнитского и тоже называющий себя жертвой рейдерства, которое он произносит по-русски с ударением на втором слоге.

Адвокат и соседка Битковых Виктория Сандовал отметила, что когда их арестовали в 2015 году, ни российский посол, ни его представители не проявили ни малейшей заботы о благополучии своих соотечественников и ни разу не посетили их в подвальных клетках, где тем не давали ни пищи, ни воды. По словам Сандовал, впервые посольские навестили Ирину и Анастасию, когда те были в больнице, и лишь для того, чтобы попытаться дать Володе российское гражданство. Идея была в том, чтобы забрать его в Россию, сказала адвокат.

Выступая в комиссии, Браудер рассказал о том, как представитель одного из банков, которым были должны Битковы, обратился к Игорю с предложением продать ему свой бизнес за 25 млн. долларов.

«Поскольку бизнес стоил во много раз больше, Игорь отказал», — сказал инвестор. Браудер нашел многозначительным, что гватемальская прокуратура не привлекла никого из сотрудников латиноамериканской юридической фирмы Cutino Associates, услугами которой пользовались Битковы при получении гватемальских документов. За день до заседания комиссии конституционный суд Гватемалы отменил приговоры Битковых и направил дело в низшую инстанцию, которая, как предсказывают, должна в ближайшие дни их освободить. Как сообщила канадская газета «Глоб энд Мейл», правительство Джастина Трюдо получило из гватемальской тюрьмы семистраничное письмо от Битковых, написанное от руки Анастасией.

«Пока мы остаемся в Гватемале, наши жизни в большой опасности, учитывая коррумпированную природу российской и гватемальской судебной системы, — говорится в нем. — Мы являемся трудящейся семьей и просим дать нам возможность заново построить свою жизнь в стране с честным, некоррумпированным правительством и свободной экономикой». Семью представляет ванкуверская адвокатская контора, сотрудник которой Гэри Каролайн сообщил газете, что у Битковых нет документов для поездок за границу, поскольку их российские и гватемальские паспорта больше недействительны. Они просят, чтобы Оттава выдала им справки, с которыми они могут прилететь в Канаду и попросить убежища. Канцелярия министра иностранных дел Канады Кристя Фриланд говорит, что правительство «активно занимается» делом Битковых, равно как и канадское посольство в Гватемале.

mdhearing-q117_adid-233686_6-4x5_c

Об авторе

Владимир Козловский
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0