Немирный атом Сирии

0

Ровно десять лет назад, в ночь на 6 сентября 2007 года, атакой с воздуха был уничтожен сирийский ядерный реактор, располагавшийся на востоке страны, вблизи от города Дир аз-Зур, в той части Сирии, которая в наши дни по-прежнему находится в руках боевиков Исламского государства.

В мире мало кто сомневается в том, что ликвидацию реактора осуществили израильские ВВС. Тем не менее официально Израиль до сегодняшнего дня так и не подтвердил, хотя и не опроверг, эти предположения. И дело тут вовсе не в скромности, которая, как известно, украшает человека…

Впрочем, обо всём по порядку.

Среди многочисленных публикаций, посвящённых этой операции, названной в прессе «Фруктовый сад», наиболее детальное её описание можно найти в книге «Сумеречная война» двух израильских журналистов Дана Равива и Йоси Мильмана. Последний, к слову, известен своей информированностью благодаря тесным связям в военно-политическом истеблишменте Израиля и статьям о деятельности служб безопасности, в том числе и об уничтоженном сирийском реакторе. Что характерно, «Сумеречная война» также была сначала, в 2012 году, опубликована в США на английском языке и лишь затем переведена на иврит и издана в Израиле.

На основании материалов книги и других публикаций, в том числе воспоминаний бывшего президента США Джорджа Буша-младшего, можно сделать вывод о том, что события развивались следующим образом.

Неприятный сюрприз

По мнению Мильмана, всё началось с позорного провала. Накануне нового 2003 года ливийский диктатор Муаммар Каддафи публично сообщил о том, что отказывается от своих намерений по созданию оружия массового поражения, в том числе и ядерного. Своё решение Каддафи принял в результате тайных переговоров с представителями ЦРУ и МИ-6. Израильские же спецслужбы: военная разведка — АМАН и «ведомство особого назначения» «Моссад» узнали обо всём из публикаций в прессе. Они были поражены и шокированы — для них заявление Каддафи стало «громом среди ясного неба». Ни в АМАНе, ни в «Моссаде» не было известно не только о переговорах с Каддафи, но и о его попытках заполучить ОМП. Главный же вопрос заключался в том, чьи ещё попытки обзавестись смертоносными средствами в окрестностях еврейского государства могли точно так же ускользнуть от внимания израильских спецслужб.

За ливийскими ядерными разработками стоял Абдул Кадыр Хан — отец пакистанской атомной бомбы и самый известный в мире торговец соответствующими секретами, в своё время оказавший помощь и иранской ядерной программе. Сразу вслед за признанием Каддафи израильские разведчики принялись собирать и анализировать всю доступную информацию, связанную с делами, переговорами и поездками Хана на Ближнем Востоке. Выяснилось, что, кроме Ливии, Хан также посещал Саудовскую Аравию, Египет и Сирию.

В качестве рабочей версии в спецслужбах еврейского государства предположили, что Саудовское королевство и Египет, дорожившие своей дружбой с США, не станут торопиться приобретать ядерные технологии и секреты у пакистанского физика. А вот с Сирией всё обстояло куда проблематичней. С тех пор как в 2000 году Башар Асад унаследовал от своего отца власть над северным соседом Израиля, он чётко взял направление на сближение и укрепление связей с Ираном и поддержку «Хизбаллы» в Ливане. Специалисты АМАНа и «Моссада», составив его психологический портрет, пришли к выводу, что, не обладая достаточным опытом, Асад-младший вполне мог поддаться искушению и пойти на опрометчивые и авантюрные шаги. Поэтому, начиная с 2004 года, израильские разведки сосредоточились именно на Сирии.

Пальцем в небо

Уже к весне выяснилось, что опасения были отнюдь не безосновательными. Шаг за шагом начали обнаруживаться всё новые детали и подробности. Так, о сотрудничестве Сирии и Северной Кореи по развитию ракетных программ израильтянам было известно и раньше. Теперь, однако, оказалось, что дружба этих стран распространялась и дальше — на ядерные проекты тоже. АМАН и «Моссад» обратились к дружественным спецслужбам Запада, пытаясь выяснить, что тем известно о связях Сирии и Северной Кореи в области ядерных вооружений, однако никакой серьёзной информации добиться не сумели. То ли на Западе ничего об этом не знали, то ли не хотели делиться. Стало ясно, что полагаться можно только на собственные силы.

Для сбора данных о ядерной программе Сирии был выделен особый бюджет. Отдел АМАНа, занимающийся электронной разведкой, знаменитое «Подразделение 8200» сконцентрировалось на перехвате и расшифровке переговоров, прежде всего самого Асада, его особого советника и координатора секретного ядерного проекта, генерала Мухаммада Сулеймана, менее чем через полгода после ликвидации реактора, застреленного в собственном доме, судя по всему, израильским морским спецназом «Шаетет 13», и главы комиссии по атомной энергетике Сирии Ибрагима Усмана. «Моссад», в свою очередь, активизировал подразделение «Цомет», занимающееся работой с агентами и источниками, которые были проинструктированы особенно бдительно относиться к любой информации о сирийских ученых-ядерщиках. Наконец, и системы наблюдения израильского спутника «Офек» также были сфокусированы на Сирии.

Постепенно картина стала проясняться. Среди ряда мест на территории Сирии, взятых на заметку израильской разведкой в качестве возможных кандидатов, было обнаружено крупное помещение на военной базе возле Дир аз-Зура, в полутораста километрах от границы с Ираком. Собранные специально засланным отрядом израильского спецназа пробы воды, почвы и растений в окрестностях здания подтвердили опасения: речь шла о сверхсекретном ядерном объекте.

Вместе с тем по-прежнему невыясненными оставались ещё многие вопросы. Хан являлся экспертом по обогащению урана, в то время как северокорейские ядерщики специализировались на обогащении плутония. Чем конкретно собирались заняться сирийцы в Дир аз-Зуре, было не понятно. Главное же, неясным оставалось и то, как далеко зашла сирийская программа, совершенно неизвестная МАГАТЭ. От этого напрямую зависела и реакция Израиля: приблизилась ли Сирия вплотную к производству ядерного оружия, вынуждая израильтян действовать немедленно, или времени ещё достаточно на то, чтобы применить те или иные менее радикальные меры давления? Всё окончательно разрешилось в марте 2007 года.

Крупное помещение на военной базе возле Дир аз-Зура, в полутораста километрах от границы с Ираком

Крупное помещение на военной базе возле Дир аз-Зура, в полутораста километрах от границы с Ираком

Венский подарок

Ключевые сведения, то, что на жаргоне разведки называют «золотой информацией», пришли из Вены, став результатом серьёзного нарушения в соблюдении информационной безопасности главой комиссии по атомной энергетике Сирии Ибрагимом Усманом. Чиновник, прибывший в австрийскую столицу на очередное заседание МАГАТЭ, оставил личный компьютер в своей венской квартире. Этим и воспользовались агенты «Моссада» из подразделений «Кесария» и «Невиот», перекачавшие во время отсутствия Усмана всё содержимое его лаптопа. А там обнаружилось настоящее сокровище: многочисленные снимки из таинственного помещения возле Дир аз-Зура, в том числе и десятки фотографий сирийских ядерщиков со своими корейскими коллегами.

Эксперты, составившие снимки, полученные со спутника, с фотографиями из компьютера Усмана пришли к однозначному выводу: сирийцы строят ядерный реактор для получения плутония по типу северокорейского реактора в Йонбёне. Более того, стало ясно и то, что до завершения строительства и превращения реактора в «горячий», то есть содержащий радиоактивные материалы остаются считанные месяцы. Съемка со спутника ясно показала строительство водозаборной станции и проведение водопровода из Евфрата внутрь объекта, необходимого для системы охлаждения — заключительной стадии перед запуском реактора. К началу 2008 года Сирия должна была стать первой арабской страной, обладающей ядерным оружием.

Остановить любой ценой

Поскольку уничтожение реактора с находящимися внутри радиоактивными веществами могло привести к экологической катастрофе, принимать решение следовало немедленно. Последующие события стали развиваться стремительно. По воспоминаниям Буша, в середине апреля израильский министр обороны Амир Перец встретился со своим американским коллегой Робертом Гейтсом, сообщив о наличии у сирийцев ядерного реактора. Одновременно глава «Моссада» Меир Даган в Вашингтоне ознакомил высших чинов американской администрации с содержимым компьютера Усмана. Буш распорядился перепроверить данные. Но и после того как американская разведка подтвердила израильские оценки, президент США отказал израильскому премьер-министру Ольмерту, обратившемуся с просьбой разбомбить реактор. Как видно, Буш не желал развязывать третью ближневосточную войну в дополнение к афганской и иракской, опасаясь неизбежных политических осложнений внутри США. При этом он дал понять, что не станет препятствовать израильтянам в случае, если те посчитают необходимым решить проблему самостоятельно.

Армейский отдел планирования предложил три варианта выполнения миссии: наземную операцию силами спецназа, массированную атаку ВВС или почти «хирургическую» акцию с использованием небольшой авиагруппы.

В любом случае, риск был чрезвычайно велик. В отличие от относительно удалённого Ирака, чей ядерный реактор был уничтожен израильтянами в 1981 году, Сирия обладала границей с Израилем и десятками тысяч ракет, нацеленных на города еврейского государства. По мнению бывшего главы Службы общей безопасности (ШАБАК) Ави Дихтера, занимавшего в тот момент должность министра внутренней безопасности, ответная реакция Сирии могла привести к гибели сотен или даже тысяч человек. Тем не менее в ходе заседания правительственного кабинета, состоявшегося 5 сентября, за исключением Дихтера, остальные 13 членов правительственного кабинета проголосовали за операцию, уполномочив премьер-министра Ольмерта, главу МИДа Ливни и министра обороны Барака окончательно выбрать дату и способ её проведения. Сразу же вслед за этим все трое собрались в отдельной комнате, где приняли предложение начальника генштаба Габи Ашкенази уничтожить реактор точечным ударом.

Незадолго до полуночи четвёрка Ф-16 и четвёрка Ф-15, стартовав с военного аэродрома Рамат Давид к северо-востоку от Хайфы, пронеслись в западном направлении над морем, повернули на север, затем на восток и пошли вдоль сирийско-турецкой границы. Одновременно военная разведка АМАН и ВВС использовали специальные средства, оглушающие и ослепляющие радары и системы сирийского ПВО.

В отличие от 1981 года, когда против иракского реактора были применены тяжёлые и «глупые» бомбы, на этот раз израильтяне воспользовались управляемыми ракетами, сумевшими издалека точно поразить цель. Вся атака заняла не более 2 минут.

Погибли от 10 до 35 человек, в том числе корейские техники и инженеры, строившие реактор и готовившие его к запуску. На протяжении всей операции пилоты хранили молчание, лишь в самом конце, около часа ночи, в эфир было отправлено кодовое слово «Аризона», означавшее, что миссия выполнена успешно.

Код молчания

Ещё накануне операции, оценивая возможную реакцию Сирии и Асада, израильские специалисты пришли к выводу, что в случае, если атака будет носить ограниченный характер, а публичного израильского заявления об ответственности не поступит, сирийский президент, вероятно, воздержится от ответной военной акции. Он предпочтёт скрыть тот факт, что в тайне развивал военную ядерную программу, вопреки подписанному Договору о нераспространении ядерного оружия и соглашениям с МАГАТЭ. Как выяснилось, он держал это в секрете даже от своих иранских друзей.

Так и произошло. Израиль не взял ответственности, а Асад проигнорировал израильский удар, напрочь отвергая утверждения, что уничтоженный возле Дир аз-Зура объект был ядерным реактором. Он отрицал это даже после того как инспекторам МАГАТЭ удалось два месяца спустя побывать на месте и найти неопровержимые доказательства, включая остатки радиоактивных материалов.

После окончания операции Ольмерт уведомил о ликвидации реактора мировых лидеров, в том числе Египта, Иордании и России, попросив их не делать публичных заявлений. Официально же Израиль так никогда и не признал свою роль, продолжив эту тактику и в дальнейшем. Воздушные операции в сирийском небе против оружейных конвоев, поставляющих ракеты «Хизбалле», и других попыток нарушить, с израильской точки зрения, сложившийся баланс сил, стали рутиной. Как видно, поэтому Израиль не торопится признавать свою ответственность, стремясь максимально облегчить сирийской стороне возможность продолжать игнорировать атаки.

На днях арабские СМИ сообщили, что израильские Ф-35 провели очередную серию учений в сирийском небе, продемонстрировав неспособность развёрнутых над Сирией С-300 и С-400 заметить американские «невидимки». Израиль, как обычно, от комментариев отказался.

Об авторе

Александр Непомнящий

Израиль Родился в 1972 г. в Перми. В Израиле с 1990, живёт в Герцлии. Закончил Хайфский Технологический Институт (Технион). После окончания службы в Армии Обороны Израиля, работает в сферы высоких технологий. В 1997 стал одним из инициаторов создания аналитической группы МАОФ, созданной для ознакомления русскоязычных репатриантов с платформой и позицией израильского национального лагеря по ключевым вопросам внешней и внутренней политики, а также с сионистскими ценностями посредством русскоязычной прессы.

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0