Турецкая дихотомия и израильский интерес

ergul

Gener

Обращение стамбульского суда в Интерпол в конце мая с просьбой объявить в международный розыск четырех бывших руководителей израильского военного руководства: главу Генштаба Габи Ашкенази, командира ВМС Элиэзера Марома, главу военной разведки Амоса Ядлина и начальника разведки ВМС Авишая Леви за убийство турецких граждан, удивило многих.

Речь идет об истории с судном «Мави Мармара», организованном в 2010 экстремистами мусульманской турецкой организацией IHH, для прорыва в сектор Газы. Акция была поддержана турецким правительством, использовавшим её для укрепления престижа среди набиравших тогда силу исламистских режимов региона.

Израильский десант остановил провокацию, уничтожив девятерых террористов. В ответ Турция фактически разорвала дипломатические отношения с Израилем. Новая волна изменений в геополитическом раскладе, ослабившая влияние «Братьев-мусульман» заставила Эрдогана, возглавляющего турецкую ветвь этой радикальной организации вновь искать сближения с Израилем.

В конце апреля Эрдоган в телеинтервью заявил, что Израиль согласился заплатить компенсацию в размере 21 миллиона долларов и в скором времени ожидается нормализация отношений. Поэтому последовавший затем демарш турецкого суда, вызвал недоумение.

По сообщению «Джерузалем Пост», Израиль, в свою очередь, также обратился в Интерпол с просьбой «не придавать значения» турецким эскападам, имеющим «политическую подоплеку». И скорее всего, Международная организация уголовной полиции действительно не станет реагировать на нелепое обращение стамбульского суда.

Неадекватное поведение Турции, судя по всему, объясняется судорогами внутриполитического кризиса.  На протяжении более чем десяти лет возглавляемая Эрдоганом «Партия справедливости и развития» подминала под себя светскую кемалистскую  турецкую республику, опиравшуюся прежде на армейскую элиту. В этой борьбе турецких «Братьев-мусульман» поддерживали сторонники Фетхуллы Гюлена, движения, представляющего более умеренный и аутентичный турецкий исламизм.

В то время как исполнительная и законодательная ветви власти оказались в руках у Эрдогана, гюленисты закрепились в структурах юридической системы – полиции и прокуратуре.
По мере укрепления влияния, подавления и уничтожения сопротивления, между бывшими союзниками разразилась борьба, переросшая осенью прошлого года в полномасштабную войну, включающую попытки арестовать руководство правящей партии по обвинениям в коррупции и  ответную зачистку органов прокуратуры.

Мартовская победа на муниципальных выборах укрепила позиции Эрдогана по отношению к гюленистам. Однако противостояние по-прежнему продолжается, нарастая по мере приближения к  августовским президентским выборам.

Намерение заработать политические очки, добившись компенсаций от Израиля и последующей нормализации отношений, не мешает лидерам правящей турецкой партии использовать антисемитские и антиизраильские инсинуации, которые были успешно применены во время предвыборной муниципальной кампании для дискредитации своих основных конкурентов – гюленистов, обвиненных в связях с Израилем.

Уже после выборов, проправительственные издания в Турции прозрачно намекнули на еврейских родственников владельцев взорвавшейся турецкой шахты в Соме. При этом сам Эрдоган, ударивший одного из протестующих шахтеров, назвал его «израильским отродьем». А в середине мая глава турецкого МИДа Давутоглу на ооновской конференции заявил, что «Иерусалим – палестинская земля».

Последний судебный эксцесс, однако, скорее всего, был предпринят гюленистами, намеренными затормозить нормализацию отношений с Израилем, лишив Эрдогана накануне президентских выборов возможности продемонстрировать свои «дипломатические таланты».

В то же время, совершенно не ясно, зачем Израилю сейчас вообще нужна нормализация отношений с Турцией. Торговые связи между бизнесменами обеих стран и так развиваются вполне успешно, превысив докризисные показатели в полтора раза ещё два года назад.

Более того, как раз Турция зависит от Израиля, поскольку из-за войны в Сирии, еврейское государство стало безальтернативным транзитом между Турцией, с одной стороны, и Ираком, и Иорданией, с другой. Турецкие баржи приходят в хайфский порт, где их разгружают на грузовики, отправляющиеся в Иорданию. Поток сырья и материалов течёт из хайфского порта на восток, возвращаясь в виде изделий лёгкой промышленности и сельскохозяйственной продукции.

israturq

Не прекратила Турция оставаться и клиентом израильской оборонной промышленности, готовясь к предстоящим боевым действиям на восточной границе. Будь то это подавление очередного курдского восстания или куда более опасная для турок, но вероятно неотвратимая, предстоящая война с Ираном.

Похоже, что главными интересантами непременного политического примирения являются хозяева израильской компании Delek и американской Noble Energy — владельцы 85% газового месторождения Левиафан, обнаруженного на шельфе Средиземного моря вблизи границы Израиля и Ливана и считающегося крупнейшим из обнаруженных в 2000-е годы газовых месторождений в мире. По оценкам геологической службы США, объем запасов месторождения составляет более трёх триллионов кубических метров  природного газа и почти два миллиарда баррелей нефти.

Будущий экспорт этого газа на запад по газопроводу, проходящему через Турцию, потребует вложений в размере 2 миллиардов долларов, в то время как строительство центра по сжижению газа на Кипре может обойтись в пять раз дороже. При этом, естественно, подобный проект требует полноценного сотрудничества между Израилем и Турцией на государственном уровне.

Отсюда, видимо, и происходит стремление газового лобби в Израиле добиться нормализации отношений любой ценой, в том числе и через парламентское лобби по региональному сотрудничеству в Кнессете, возглавляемое представителем леворадикальной израильской партии «Мерец» Горовицем. При этом в Иерусалиме прекрасно понимают, что даже подключение европейских компаний к проекту не избавит Израиль от всех рисков, связанных с непредсказуемой политикой турецких исламистов. Тем более что Кипр твердо намерен продолжать строительство берегового терминала на юге острова в любом случае.

Нюанс в том, что Турция крайне заинтересована в источниках дешевого природного газа. Поэтому именно она должна быть инициатором уступок в отношении израильских поставок газа. И потому именно Иерусалим мог бы добиться от Анкары не только льготных условий в газовом соглашении, не только политических гарантий стабильности проекта, но и прекращения антиизраильских и антисемитских выпадов, в том числе и поддержки ХАМАСа, чьи лидеры открыто используют территорию Турция для своей финансовой и организационной деятельности. И уж тем более Иерусалиму стоило бы потребовать от Анкары забыть о незначительных по размерам по сравнению с миллиардными газовыми сделками, но имеющих принципиальное политическое значение претензиях по поводу выкупа за уничтоженных на «Мави Мармара» террористов.

Однако подобная позиция требует  большей политической твердости, чем, судя по всему, есть у нынешнего кабинета.

 

nepom4Автор — Александр НЕПОМНЯЩИЙ

 

 

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 12, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Блог новостей из Иерусалима

Автор Блог новостей из Иерусалима

Израиль
Все публикации этого автора

1 комментарий к “Турецкая дихотомия и израильский интерес

  1. Полагаю, что нестабильность нервной системы даже руководящих прослоек исламских социумов, превосходящая даже проституированность европейской ментальности, не даст Израилю НИКАКИХ гарантий стабильности, даже после согласования прокладки газопровода в Турцию. И, хотя, это более затратно, следует кооперироваться с Кипром.

Обсуждение закрыто.