В защиту христиан в Америке

Muslims praying in Washington

Muslims praying in WashingtonБыло бы нечестно обвинять Барака Хусейна Обаму в том, что он стал первым апологетом ислама в Белом доме. Эта сомнительная честь принадлежит его предшественнику, президенту Бушу-младшему, верующему христианину, объявившему ислам «религией любви» — исключительно из боязни признать, что нападение на Америку 9/11 2001 г. было открытым объявлением войны ислама против Америки, и что война идет между миром ислама и иудео-христианской цивилизацией. Война односторонняя. Война на уничтожение. То есть, американцы хотят терпимости и согласия, хотят жить с мусульманами в мире и добрососедстве, но те не согласны на меньшее, чем превращение Америки в часть нового исламского халифата и принятие американцами мусульманства как единственно верной религии. Испугавшись такой неполиткорректной постановки вопроса, президент Дж. Буш предпочел объявить врагом некий аморфный «терроризм», носителем которого теоретически может быть и не-мусульманин (хотя практически почему-то всегда оказывается именно мусульманин). Именно в связи с этим известный американо-израильский политолог Пол Эйдельберг написал тогда, что Америка оказалась втянутой в войну, в которой она не может победить. Потому что невозможно победить, не определив четко врага и его цели.

Президента Буша нельзя не упрекнуть в трусости и недальновидности, в зарывании головы в песок со всеми вытекающими из этого последствиями.

Однако 44-й президент, Барак Хусейн Обама, шагнул значительно дальше. И дело совсем не в том, что он устроил в Белом доме праздничный обед по поводу Рамадана. Эта традиция — отмечать в Белом доме праздники различных религиозных общин — пустила корни еще во времена Форда и Картера и была закреплена Клинтоном и Бушем. Куда  более примечательно, что еще до своего первого избрания Обама заявил: «Кем бы мы ни были раньше, мы более не являемся христианской страной». («Whatever we once were, we are no longer a Christian nation» http://www.youtube.com/watch?v=tmC3IevZiik) Это было сказано еще в марте 2008 г. (Для тех, кто возразит, что это вырвано из контекста, могу добавить, что после весьма многозначительной паузы он добавил: «Во всяком случае мы не только христианская страна, но и иудейская, мусульманская, буддистская и т.д….»)

Далее, уже в качестве президента сверхдержавы, в ходе своего визита во все более радикализующуюся мусульманскую Турцию в 2009 г., Обама сказал еще более ясно: «Мы более не считаем себя христианской страной».  («We do not consider ourselves a Christian nation.» http://www.youtube.com/watch?v=QIVd7YT0oWA  )  Обама не уточнил при этом, кто это «мы» — ведь подавляющее большинство американцев с ним явно не согласились бы.

В ходе того же визита он пошел еще дальше, заявив: «Ислам всегда был частью истории Америки»  («Islam has always been a part of America’s story.»)

То же самое он повторил в своей Каирской речи 4 июня 2009 г.: http://www.youtube.com/watch?v=ceL6cTHtGRg  и повторял неоднократно в  разных речах впоследствии. Чем вызвал негодующую редакционную статью 12 августа 2010 г. в независимой газете Washington Times, которая писала, что, судя по этому высказыванию президента, «он знает что-то об истории Америки, чего мы не знаем».

«Ислам никогда не имел никакого влияния на происхождение и развитие Соединенных Штатов, — говорится в статье. — Он ничего не внес в раннюю политическую культуру Америки, ее искусство, литературу,  музыку или в любой другой аспект начала страны».

«На протяжении почти всей американской истории мир ислама воспринимался как далекий, чуждый и враждебный. Возможно, президент имел в виду берберских пиратов и их роль в создании американского военноморского флота, или отправку (президентом) Эндрю Джексоном фрегатов против мусульманских пиратов на Суматре в 1830 г.? Или может быть, он впомнил заявление Рутерфорда Хэйеса в 1880 г. относительно Марокко, о «необходимости, в соответствии с гуманным и просвещенным духом века,  положить конец столь распространенным в этой стране преследованиямлюдей другой, немусульманской веры, и особенно еврейских жителей Марокко».

Напоминает автор редакционной статьи в Washington Times — как пример «вклада мусульман в американскую историю» — и отмеченную (22 и 24 президентом США) Гровером Кливлендом в 1986 г. непрекращающуюся резню армянских христиан: «Нас забрасывают постоянными и частыми  сообщениями о беспричинном разрушении домов и кровавой резне мужчин, женщин и детей, которых делают мучениками за исповедываемую ими христианскую веру. … Это так пятнает гуманную и просвещенную цивилизацию конца девятнадцатого века, что кажется почти невозможным, чтобы энергичное требование хороших людей со всего христианского мира об исправлении этого положения осталось без ответа».

Можно приводить еще бесконечно много примеров того исторического «сотрудничества» Америки с мусульманским миром, которое в искаженном сознании Обамы превратилось в «огромный положительный вклад мусульман» в историю Америки. Однако это можно было бы определить просто как аберрацию сознания 44 президента США, если бы не его целенаправленная деятельность в Белом доме для превращения этой аберрации в реальность.

Когда Обама произнес фразу «мы более не считаем себя христианской страной», подкрепив это заявление поясным поклоном главе исламского мира королю Саудовской Аравии, это не было оговоркой, и он не принимал желаемое за действительное. Скорее, он сформулировал программу действий, которая на наших глазах претворяется в жизнь.

Разумеется, трудно в обществе, привыкшем гордиться своей Конституцией, гарантирующей свободу слова и свободу вероисповедания, так прямо сразу провести закон, запрещающий людям проповедовать свою веру и даже говорить о ней вслух. Тем более, когда речь идет о вере подавляющего большинства коренного населения страны — еще в 2010 г. 80% американцев исповедовали христианство. Любой американец счел бы абсурдом, если бы какой-то законодатель, даже представляющий штат Мичиган — который неофициально уже называют «мусульманской столицей Америки» — внес на обсуждение Конгресса законопроект, запрещающий христианам публично упоминать о своей вере или говорить вслух о ее основных доктринах.

Однако любую общественную реформу нужно готовить постепенно, и начинать нужно с малого, устанавливая планируемое нововведение там, где это легче всего сделать . Поэтому начало приучения законопослушных американцев к тому, что Америка — это уже не христианская страна, началось с армии, где нет нужды принимать законы — достаточно объявить приказ по армии. А объявляет их, конечно, главнокомандующий. Или назначенные им командиры.

Как всегда, началось с разговоров о «веротерпимости» и «свободе для всех вероисповеданий в американской армии». И тоже как всегда, для исполнения этой задачи нашелся еврейский ренегат, Мики Вайнштейн, который создал откровенно антихристианскую организацию Military Religious Freedom Foundation (Фонд за религиозную свободу для военных). Словно до этого кто-то запрещал военным исповедовать свою веру, будь они евреями, мусульманами, христанами всех мастей или даже мормонами. И словно не существовало в армии раньше запрета командирам на использование своего служебного положения для навязывания подчиненным своих религиозных взглядов.

Вскоре после этого глава организации военных капелланов забил тревогу и даже поставил вопрос, не предстоит ли нам увидеть преследования христиан в американской армии за их веру. Бригадный генерал Даг Ли, председатель исполнительного комитета организации «Союз Капелланов за религиозную свободу» задал вопрос: «Почему военное командование проводит встречи с антихристианским активистом Мики Вайнштейном, и почему он имеет легкий доступ к таким лицам как бывший посол Джо Уилсон?»

В статье Салли Куинн, опубликованной 30 апреля в газете Washington Post, цитируется Ларри Уилкерсон, бывший начальник штаба при Коллине Поуэлле, который сказал автору статьи, что самой большой проблемой американской армии в данный момент являются сексуальные нападения и то, что он назвал христианским миссионерством, то есть случаи, когда военнослужащие-христиане делятся своими религиозными воззрениями с другими. Уилкерсон сказал это в ходе интервью, которое он давал Салли Куинн и при этом присутствовали бывший посол Джо Уилсон и Мики Вайнштейн. Уилсон сказал интервьюеру, что если капеллан будет замечен на миссионерстве, то это будет расцениваться как правонарушение на рабочем месте. Вайнштенй пошел дальше и добавил, что это угроза национальной безопасности и равносильно духовному изнасилованию. Дело капеллана — удовлетворять духовные нужды, сказал он, не уточнив при этом, что имеется в виду под духовными нуждами, и как именно военный священик может их удовлетворять, если ему запрещено говорить о христианстве. Немедленно после публикации этой статьи Фонд за религиозную свободу для военных (далее MRFF) разослал массу электронных посланий с целью привлечь внимание к статье как можно более широкого круга читателей.

Как сообщал недавно сайт WND, Пентагон выпустил постановление, угрожающее наказанием военнослужащим-христианам, если они будут замечены разговаривающими с другими военнослужащими о своей вере. Это заставило Институт свободы (The Liberty Institute) создать юридическую группу, которая предложила помощь любому военнослужащему, который окажется преследуемым за выражение своей веры. Кроме того, была создана «горячая линия» для военнослужащих, куда они могут пожаловаться в случае если их будут преследовать за веру. Эта линия называется  Armed Forces Religious Liberty hotline. Ее номер  – (972) 941-4543.

Президент Института свободы Келли Шекелфорд сказала: «Пентагон  опубликовал  возмутительное официальное заявление, которому я вначале не поверила, но, к сожалению, оно оказалось правдой. Они собираются ввести новую политику, при которой любой военнослужащий, «пойманный» на разговоре о его христианской вере, будет подлежать суду военного трибунала или тюремному заключению».

Действительно, звучит дико и невероятно. Однако Шекелфорд и ее группа уже заняты организацией юридической защиты военнослужащих, которые могут стать первыми жертвами новой политики в армии.

А пока что  MRFF ведет активную пропаганду введения строгих санкций против христиан, которых «засекут» на разговорах о религии. В статье Салли Куинн, которую рекламирует MRFF, упоминается книга инструкций для американских ВВС, в которой, среди прочего, сказано: «Руководители всех уровней должны избегать реального или кажущегося использования своего положения для навязывания своих личных религиозных взглядов своим подчиненным или оказывать предпочтение любой религии». Однако для MRFF этого недостаточно: Вайнштейн требует, чтобы нарушение этого параграфа каралось трибуналом.

Выступя в программе Fox News, Вайнштейн сказал, что пора начать юридически преследовать христиан, которые делятся своей верой с другими в армии. «Кто-то должен быть за это наказан, — сказал он. — До тех пор пока кто-нибудь в ВВС или в армии или в ФМВ или среди морпехов не понесет наказание за это противоречащее конституции миссионерство и угнетение, мы не сможем остановить это ужасное, чудовищное, бесчеловечное поведение».

Вслед за этим Пентагон опубликовал заявление в поддержку Вайнштейна: «Религиозная пропаганда запрещена в рядах армии». Как сообщил журналист Fox News Тодд Старнес, Вайнштейн сказал в рамках подготовки передачи, что американские военнослужащие, которые занимаются религиозной агитацией, виновны в подстрекательстве и измене и их следует наказывать, при необходимости, сотнями.

Бригадный генерал Ли сказал, что до этого еще не дошло и что Вайнштейн принимает желаемое за действительное, а омерзительная статья, которую он инспирировал и распространяет, делает ему рекламу и ставит под вопрос патриотизм христиан-евангелистов, которые верно служат в рядах американских воруженных сил.

Тем не менее, взрыв общественного возмущения последовал, и после того как Союз защиты свободы в соответствии с Актом о свободе информации подал заявку на документы, связанные с этим вопросом в армии, Пентагон был вынужден сделать шаг назад. Было опубликовано заявление высокопоставленного чиновника Пентагона Натана Кристенсена, в котором говорится, что Министерство обороны «никогда не будет выделять одну конкретную группу для наказания и юридического преследования». «Министерство обороны создает приемлемые условия для всех религий и приветствует религиозное разнообразие среди наших военнослужащих, — говорится далее в заявлении. — Военнослужащие могут делиться своей верой, но не должны допускать нежелательных насильственных и навязчивых попыток перевести представителей других религий или нерелигиозных в свою веру».

Бригадный генерал Ли объяснил, что, хотя Пентагон отступил, военнослужащие все же должны быть озабочены в связи с нынешними антихристианскими тенденциями.

Первая поправка действительно гарантирует гражданам Америки свободу верисповедания. “Конгресс не будет принимать законов, касающихся установления религии или запрещающих свободное исповедание таковой…”, говорится в ней . Однако целью этой поправки было не предотвратить принятие Конгрессом законов в поддержку религии, а запретить Конгрессу устанавливать какую бы то ни было государственную или национальную религию.  И уж меньше всего предполагали Отцы-основатели, что эту поправку к Конституции их потомки будут использовать для борьбы против религии большинства американцев. Американские отцы-основатели считали поддержку религии необходимой для национальной морали. В своем “Прощальном слове” первый президент США Джордж Вашингтон, деист по своим религиозным взглядам, заявил: “Из всех склонностей и привычек, ведущих к политическому процветанию, религия и мораль являются незаменимыми столпами… Как бы ни было велико влияние утонченного воспитания на структуру общественного мышления, разум и опыт не позволяют нам полагать, что национальная мораль может сохраниться при исключении религиозных принципов”.

Современная Америка и уровень ее общественной морали как нельзя лучше доказывают верность этого предвидения.

175 лет спустя другой президент, католик Джон Кеннеди, сказал в своей  инаугурационной речи: «Сегодня мы все явились свидетелями не просто победы какой-то партии, но торжества свободы — символизирующей конец и начало, обновление и перемену. Ибо я произнес перед вами и перед Всемогущим Богом ту же самую торжественную клятву, которую наши предки составили почти 175 лет назад […] те революционные убеждения, за которые боролись наши предки, по-прежнему актуальны и значимы для всего мира. И прежде всего это уверенность в том, что источником прав человека является не великодушное государство, но Бог […]».

В какой стране это говорилось? Неужели в Америке? В той самой Америке, где за минувшие 50 лет атеисты сумели добиться запрета на утреннюю молитву в школах (правда, теперь она разрешена мусульманам), снятия текста библейских Десяти заповедей в зданиях судов, удаления распятий из больничных палат в католических больницах (ведь там лежат не только католики) …. и где теперь под вопросом право на свободу исповедания в армии — не для всех, а только для христиан — создателей этой страны. Полной свободой вероисповедания в этой стране обладают теперь только мусульмане и атеисты.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 15, средняя оценка: 4,73 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Автор Элеонора Шифрин

Все публикации этого автора

1 комментарий к “В защиту христиан в Америке

  1. Трудно представить, что исламизация США продаинулась так далеко. Это вынуждает не отклоняться от решения вопроса о полномочиях религии. Определение Дж.Кеннеди: «источником прав человека является не великодушное государство, но Бог», возвращает к Берешит 1:26: «И сказал Бог: создадим человека по образу Нашему, по подобию Нашему, и да властвует над рыбами морскими и над птицами небесными, и над скотом и над землей, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле» Эта фраза Торы не оставляет сомнения, что человек-подобие Бога, которому поручено «властвовать над землей» отличается от скотины, которая управляется инстинктами и эмоциями. Люди должны осознать, что они унаследовали от животного мира физиологию, которой управляют инстинкты и эмоции. Стать подобием Бога они могут только развивая свое сознание. Тора учит, что при этом человек приобретает способность сдерживать свои инстинкты и эмоции, что позволяет формировать на планете цивилизованное общество. Сознание дает человеку огромные преимущества и в познании мира, и возможность совершенствовать среду обитания, и возможность управлять своим состоянием, недоступные скотине. Но главное заключается в том, что сознание человека и Сознание Вселенной составляют единое информационное пространство, неиссякаемый источник знаний, использованный при создании мира. Эти знания позволят человеку овладеть неиссякаемыми источниками энергии и обеспечат качества жизни и ее продолжительность, о которых он и мечтать не мог. Достигнутый сегодня уровень науки позволяет существенно ускорить процесс расширения сознания людей, позволив им непосредственно общаться с Сознанием Вселенной, предотвращая возможные ошибки в выборе человеком пути своего развития. Но все это хотят перечеркнуть «архитекторы», помогая исламу возвратить планету к средневековью. Здравомыслящие люди должны предотвратить злые намерения невежд.

Обсуждение закрыто.