О ПОДЛИННОЙ ИСТОРИИ И ИСТОРИЧЕСКОМ МИФОТВОРЧЕСТВЕ

610_10_02

Рядом с подлинной историей, насыщенной кропотливо собранными фактами, глубоким и бережным анализом, основанным на серьезном исследовании, существует и параллельно развивается ревизионистская версия истории, опирающаяся на мифотворчество различных групп и принимающая без всякого критического анализа и проверки любые придуманные или полуправдивые эпизоды, которые отвечают интересам различных групп, чаще всего, враждебных еврейскому народу.

Здесь будут разобраны мифы, которые усиленно насаждаются немцами, пытающимися обелить свою замечательную расу, добрыми евреями, которые сопереживают страданиям несчастных немцев, поддерживая тезис о том, что нельзя переносить вину нескольких на весь народ, и ревизионистами всех наций, которые стремятся свести Катастрофу к обычным военным бедствиям, случавшимся с другими народами.

МИФ N№ 1

Максимилиан Кольбе, находясь в Освенциме, заменил собой заключенного еврея, отправленного в бункер смерти. Кольбе, произведенный в святые Папой Римским, родился в Польше в 1894 г. Доктор теологии и священник- францисканец, основатель католического движения определенного направления. Проповедовал, как и абсолютное большинство польских католиков, антисемитизм. После оккупации Польши немцы старались истребить польскую интеллигенцию и священников, чтобы обезглавить возможное сопротивление. Поэтому 4400 католических священников и монахов были отправлены в концентрационные лагеря, и половина из них погибла. Из 1100 заключенных в лагеря монашек погибли 240. Таким образом Кольбе попал в Освенцим, и, когда за побег одного заключенного в бункер смерти были отправлены 20 человек, Кольбе вызвался заменить одного из них по фамилии Гайвинчик. Похвальный поступок, но к евреям это не относится: все заключенные блока Кольбе и все отправленные на смерть в бункер были поляками.

МИФ N№ 2

Как пишет сам Хандрос, «уже чистой фантастикой могут показаться другие факты.

… Не менее 1200 евреев из лагеря Терезиенштадт в значительной степени обязаны своим спасением в последние месяцы войны шефу внешней разведки рейха Вальтеру Шелленбергу. Действовал Шелленберг нередко вопреки приказам Гитлера, подвергаясь при этом, по авторитетным свидетельствам, большому риску. … Эрвин Долд, доктор Лют, Керстен, Шелленберг… Что руководило ими? Холодный расчет или альтруизм? Стремление обезопасить себя или порыв души, человечность?»

Сначала справка. Юрист Вальтер Шелленберг вступил в нацистскую партию в 1933 г., в 34 г. он уже глава главного отдела безопасности (Hauptamt), организует консолидацию полиции безопасности (Sicherheitsdienst) и Hauptamt (SD) в Reichssicherheitshauptamt. В сентябре 1939 г. лично руководит Amtsgruppe IV E, занимающейся внутренним шпионажем в Германии и на оккупированных территориях. В ноябре 1939 г. за успешную кражу с территории Голландии двух английских разведчиков произведен в ранг штандертенфюрера СС. Ему была доверена подготовка полиции безопасности для вторжения в Англию. На 22 июня 1941 г. при поддержке Гиммлера командовал иностранной разведкой.

Летом 42 г. занимался операцией «Цеппелин»: на территорию СССР были сброшены с парашютом советские заключенные для сражения с партизанами. Большая часть из них была поймана НКВД, некоторые убиты немцами с согласия Шелленберга. С августа 42 г. он советовал Гиммлеру прекратить войну с Западом. По мере ухудшения положения Германии Гиммлер начал работать над планами заключения сепаратного мира с Западом с помощью Международного Красного Креста и Аллена Даллеса, руководителя United States Office of Strategic Service (OSS) в Берне. Несмотря на провал этих планов, удалось сохранить жизнь небольшому числу заключенных концлагерей.

В 1944 г. после ликвидации Абвера (военной разведки) Шелленберг был назначен шефом разведки СС и Вермахта. Только Гиммлер имел большую власть в СС. После войны Шелленберг вместе с другими нацистами предстал перед американским судом, который снял с него обвинение в геноциде, оставив только 6 лет тюрьмы за убийство советских военнопленных во время операции «Цеппелин», однако из-за плохого самочувствия (!!) его выпускают в июне 1951 г. на свободу. Он переезжает в Швейцарию и пишет мемуары.

Нужны ли комментарии, объясняющие, почему Шелленберг, глава разведки Третьего рейха, который подчинялся в СС только Гиммлеру, настаивал на переговорах с Западом, смирившись с необходимыми жертвами – выживанием некоторого числа заключенных концлагерей? Ему, как и прочим нацистам, надо было спасти свою жизнь. Шелленберг оказался дальновиднее, чем большая часть нацистской верхушки во главе с его собственным начальником Гиммлером. Шелленберг и другие нацистские преступники выступили как свидетели обвинения против своих непосредственных боссов и отделались легким испугом. К сожалению, они попали в руки американцев, которые для острастки решили казнить 12 нацистов, а остальные должны были пригодиться при строительстве «новой» Германии на костях и пепле шести миллионов. Надо было показать американское милосердие, и тем завоевать доверие нации прирожденных палачей. Нацисты бежали за границу с помощью Ватикана и награбленного у евреев добра, а те, кто остался в Германии, в основном спокойно доживают свой век.

Американцы, вопреки протестам СССР, оправдали фон Папена, который помог нацистам захватить власть и привел Гитлера — да сотрется имя его и память о нем — на пост рейхсканцлера; оправдали Шахта, составлявшего, финансировавшего и проводившего в жизнь преступные планы нацистов; оправдали Фриче, называвшего себя «командующим немецкого радио», который до 1942 г. был фактическим директором Управления прессой и выполнял указания Геббельса и Риббентропа; сохранили жизнь Рудольфу Гессу, отказались признать правительство Третьего рейха, генштаб и высшее командование немецкой армии преступными организациями, а также вынесли мягкие приговоры многим другим нацистским преступникам.

Выступая на суде в свою защиту печально известный Рудольф Кастнер сказал, что даже комендант Освенцима Рудольф Гесс выразил возмущение по поводу Марша смерти венгерских евреев. Кастнер утверждал, что создатель СС и концлагерей Гиммлер, помощники Эйхмана Карл Бехер, фон Вислецени и венгерские нацисты помогали ему спасать евреев. Кто же тогда убивал евреев?! Перефразируя слова оппонента Кастнера, адвоката Шмуэля Тамира: «Тот, кто говорит, что Бехер спасал евреев, говорит, что Гиммлер спасал их, тот, кто говорит, что Бехер был порядочным человеком, должен сказать, что Гиммлер тоже был достойным человеком», можно сказать, что если Шелленберг спасал евреев, то их спасал и Гиммлер.

МИФ N№3

«Не слишком ли благостна нарисованная мною картина»? — с умилением спрашивает г-н Хандрос, описывая впечатления посетителей от выставки «Преступления Вермахта», который тесно сотрудничал с айнзатц-командами. Картина по-немецки сентиментально ложная, а значит, преступная. В СССР нам долго внушали, что «фюреры приходят и уходят, но немецкий народ остается», потому что СССР образовал ГДР, где все немцы стали ангелами, а все нацисты остались в ФРГ. Однако огромная хорошо документированная литература и живые свидетели говорят о другом: все слои немецкого народа участвовали в грабеже и убийстве евреев, не исключая бывших социалистов и коммунистов. Исключения только подтверждают правило. Участвовали не просто добровольно, но с большим энтузиазмом и пониманием своего национального долга. Разумеется, были и недовольные среди знати, крошечная часть которой пошла в американские шпионы: война чересчур затянулась, и бомбы начали падать на немецкую землю, евреев убивали слишком зверскими методами, необразованный Гитлер (да сотрется имя его и память о нем) был просто выскочкой и т. д. Вся история ничтожного, набитого небылицами немецкого движения сопротивления говорит о единодушии в разрешении еврейского вопроса.

В одном из главных документов сопротивления нацизму, подготовленном по инициативе поддержавшего Нюрнбергские законы Дитриха Бонхоффера (вознесенного еврейскими невеждами наравне с пастором Нимёллером в ранг героев и любимцев), было «Предложение к разрешению еврейской проблемы Германии»: «Подтверждаем, что новая Германия будет иметь право на шаги для отражения бедственного влияния этой расы на наш народ». В осуждение геноцида говорится, что в будущем евреев могут даже впустить в Германию: их теперь слишком мало, «чтобы быть опасными».

Члены легендарного сопротивления Гитлеру разделяли его взгляды на евреев: на допросе в гестапо заговорщики 20 июля 1943 г. заявили, что в основном согласны с политикой властей. Как сказал брат Клауса фон Штауффенберга, подложившего бомбу Гитлеру: «В сфере внутренней политики мы приветствуем основные принципы нацистов… Концепция расы вполне разумна и внушает надежду».

Даже расстрел 33771 еврея 29-30 сентября 1941 г. в Бабьем Яру, слух о котором широко распространился в Германии, не смягчил ненависти церкви к евреям. В том же месяце лидеры протестантов издали декларацию, объявлявшую «невозможность спасения евреев путем их крещения из-за их особой расовой конституции» и возлагавшую ответственность за войну на этих «прирожденных врагов Германии и всего мира… Поэтому необходимо принять самые суровые меры против евреев и выбросить их с немецкой земли». Церковь по своей инициативе поддержала истребление евреев. «Эта прокламация, — санкция на геноцид, — пишет Д. Й. Голдхаген в «Hitler’s willing executioners», — является уникальным документом в истории христианства». Епископ Т. Вурм уверял, что он не скажет «ни одного слова» против борьбы с евреями как с опасным элементом, который разъедает «религиозную, моральную, литературную, экономическую и политическую сферы». Даже в августе 1945 г., после уничтожения трети еврейского народа, епископ А. Мараренс, говоря о грехах церкви, все же заметил, что евреи причинили «огромное бедствие» христианскому народу и заслужили наказание, «но более человечное».

МИФ N№ 4

«На счету у личного врача Гиммлера, Керстена (его называли тенью Гиммлера), финна по национальности, — 60 тысяч спасенных, вырванных из лагерей смерти евреев»,- пишет Хандрос.

21 апреля 1945 г. Керстен организовал встречу Гиммлера с Норбертом Мазуром из Всемирного Еврейского Конгресса. На следующий день, по договоренности Гиммлера с графом Фольке Бернадотте из шведского Красного креста, 2 тысячи евреек и 12 тысяч других женщин из лагеря Равенсбрюк были переправлены в Швецию. Однако Бернадотте не упоминает в своих мемуарах о Керстене, и шведское правительство медлило с признанием его заслуг до получения письма от Мазура. Опубликованные после войны мемуары Керстена имеют огромные расхождения с известными фактами и документами, в основном из-за преувеличения его собственной роли. По словам израильского историка Катастрофы Йехуды Бауэра, мемуары Керстена «в основном есть свидетельство самовосхваления».

ХОРОША СТРАНА ГЕРМАНИЯ, ЛУЧШЕ В МИРЕ НЕ НАЙТИ…

Сегодня российские евреи живут на земле Германии, вступают в члены общества Кольбе и пытаются понять раскаявшихся бывших солдат и офицеров Вермахта, воевавших на Восточном фронте и убивавших евреев, а теперь, по словам Хандроса, ищущих искупления вины, примирения и братства. Умиленно пуская слюни, эти евреи восхищаются отзывами пришедших на выставку бывших фашистов и их достойных потомков. Превозносят и пропагандируют «новую» Германию, а она ничуть не изменилась со времен Ницше, который считал, что тот, «кто живет среди немцев, страдает от ужасной серости и апатии их жизни, их бесформенности, спячки и неуклюжести, их зависти, скрытности и нечистоты, их врожденной любви к фальши и низости, их жалкой мимикрии и перевода хороших заграничных вещей в плохие немецкие». «Немцы – варвары и даже хуже…» Все ценное, что было создано немцами, могло быть создано другими народами. Зато поставленное на конвейер с применением научных способов массовое истребление еврейского народа с полным использованием всех человеческих отходов на благо немецкого народа навсегда останется истинно немецким изобретением, запатентованным в аду немецкой психологии. Традиции и сознание немцев, выкованные веками, никогда не менялись. Они только покрылись тонкой паутиной «культуры» для посторонних, дожидаясь своего часа. Христианская религия и особый немецкий антисемитизм подготовили Катастрофу европейских евреев.

Были, правда, попытки поставить немцев вне семьи народов после Второй мировой войны. Но Америка, отбросившая план Г. Моргентау, предложившего сделать Германию сельскохозяйственной страной, и Англия удовлетворились мнимой денацификацией, а разоренная фашистами Европа, отстроенная с помощью заокеанских денег, быстро примирилась со вчерашним агрессором, и народ, носящий на своем челе вечное клеймо Каина, беспрепятственно возвратился в европейскую семью народов.

Он член Евросоюза и, устав от постоянного тыканья за прошлые грехи, давно уже огрызается: зло ворчит, что давным-давно заплачено Германией за все золотые зубы, вырванные у живых и мертвых евреев, а евреям все мало, евреи хотят нажиться на Катастрофе, раздувают цифры погибших, ненасытны евреи и деньгами немецкими хотят разорить Германию. Считает Германия Израиль агрессором, активно голосует против Израиля в ООН и очень хочет участвовать в разрешении арабо-израильского конфликта, на стороне петродолларов. А сколько вооружения поставила Германия арабам за полвека, чтобы добиться «окончательного решения еврейского вопроса». Давно уже смело, не поперхнувшись, сравнивают немецкие политики израильскую армию с нацистами.

Преступления немецкие и грехами-то сегодня не считаются в Европе: ведь не один же германский народ истреблял евреев и их добром наживался, а в компании с соседями, кто убивал и грабил, а кто просто двери закрывал перед спасающимися евреями, чтобы назад, в пекло, возвратились.

Словом, вернулись немцы в теплую семью своих соседей, когда-то ими распотрошенных, как ни в чем не бывало. Да и кто посмеет в чем-то попрекнуть Германию, когда само еврейское государство, куда съехались шеарит аплейта (остатки выживших), само государство руками Бен-Гуриона приняло от фашистских нелюдей репарации и установило с Германией дипломатические отношения.

Как будто можно заплатить за то, что намеревались истребить весь еврейский народ, как истребляют вредных насекомых. Как будто можно заплатить за то, что уничтожили свыше 6 миллионов наших братьев и сестер, за лагеря смерти, за гетто, за неописуемые муки и страдания, за людей, превращенных в дым или использованных на матрацы, абажуры, удобрения и другие “достижения” немецкого хозяйственного гения.

«Несмотря на горы пепла, океаны крови, мы, евреи и немцы, ничего не забывая, осуждая, скорбя, вновь и вновь осмысливая прошедшее (как и почему такое могло случиться?!), перешагнули через пропасть, еще недавно, казалось, навсегда разделившую нас. Дети и внуки тех и других протянули друг другу руки. Не в этом ли самый важный урок прошедшего столетия? Напоминание и надежда?» — пишет г-н Хандрос.

Взывать к элементарному стыду после этого сентиментального в чисто немецком духе заявления – бесполезно. После инквизиции наши раввины установили херем (запрет) на посещение Испании в 500 лет. А много ли евреев было замучено инквизицией? На землю Германии должен быть установлен вечный херем. Пепел, кости и кровь шести миллионов и покалеченные души оставшихся в живых и их потомков навечно отделили евреев от Германии. Эту пропасть никогда и никому не перейти, даже тем, кто с огромным энтузиазмом отрабатывает немецкое гостеприимство, помогая Германии собирать к себе российских евреев. Не оттого ли поют они сладкими голосами о новой Германии и, не поморщившись, принимают подачки из немецких окровавленных рук? И хотя немцам никогда не удастся восстановить замечательную общину, существовавшую на этой проклятой земле до 1933 г., они мечтают о том дне, когда, указывая на местных евреев, они смогут наконец заткнуть рот всем своим порицателям. Но самое главное – никто из погибших, да отомстит Г-сподь за их кровь, не давал разрешения живущему на Украине г-ну Хандросу и его родственникам и друзьям, так уютно устроившимся в Германии, наводить мосты над вечно зияющей кровавой бездной, поглотившей треть нашего народа.

«ПОМНИ, ЧТО СДЕЛАЛ ТЕБЕ АМАЛЕК»

После окончания Второй мировой войны враги евреев стали ставить под сомнение уникальность, масштабы, а затем и сам факт Катастрофы европейского еврейства. Вначале «новые» историки-ревизионисты вкупе с антисемитами, а потом и доброхоты-евреи левого фланга, борцы за чужое дело, типа американца Ноама Хомского и израильтянки Шуламит Алони, старались умалить Катастрофу, принизить ее значение и тем самым вписать ее в общий реестр человеческих бед.

Левые евреи действуют из ненависти к еврейской религии и своему народу, стараясь вытравить его сущность и уподобить его другим народам. У антисемитов цели другие: сначала лишить Катастрофу ее уникальности и радикально снизить число ее жертв, сбросив со счетов особые преследования евреев, списывая их на «естественные смерти» от болезней и голода в концлагерях и гетто, от чего страдали все другие народы в военное время даже на свободе, и таким образом вписать Катастрофу в общий список других трагедий. А затем, опираясь на сфабрикованное ими сомнение в самом факте Катастрофы, подвести мир к ее отрицанию для последующего повторения. Это снимает с европейских народов вину за активное и восторженное участие в истреблении евреев и грабеже их имущества, а с немецкого чела стирает вечное клеймо невиданного доселе Каина. К тому же это помогает утверждению, что евреи, как всегда, сами вызвали на себя Катастрофу, и не следовало давать им свое государство.

Евреи, расстрелянные, повешенные или задушенные в газовых камерах, погибшие бойцы сопротивления в лагерях и гетто, потерявшие своих близких, преданные почти всеми народами Европы, на земле которых они прожили сотни и тысячи лет, а иногда поселившиеся там раньше коренных народов, — эти евреи завещали нам не забыть и не простить.

Тора не зря требует от нас: «Помни, что сделал тебе Амалек при выходе твоем из Египта. Как застал он тебя на пути и перебил у тебя всех отставших, а ты был изнурен, и не побоялся он Б-га. И когда избавит тебя Б-г от всех врагов твоих на Земле, которую Господь, Б-г твой дает тебе в удел для овладения ею, изгладь память Амалека из поднебесной, не забудь».

Всякое искажение фактов разрушает историческую ткань и ведет порой к непредсказуемому ущербу в сознании людей. Сочинение мифов, обеляющих антисемитов и убийц, или повторение уже созданных, касающихся самой страшной трагедии еврейского народа, является преступлением. Преступлением перед памятью 6 миллионов кадойшим. Ведь как писал Д. Оруэлл: «Кто управляет прошлым, тот управляет настоящим, а кто управляет настоящим, тот управляет будущим».

Урок ХХ столетия, конечно, состоит не в братании с нацией убийц и не в предании памяти замученных. После потери своего государства еврей был зависим от милости других народов и вынужден был постоянно просить рахмонес (милосердия), апеллируя к их человечности и общему для всех людей происхождению. Но в этом ему всегда отказывали. И еврею пришлось испытать на себе всю ярость и жестокость человеческого насилия. И скитаться из страны в страну, и давать себя грабить и убивать. Жить приходилось среди варваров, наслаждавшихся охотой, жестокостью и грубыми развлечениями.

В средние века христианский мир напоминал еврею сильного и жестокого пьяницу, встреча с которым была почти всегда опасна, но оставалась надежда, что, может быть, в нем проснется что-то человеческое. После Освенцима еврей понял, что мир не был отвратительным пьяницей, он был маньяком-убийцей. Мир разделился на две группы: тех, кто хотел смерти еврея, и тех, кто не хотел ему помочь остаться в живых. И еврей понял: все, что веками помогало ему выжить, больше не существует. Он не сможет убежать, перейти в другую веру или ассимилироваться. Он не сможет больше просить рахмонес: ему остается иметь дело с миром на своих собственных условиях или умереть. И в еврее оказалось достаточно жизненной силы, чтобы выбрать жизнь и построить свое государство.

После массовых убийств (в 586 г. до н. э.) евреев вавилонянами, в 66-70 гг. н. э. — римлянами, после истребления евреев в арабских странах, после крестоносцев, испанской инквизиции, Хмельницкого и сокрушительной мясорубки советской власти — урок ХХ столетия заключается в Освенциме, в организованном с чисто немецкой педантичностью и размахом геноциде еврейского народа. И в подтверждении вечного Завета Всевышнего с еврейским народом: «Тогда вспомню Я завет мой с Яковом, завет мой с Ицхаком, и завет мой с Авраамом вспомню, и землю вспомню (В’икра, 26:42). “И в удивительной жизнеспособности евреев, афцелохес але сонем (назло всем врагам), сумевших создать свое государство.

Одежда и одеяла, сделанные из человеческих волос, наверное, сносились. Но поля, удобренные когда-то пеплом и костями евреев, продолжают приносить хороший урожай. Не знаю, сладок ли вкус этих плодов для немцев, но дорвавшиеся до немецких пособий российские евреи, кажется, довольны. И не чувствуют смертельной горечи.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 1,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

3 комментариев к “О ПОДЛИННОЙ ИСТОРИИ И ИСТОРИЧЕСКОМ МИФОТВОРЧЕСТВЕ

  1. Возврат на священную землю организовывался вместе с молодой еврейской автономией и всеми карательными службами III Рейха,потому как арабы активизировались в попытках не дать построить иудейскую державу у себя под боком.И все эти беженцы перевозились на нейтральных баржах(голландск.,бельгийск и т.д.),а бравый британский флот топил их в суэтской протоке.Об этом не слова,автор однообразен.P.s. Политика-сцуко многогранна и ей плевать на народы и нации.

  2. Возврат на священную землю организовывался вместе с молодой еврейской автономией и всеми карательными службами III Рейха,потому как арабы активизировались в попытках не дать построить иудейскую державу у себя под боком.И все эти беженцы перевозились на нейтральных баржах(голландск.,бельгийск и т.д.),а бравый британский флот топил их в суэтской протоке.Об этом не слова,автор однообразен.P.s. Политика- многогранна и ей плевать на народы и нации.

Обсуждение закрыто.