Колокол звонит по всем

Мобилизованные жители Москвы. Фото: images.wcdn.co.il

Мобилизованные жители Москвы. Фото: images.wcdn.co.il 

Неписаный общественный договор последних лет между властью и населением, предполагавший взаимное равнодушие, грубо нарушен Кремлем.

Когда-то этот контракт предполагал невмешательство населения в дела власти в обмен на то, что политический класс не лезет в дела граждан. От населения требовалось только, чтобы оно не занималось политикой, а минимальный корм ему задавали; а кто хотел и мог — зарабатывал бы на капитализме и рынке. Затем, когда в результате инкорпорации Крыма стала стагнировать экономика, вместо благополучия, власть обещала величие. Когда началась февральская катастрофа, договор модифицировался: граждане не мешают власти воровать и воевать, но власти не втягивают серьезным образом в боевые действия обычное население: оно было вольно заниматься своими делами и не думать о разрывах бомб. Политика же была не просто отменена, но на этот раз запрещена под угрозой разного рода наказаний. Однако жизнь текла как прежде.

Теперь, после «частичной» мобилизации, которая в практическом исполнении оказалась всеобщей, этот договор нарушен — граждан вывели из зоны комфорта. Этим они могут оказаться недовольны.

Двойная мобилизация

Раньше колокол звонил по кому-то. А «хата» обывателя неизменно оставалась «с краю»: нечего бунтовать, нечего требовать честных выборов — да кому они нужны. Аристократические классы с презрением относились к демократии и активизму — у нас и так лучшие рестораны, мы не вылезаем из туристических поездок и покупаем недвижимость и в Испании; при чем здесь ротация власти, она не нужна, Путин обеспечивает нам стабильность. Но после «частичной» мобилизации выяснилось, что колокол звонит по всем, и в армию воевать с ржавым автоматом могут призвать даже анекдотического немолодого слепоглухонемого капитана дальнего плавания. Но это очень скверный анекдот.

И вот по всей Руси, как будто ничего не изменилось за столетия, стоит бабий вой — рекрутов уводят на бойню. Те, кто помобильнее, встали в очередь на границах свободного мира — от Финляндии до Казахстана. Вот она, подлинная российская империя — ее границы там, где можно убежать от диктатуры. Пока эти границы не закрыты. 

И вот те самые бабы-то и начали бунтовать первыми. Нет теперь разницы между юными городскими девицами в Москве и в Питере и простыми женщинами с национальных окраин, восстающих против не знающего границ государственного насилия.

В России идет двойная мобилизация. Электоральная, на занятых территориях — она призвана повторить крымский эффект единения с «братьями» и усилить консолидацию вокруг флага и Путина. И военная, которая тоже должна повысить градус патриотических настроений. В первом случае эффект двойственный: кто-то, как всегда, принимает все за чистую монету, а иные в еще большей степени ощущают свой подневольный статус, когда их насильственно гонят на «путинги» под угрозой увольнения. Во втором случае для одних это и возможность, наконец, заработать, и проявить свою агрессивность, выплеснуть злобу, накопившуюся из-за собственных неудач, перенеся ее с Путина на Байдена и украинцев, а для других — жизненная катастрофа, выводящая из анабиоза равнодушия. Оказывается, если ты не идешь к политике, тогда политика приходит к тебе и готова рисковать твоей жизнью ради удовлетворения психологических комплексов и диких представлений об устройстве мира небольшой группы людей, находящихся у власти.

Картридж из бешеного принтера

И вот из этой двойственности вытекает вопрос: не спровоцирует ли мобилизация недовольство уже не оппозиции и гражданского общества, а просто общества, тех, кому было все до лампочки, и кто готов был поддерживать Путина веками? Да, спровоцирует. Другой вопрос: какого масштаба будет это неудовольствие, и как оно растянется во времени?
Масштаб может быть не очень большой. Но здесь мы не можем предсказать причудливые извивы того, что называется общественным мнением: рейтинги Путина и власти падали тогда, когда наступали экстраординарные обстоятельства, имевшие не вполне политическую природу: во время пенсионной реформы 2018 года и пандемии весной 2020-го. Сработает ли мобилизация как вторая пандемия или вторая пенсионная реформа?

Судя по панике некоторых кремлевских пропагандистов и официальных лиц вроде главы СПЧ Валерия Фадеева и спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко, в верхах обеспокоены раздражающим эффектом «частичной» мобилизации, проходящей как всеобщая и возбуждающей недовольство населения. Но что как Путин объявит военное положение и закроет границы? Раздражающий эффект будет еще большим. И это уже окажется проблемой всех элит: не удержали руки главнокомандующего, и теперь падение доверия населения будет вашей проблемой. Тем более, ненависти к элитам способствует явное неравенство в механике самой мобилизации: призывают бедных, беззащитных, этнически второстепенных, провинциальных, а дети и внуки высших классов, представители продвинутых профессий оказываются защищенными от гибели в окопах. Речь, конечно, не о восстании масс в описании Ортеги-и-Гассета, а о «черных лебедях», которые могут прилетать из неожиданных мест в неожиданное время, пока сибаритствующий президент будет продолжать отдыхать в Сочи. И тогда элиты будут, наконец, вкушать плоды отношения к людям как к биомассе, к пушечному мясу, картриджу из бешеного принтера. Плоды своего конформизма и приспособленчества к власти спецслужб.

Население тоже наказано за то, что оно оставалось именно равнодушным, а не гражданами в полном смысле этого слова. Не заметило, что обнуление Путина в 2020 году обнулило и их самих — их жизнь, их достижения, их опыт. Оказалось, что все это не имеет значения, они важны для Путина и других управляющих биомассой исключительно как солдаты, которых бросают в топку чувства величия и ресентимента одного автократа и его дворни.

Случившееся — цена безразличия. К ценностям (не традиционным, а универсальным, общечеловеческим), к демократии (и прежде всего — сменяемости власти), к правам человека (обнулению Конституции и человеческого достоинства). И это уже не просто ответственность, а обоюдная вина за происходящее и тех, кто был и остается наверху, и тех, кто, слыша колокольный звон, думали, что колокол звонит не по ним.

Андрей КОЛЕСНИКОВ

mnenia.zahav.ru

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *