Датская легенда и правда

Дания в годы оккупации. Фото: vakin.livejournal.com

«Немцы заняли город без боя, легко, на бегу.

И лишь горстка гвардейцев, свой пост у дворца не покинув,

В чёрных шапках медвежьих открыла огонь по врагу

Из нелепых своих, из старинных своих карабинов.

Копенгаген притих. Вздорожали продукты и газ.

В обезлюдевший порт субмарины заходят во мраке.

Отпечатан по форме и за ночь расклеен приказ:

Всем евреям надеть нарукавные жёлтые знаки.

Это было для них, говорили, началом конца.

И в назначенный день, тот, что ныне становится сказкой,

На прогулку по городу вышел король из дворца,

И неспешно пошёл с нарукавною жёлтой повязкой.

Копенгагенцы приняли этот безмолвный сигнал.

Сам начальник гестапо гонял неприметный «фольксваген»

По Торговой, к вокзалу, за ратушу, в порт, на канал –

С нарукавной повязкой ходил уже весь Копенгаген!..

Может, было такое, а может быть, вовсе и нет,

Но легенду об этом я вам рассказал не напрасно.

Ибо светится в ней золотой андерсеновский свет,

И в двадцатом столетье она, как надежда, прекрасна».

Стихи эти, назвав их «Датской легендой», написал Владимир Лившиц, а бард Станислав Коренблит сочинил музыку, включив одноименную песню в альбом, одну из частей которого составила музыкально-поэтическая интерпретация темы Холокоста. Песня отражает события первых чисел октября 1943 года в оккупированной нацистами Дании. О них в Электронной Еврейской Энциклопедии сказано следующее: «В ответ на усилившееся сопротивление и акты саботажа, немецкие оккупационные власти ввели в Дании военное положение. Воспользовавшись этой ситуацией, руководители немецкой полиции безопасности (Зипо) решили депортировать евреев из Дании. 28 сентября 1943 года немецкий предприниматель предупредил датские власти о грядущей операции, запланированной в ночь с 1 на 2 октября 1943 года. С помощью соседей и друзей нееврейской национальности практически все евреи Дании были спрятаны. В течение последующих дней датское Сопротивление организовало спасательную операцию, в ходе которой местные рыбаки переправили в маленьких рыбацких лодках около 7 200 евреев (из 7 800 евреев, живших в стране) в нейтральную Швецию, где они получили убежище. Начавшаяся спонтанно спасательная операция стимулировала организованную деятельность датского движения Сопротивления, направленную на спасение евреев. Эту деятельность активно поддерживали широкие круги населения Дании — явление беспримерное для других европейских стран, оккупированных нацистами. Когда в ночь с 1 на 2 октября 1943 г. нацисты приступили к осуществлению плана депортации, им удалось схватить 472-х евреев, которые были посланы в Терезин, где из них погибли 49 человек, а остальные весной 1945 г. были переправлены в Швецию при содействии шведского Красного Креста, возглавлявшегося графом Ф. Бернадотом. Вернувшись в конце войны в Данию, большинство евреев нашли своё имущество нетронутым. Всего во время нацистских преследований погибло около 120 евреев Дании — менее 2% еврейского населения страны. Датчане удостоены почетного звания «Праведников народов мира».

Происходившее более 20 с половиной десятилетий тому назад на родине великого сказочника всех времен породило красивую легенду. Король Христиан Десятый, будто бы, заявил немцам, что для него все поданные равны, и если евреев заставят носить желтые звезды, то он выйдет на улицу, надев на пиджак магендавид (что, как об этом поется в упомянутой песне, якобы, и сделал). А датские рыбаки, невзирая на опасность быть захваченными немецкими патрульными судами, переправили в Швецию соотечественников иудейского вероисповедания. Возникают вопросы: «А как же все было на самом деле? Где вымысел, а где историческая правда?». Увы, если верить публикациям в израильской прессе, основанным на последних и очень серьезных исследованиях, сказ о бескорыстной любви и братской помощи датчан евреям, приходит в противоречие со свидетельствами очевидцев и основанными на них выводами историков Катастрофы.

Сам факт спасения датских евреев неоспорим. В течение шести недель подавляющее большинство еврейского населения Дании было переправлено из рыбацкого поселка Гэлилия в рыбацкий поселок Мальмэ, расположенный в нейтральной Швеции. В этом месте две страны разделяет узкий пролив, преодолеть который можно всего лишь за 20 минут плавания. Евреев укладывали на дно рыбацких баркасов, заваливали сетями и рыбой и целыми семьями перевозили в безопасную Швецию. Рассказывают, что, когда немцы заподозрили неладное и начали проверять баркасы при помощи собак, датские подпольщики, совместно со шведскими учеными, разработали специальный порошок. Он состоял из мудреной смеси, в которую входили, кроме всего прочего, высушенная кровь животных и кокаин. Порошком посыпали сети, он начисто отбивал нюх у гестаповских собак, поэтому ни один еврей так и не был обнаружен и схвачен. В Гэлилии, неподалеку от знаменитого гамлетовского Эльсинора, установлен памятник, посвященный подвигу рыбаков. На пьедестале монумента, представляющего собой фигуру человека, дующего в огромный шофар, выбита надпись на иврите: «Труби в шофар нашей свободы». В послевоенные годы захолустный поселок стал местом паломничества евреев, приезжающих со всего света поклониться мужеству и благородству датских рыбаков. И действительно, подобное проявление беззаветной любви к евреям, особенно в сравнении с многими другими народами Европы, представители которых зачастую активно и охотно участвовали в карательных акциях, выходило за общие рамки. 

Но правда состоит в том, что датчане спасали своих евреев отнюдь не бесплатно. Далеким от действительности оказалось и утверждение о том, что добропорядочные датчане сохранили в целости и сохранности имущество своих соседей-евреев. Многие еврейские дома евреев были полностью разграблены. Немало для установления истины сделал профессор Питер Нанстад, сотрудник факультета политологии копенгагенского университета «Аурус». Он выяснил, что основным побудительным мотивом рыбаков-спасателей были вовсе не любовь к евреям или желание насолить немецким оккупантам, а стремление легко и быстро заработать огромные деньги. За переправку одного человека они взимали сумму, равнявшуюся годовой заработной плате высококвалифицированного инженера. Почти все рыбаки Гэлилии совершили за те шесть недель несколько десятков плаваний в Мальмэ, и во время каждого на борту баркаса находились десять и более евреев. Что же касается точных сумм, то Лона Штерн, проживающая в Иерусалиме, рассказала о письме, которое ее отец Бернард Берман, написал в 1996 году — за два года до своей смерти. Он подробно описал, как вместе с супругой, будущей матерью Лоны, родившейся уже после войны, переправился в Мальмэ на борту датского баркаса. За это беженец заплатил хозяину лодки 35 тысяч крон — сумму, эквивалентную 100 тысячам долларов. Берман отметил в своем письме, что он еще, что называется «дешево отделался», ибо многие были вынуждены заплатить намного большие суммы. Кроме того, все время, пока семья Берман находилась в Швеции, она ежемесячно высылала своим соседям 500 крон — «плату за съем», хотя было понятно, что речь не идет о съеме, а, по существу, плате за сохранение дома от грабежа. Деньги сделали свое дело, и, когда Берманы через два года вернулись домой, они нашли его в целости и сохранности. Более того, на обеденном столе остались те же тарелки и бутылка вина, которую они распили перед отъездом во время прощального обеда. Но многим повезло значительно меньше. Те, кто не мог или не догадался регулярно пересылать «плату за съем», вернувшись, не нашли в своих домах ничего. Далеко не все датские евреи были состоятельными и ради спасения жизней — своих и близких — одалживали деньги у знакомых, или брали ссуды в банках. Да, они остались живы, но, став при этом нищими, и до конца своих дней рассчитывались с долгами.

Примечательно: для рыбаков, которые переправляли евреев из Дании в Швецию, вероятность быть разоблаченными и схваченными немецким патрулем была гораздо меньшей, чем опасность утонуть в проливе. Жажда быстрой и легкой наживы заглушала у судовладельцев инстинкт самосохранения. Они набивали евреев в свои баркасы тесней, чем сельди в бочки. Так, в одно суденышко, рассчитанное максимум на десятерых, усадили семью Гринман, состоявшую из 18 человек. В середине пролива оно перевернулось. Погибли все — и евреи, и обезумевший от алчности рыбак…

Не имевшие наличных денег или недвижимости, которой можно было бы рассчитаться со спасителями за «услуги», писали долговые обязательства. Одно из них было обнаружено в архивах еврейской общины Швеции. Альфред и Берта Розен из Копенгагена обязались за переправку в Швецию выплачивать рыбаку Йохансену Лоргену по 630 датских крон ежемесячно — вплоть до декабря 1970 (!) года. Вместе с этим обязательством были найдены и документы шведского банка, подтверждавшие факт оформления «ежемесячной пенсии», которая исправно, десятилетиями — в точном соответствии с выданным обязательством — перечислялась Лоргену со счета Розенов.

И все же, и все же, и все же история спасения датских евреев, пусть даже со всеми новыми подробностями, не позволяет давать однозначных оценок. Да, рыбаки брали большие деньги, но никто из них не сообщил в гестапо о переброске евреев, длившейся почти два месяца. Никто не ограбил своих пассажиров, не убил, не изнасиловал. А ведь как легко это было сделать, оставшись безнаказанным!.. В любом случае, стоит помнить, что во время акции по депортации, проведенной фашистами в Дании, им удалось захватить всего лишь несколько сотен евреев — все они были стариками, которые, скорее всего, попросту не решились на ночное плавание в утлых баркасах. Людей этих отправили в Терезиенштадт, но там, по свидетельству очевидцев, на их положении сказались «особые отношения» между Данией и рейхом. В итоге большая часть узников благополучно вернулась из лагеря смерти домой.

Известный израильский писатель и публицист Давид Шехтер, затронувший данную тему в одном из своих полемических выступлений, предложил читателям честно ответить на два вопроса: «Могло ли что-нибудь подобное произойти в Литве или в Польше? Что предпочли бы евреи, погибшие в Катастрофе — сгореть в печах Освенцима или, оставшись в живых, до конца своих дней выплачивать свои спасителям долги?».

И вот еще о чем. Тема, которой посвящена эта публикация, подготовленная в связи с памятной датой октябрьского календаря, с большой актуальностью звучит в наши дни на фоне усилившихся голосов отрицателей Холокоста, звучащих фактическим призывом к новой Катастрофе. Особую озабоченность мирового сообщества вызывает тот факт, что речи эти слышатся из уст президента исламского государства с ядерными амбициями, исходят от фундаменталистского режима, всемерно поддерживающего терроризм и постоянно наращивающего свою военную мощь. Единственной гарантией того, что новая Катастрофа больше никогда не разразится, является возродившееся из пепла еврейское государство.

Что же касается датской истории в период после Второй мировой войны, то ровно 40 лет назад, в 1969 году Дания приняла 1500 еврейских эмигрантов из Польши, большинство которых обосновалось в Копенгагене.

Их приток продолжался и в последующие годы, но в меньших масштабах. В 2000 г. в Дании жили семь с половиной тысяч евреев, из них около семи тысяч в столице. Небольшие еврейские общины обосновались в Оденсе и в Орхусе. После развала Советского Союза несколько сотен евреев из государств СНГ и стран Балтии также поселились в Дании. Некоторые евреи входили в состав правительств Дании, как например, С. Вехсельман занимал пост министра социального обеспечения, Х. Грюнбаум — министра экономики и финансов. Государство признает за еврейской общиной право облагать евреев налогом на общинные нужды; раввины правомочны заключать браки и регистрировать рождение и смерть. Учреждения общины функционируют в традиционном духе. Она содержит еврейскую среднюю школу в Копенгагене, которая была открыта еще в 1805 году, три детских сада; три дома престарелых; две талмуд-торы. Функционируют две ортодоксальные синагоги, в том числе Большая синагога в Копенгагене, открытая в 1833 году. В датской столице действуют общинный центр, организация ВИЦО, несколько молодежных сионистских организаций, еврейский музей, радиостанция «Радио шалом». Еврейство Дании принимает участие во всех начинаниях, связанных с помощью Израилю, и поддерживает связи с евреями в других странах. А в городах Израиля существуют улицы и площади, названные в честь Дании; в Иерусалиме был сооружен монумент в память о спасении датского еврейства. Так что никто не забыт, и ничто не забыто.

P.S. Сомневался: стоит ли ставить в блог эту давнюю, горькую правду, но потом подумал о сказке, которой нас потчуют сегодня, придумав какой-то «мирный процесс», с «Палестинским государством» — в итоге. О сказке, о замечательном, тихом, добром времени, которое последует сразу, немедленно. И все «палестинцы», как когда-то мифические, не существующие в действительности датчане, в порыве благодарности станут отныне жить с евреями душа в душу, украсив свои дома бело-голубым флагом с шестиконечной звездой. 

Фредди Бен НАТАН

a.kras.cc

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 5, средняя оценка: 4,80 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

1 комментарий к “Датская легенда и правда

  1. Это не Дания! Это фотография известнейшего фотографа Евгения (Хемы) Халдея сделана в Будапеште в 1945 году, он рассказывает о ней в своих воспоминаниях: “Вошли в Будапешт. Было страшно, я видел синагогу с трупами евреев, их никто не хоронил. А тут замечаю — идут муж и жена с желтыми звездами. И так меня поразило: город освободили, а они все носят эти звезды. Я был в кожаном пальто, они испугались, решили, что я эсесовец”. Халдей обратился к ним на идише (он сказал “на немецко-еврейском”): “Подождите!”. Подошел и сорвал звезду с мужчины, потом с женщины. Они снова испугались, а Халдей им: “Alles ist gut”. Догадался, что надо сказать какой-нибудь еврейский пароль, произнес: “Шолом Алейхем”. Евгений Xалдей и еврейский вопрос Ирина МАК 3 июня 2021
    http://www.alefmagazine.com/pub5107.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *