Любящий сокол

hawk-in-flight-uhd-4k-wallpaper-548x308

У героя этой статьи много двойников… не меньше, чем у рядового диктатора. Нескольких выдающихся раввинов разных эпох именовали «Йешуа Фальк», так что им стали придумывать «опознавательные знаки».

Знаете, отчего такое одноголосие? Большинство европейских евреев до 19 века обходились без фамилий: «Моше бен Ицхак», иногда с добавкой «а-леви» или «а-коэн». Часто имена брались «с удвоением», чтобы немецкому соответствовал еврейский эквивалент. Так вот, Йешуа часто сочетался с «Фальк», позже ставшим фамилией. По одной из версий, поскольку «Йешуа бин Нун перед завоеванием Кнаана кружил над ним, как сокол над добычей» («фальк» по-немецки «сокол»). По другой — это аббревиатура ивритского выражения: «люби ближнего, как самого себя». Погадайте на ромашке: боевая птичка или символ бескорыстной любви?.. На «Джона Смита» «Йешуа Фальк», конечно, не тянет, но всё-таки…

Йешуа бен Александр Фальк а-коэн (Кац, Рафак) родился приблизительно в 1555 году в Кракове. Его учителем называют двоюродного брата рабби Моше Исерлиса (Рама, 1520-1572), одного из величайших учёных эпохи. Позже Йешуа переехал в Люблин, чтобы продолжать учёбу у Мааршаля, рабби Шломо Лурия (1510-1573), друга, родственника и отчасти идейного оппонента первого учителя. Данных биографии мало, известно, что некоторое время рав Фальк был раввином в Людмире. Женился он до или после этого? Зато мы знаем, на ком: на Бейле, учёной дочери одного из лидеров львовской общины рава Исраэля Эйдельса. Учёной настолько, что она ввела два обычая, связанных с зажиганием субботних свечей, и величайшие мудрецы: Хида, Хатам Софер, рав Йехезкель Ландо… — из разных столетий поддержали «мудречиху», закон соответствует её обычаю! Бейла пережила супруга и, овдовев, уехала в Иерушалаим.

Рав Йешуа прожил в богатом доме тестя 25 лет, руководя общиной Львова (Лембека) и её великолепной ешивой. Память о нём львовские евреи хранили столетиями, к исписанной письменами могил на Старом еврейско кладбище приходил до самого Холокоста.

Голос рава Фалька авторитетен на собраниях «Совета Четырёх земель» в течение десятилетий. В 1587 он— из подписавших постановление о запрете покупки раввинских должностей, а в 1607 году рав Йешуа председательствовал на конференции в Люблине, принявшей многие его предложения. Через годы, в 1692 году выйдет брошюра, где обобщены установленные тогда правила взимания процентов,- в основном те, что разработал рав Йешуа. Этой сложнейшей теме еврейского законодательства он посвятил сотни часов труда и главы написанных книг. В 1611 году они совместно с равом Маноахом Хенделем оформили в Вене развод, вызвавший бурную полемику о его законности и вообще о принципах семейного права. Говорит Талмуд: «спор учёных умножает мудрость»— детализацией и углублением семейного законодательства мы во многом обязаны раву Фальку, не боявшемуся принимать решения в спорных случаях и браться за наиболее «взрывоопасные» ситуации.

На чём же основан авторитет «львовского раввина»? Помимо, конечно, талантов, блестящей «школы» и огромного трудолюбия, чем в раввинской среде так уж не удивишь. Мне кажется, на его принципе «плыть против течения». Начиная по крайней мере с 11 века, появляются алахические сборники и энциклопедии, позволяющие людям сравнительно быстро отыскать практический закон и уста-новить детали его применения в конкретных ситуациях. Рав Фальк был против «облегчённой» практики: когда закон выводится согласно сборникам, без детального изучения тех первоисточников, на какие законодатели опирались. Для «человека с улицы» это, конечно, вполне применимо и полезно, но не для раввина и не для окончательных установлений!

Выглядит так, словно идея великого «мехабера» — рабби Йосефа Каро, составителя главного нашего кодекса «Шульхан арух», сформулированная: «публикуем свод законов, чтобы освободить время от поиска практического закона в первоисточниках, дабы мудрецы могли спокойно заниматься каббалой» — была раву Йешуа не очень близка. Или, скажу мягче, он советовал бы всётаки сперва, до погружения в премудрости миров высших, изрядно покопаться в основах каждого закона. Пусть и пользуясь, как подспорьем, выводами прежних учителей, собранными в наших «дайджестах».

Этой цели в большой степени и было посвящено творчество рава Йешуа ФалькаКаца. Он составил глубочайший комментарий на «Шульхан арух», наиболее известную ныне его книгу, «визитную карточку» в Традиции: «Сефер меират эйнаим» (Книга освещения глаз). Этот первый в истории комментарий на четвёртую часть «Шульхан аруха», посвящённую законам судопроизводства, подарил автору ещё одно «имя» — рава Фалька называют «Сема», по первым буквам названия. Хотя Сема — лишь часть большого труда «Бейт Исраэль» (Дом Израиля), посвящённого анализу самых авторитетных кодексов: «Арба турим» (Четыре ряда — драгоценных камней на нагруднике первосвященника) и «Шульхан арух». Эпохальная работа, часто именуемая по двум её первым частям «Периша удриша» (Объяснение и толкование) — поныне одна из тех основных, на которых учатся ешивобохуры, судьи и законодатели.

«Периша» (Объяснение) разъясняет постановления автора «Арба турим» рабби Якова бен Ашера (12701343) и приводит их источники, в частности детализирует позиции различных школ мудрецов Талмуда. «Периша» (Толкование) — здесь приведены свидетельства и доказательства собственных интерпретаций рава Фалька, а также разъяснены взгляды законодателей, чьи позиции отличаются от его мнения. Автор добросовестно и объективно показывает, на чём решения оппонентов основаны. Следующий (по мере углубления) раздел: «Биур» (Разъяснение) посвящён респонсам и постановлениям мудрецов, появившимся после кодексов рава Ашера и рава Йосефа. И наконец «Сефер меират эйнаим», занятая в основном интерпретацией четвёртой части «Шульхан аруха» «Судебный нагрудник» — о правилах еврейской юриспруденции, причём автор пробует невозможное: примирить, где они расходятся, позиции главного сефардского и главного ашкеназского законодателей: рабби Каро и своего учителя рава Исерлиса. Другой пласт «Книги осветления глаз» — полемика с автором «Левушим» (Покровов), своим другом равом Мордехаем Яффе (1533-1612), так же учеником рава Моше Исерлиса. Рав Яффе, выдающийся каббалист, вносит в кодификацию законов элементы тайного учения, с чем рав Фальк, тоже с каббалой связанный, нередко не согласен.

Наверное, не случайно он назван Фальком — объективно и непредвзято, как бы с высоты соколиного полёта, смотрит мудрец на океан еврейского Закона.

Могила рава Фалька в 1920-е
Могила рава Фалька в 1920-е

Ещё одной работой рава Фалька, смиренно названной «Дополнения», был комментарий с главному труду своего учителя рава Моше Исерлиса «Даркей Моше» (Пути Моше). Видимо, Рама неплохо обучил родственника скромности — ведь эти «Пути» планировались как все объемлющий свод законов, но, поскольку «Шульхан арух» (Накрытый стол) опубликован чуть раньше, Рама решил ограничиться «Мапой» (Скатертью) — комментариями к тексту «Накрытого стола». «Скатерть» положена там, где установленный мехабером закон отличается от принятого в общинах Европы.

Среди учеников — зять рава Фалька рабби Йешуа Хешель, рав Авраам Горовец (Шла акадош); рав Авраам Раппопорт, 45 лет возглавлявший львовскую ешиву и десятилетия — Совет Четырёх земель, многие другие духовные лидеры нашего народа.

Рав оставил мир 29 мар та (25 числа второго Адара) 1614. Его книги только начинали тогда странствия по еврейскому миру.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Арье Юдасин

Автор Арье Юдасин

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *