Пепел времени

1

Было во Франции в 12-13 веках такое рукописное «издание» — «Гапат»: Гемара, Перуш (Раши), Тосафот. К Тосафот относились свежие комментарии к Талмуду и «кунтрасу» (тетрадке), то есть к комментариям Раши. Мудрецы следующих после Раши (рабейну Шломо бен Ицхак, 1040?-1105) поколений, немалая доля которых его потомки и ученики, «вытёсывали» здание современного еврейского Закона. И — расширяли понимание подходов и проблем, о которых спорят в Талмудах. От этих споров и от этих подходов во многом и пошли отличия в правилах и обычаях наших общин, так что их современность с веками не ослабела. Именно этих кладезей мудрости в первую очередь коснулось сожжение 17 июля 1242 года доминиканцами 24 телег с еврейскими манускриптами!

Талмуды восстановили, комментарии Раши, сохранённые, в том числе, в соседних странах, выжили — но изрядная доля работ тосафистов дошла до нас обрывками и цитатами. Или не дошла вовсе. Конечно, всё это хранится в библиотеке Всевышнего, в сокрытой (пока) от любопытных глаз памяти единой души Израиля, Кнессет Исраэль; в, говоря словами Вернадского, ноосфере… И всё-таки пепел времени, пусть он стал удобрением для новых деревьев, поглотил немало живой мудрости. Поговорим об одном из наиболее пострадавшем от аутодафе мудреце — человеке, покинувшем мир за 18 лет до сожжения Святого Слова.

 Рабби Йеуда бен Ицхак Тревес из Парижа про прозвищу «Сир Леон» (Господин Лев, как французские евреи прозвали великих мудрецов, «львов Торы») родился, вероятно, в столице в 1166 году у рава Ицхака бен Йеуда. Данных о его биографии чрезвычайно мало. Женат он был на дочери рава Авраама из Орлеана — который, предположительно, возглавлял евреев Лондона в 1186 году. Происходил из семьи самого Раши, был праправнуком второй дочери «отца комментаторов» Мирьям и её мужа, ближайшего ученика своего тестя рабби Йеуды бар Натана (Ривана). Именно Риван дал законченную редакцию трудам учителя и дополнил их там, где остались лакуны, «когда чистая душа рабби Шломо покинула тело». Учился будущий Сир Леон у своего дяди Ри Закен (рабби Ицхака «Старца»), тоже потомка Раши, но от его старшей дочери Йохевед. Ри — воспитатель большинства крупнейших европейских знатоков Торы конца 12 -начала 13 века.

Ри Закен тоже завершил комментарий своего прадеда на Вавилонский Талмуд, обработав места, где ещё оставались не отшлифованные до конца или опущенные Риваном главы. Также он считается основателем главной методики всех Тосафот — многоуровневого сквозного анализа, расширяющего каждую локальную тему до объёмной и исследующего её на фоне Традиции в целом. У него, «ребе всех тосафистов», Сир Леон учился, пока это было возможно; даже став одним из признанным глав поколения, сидел на «ученической скамье» в Дампиере. Дампиер тогда — важнейший центр еврейской учёности; среди наставников Сир Леона перечисляют также сына Ри Закена рабби Эльханана, мудрецов Шимшона из Санса, Шимшона из Куци, Шломо из Дре и Авраама из Люнеля. Всё это — имена «первого ряда».

Сир Леон перенял у Ри обычаи семьи потомков Раши и одновременно методики познания Торы, принятые в академии рабейну Тама — внука и самого главного в истории оппонента Раши. Только после смерти Ри (случившейся примерно в 1190) он возвращается в Париж.

 Впрочем, это неточное заявление — вероятно, произошло сие не сразу (когда?). Жизнь французских евреев подчинялась капризам и жадности королей, епископов и феодалов. В 1171 более 30 иудеев сожжены в Блуа по кровавому навету — столь «надёжному», что не имелось ни тела «мученика», ни даже факта чьей-либо пропажи. Зато единственный «свидетель преступления», оруженосец рыцаря-антисемита, ради проверки навета и пущей справедливости засунут голым в наполненную водой лодку на реке — и, поскольку лодка выплыла, плод его больного воображения отныне считался «доказанным». Легко поверить, что людям со столь мифологическим типом сознания и при столь разработанной системе «полицейского сыска» и «прокурорского надзора» — обвинения в ритуальных убийствах отнюдь не виделись чем-то из ряда вон выходящим.

2

Но всё-таки стяжательство пуще фанатизма. В 1181 15-летний Филлип II Август велит арестовать всех евреев Парижа, имущество их конфискуется или разграбляется, и лишь за изрядный выкуп нам позволено погулять по набережной Сены. Ненадолго — в 1182 указом его величества евреи изгоняются изо Франции. К счастью, Шампань, Прованс, графство Венессен и ещё кое-какие провинции не были частью «короны» и там наши соплеменники смогли отсидеться. В 1190 французская армия оккупирует часть Шампани и, после массовых погромов, его величество наконец соображает, что выгодней позволить врагам христовым обитать на вновь приобретённых землях, тем более, что население к ним вполне лояльно… Ну, скажем, как «юденфрай» до того уже два с половиной века Россия нехотя смирится с подобным «несчастьем» после разделов Польши.

В 1198 евреям милостиво позволено вернуться во Францию… за особые налоги; отныне в казне появится специальная статья: «доходы с евреев». Видимо, бытие Сир Леона в городе Дампиере, расположенном в независимой Шампани, определялось не только занятиями в ешиве — куда ему было возвращаться?

К 1199 году Сир Леон в Париже — вскоре после возвращения туда евреев — и основывает ешиву, которая станет центром еврейской учёности Франции. Среди её учеников можно назвать рабби Йехиеля из Парижа, будущего рош-ешива и главного ответчика на «диспуте» в 1240 году, рабби Моше Даршана, создавшего «Большую книгу заповедей», и рабби Ицхака из Вены, автора одного из наиболее авторитетных наших алахических кодексов «Ор Заруа» (Посеянный свет). 

 После смерти рабби Ицхака бен Авраама (Рицба) примерно в 1210 году и отъезда его младшего брата рабби Шимшона из Санса (1151-1230) в 1211 в Землю Израиля Сир Леон — признанный глава тосафистов. Ешива процветает, он пишет «дополнения» (тосафот) ко многим разделам Талмуда (обнаружены следы его ссылок по крайней мере к 20 трактатам). Фрагменты их, в основном за счёт цитат у других авторов, вошли в классические издания Тосафот. 

Без Тосафот изучать Вавилонский Талмуд бессмысленно. Даже по своему мизерному опыту знаю, что практически все возражения и вопросы, которые приходят к тебе во время учёбы, уже разобраны самими тосафистами или позднейшими исследователями, на них опиравшимися.

 Несомненно, ученики воспроизвели многие его идеи и открытия в своих работах. Но пепел времени… Полностью до нас дошли только тосафот Сир Леона к первому трактату Талмуда — Брахот, их издают отдельной книгой: «Браха мешулешет» (Строенное благословение). Есть большой рукописный фрагмент комментариев Сир Леона к «Аводе заре» (Чуждой работе) — трактату Талмуда, исследующему виды идолопоклонства и связанные с ними запреты, но он не издан и хранится в Еврейском музее в Лондоне. Остались несколько его стихотворений — на иврите и арамейском; в предисловиях к другим книгам приводят его респонсы; известно, что Сир Леону принадлежал комментарий к Пятикнижию…

Были у Сир Леона дочери, ставшие жёнами раввинов; вероятно, после смерти первой жены он женился ещё раз — упоминают пасынков Сир Леона равов Элиэзера Тревеса и Моше Тревеса из Парижа… Но всё это — пунктиры по пеплу времени. Отчего-то этому праведнику довелось остаться прерывистым пунктиром в нашей Традиции.

3

Он покинул мир рано, в 1224 году в Париже, ещё во времена, когда христианские теологи сами читали Раши, чтобы лучше понять «Ветхий Завет». Но ближайшим ученикам рабби Йеуды предстоит принять на себя удар иной эпохи — той, когда, с подачи евреев-отступников, милые соседи примутся сжигать настоящую и наново переписывать «священную историю», избавляя её от «еврейских подделок». В том, что мы всё-таки выдержали и остались собой, что нас с вами не засыпало пеплом времени, велика заслуга Сир Леона и его учеников.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 2, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Арье Юдасин

Автор Арье Юдасин

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *