Трамп, Брекзит и непереводимая «культура»

Clip2Net Menu_21030900ddddddddddddddd

Лондонский профессор Эрик Кауфман. Фото: cdn.newsapi.com

Зверя, который в последнее время пожирает Америку и перерабатывает ее в чреве в поздний Советский Союз, называют по-разному, но чаще всего — cancel culture.

Меня давно угнетает свое неумение хорошо перевести этот термин на русский. Переводов уже немало, от многословных, которые можно найти в «Мультитране», до двухсловных, начинающихся с «культуры»: «культура отмены» (это, по мне, самый бестолковый), «культура исключения», «культура остракизма» или «культура бойкота». Но пока я ни одним не доволен.

Беда, в числе прочего, в том, что слово «культура» в русском обычно означает что-то хорошее, тогда как здесь речь идет о сплошном бескультурьи. Может, отказаться от него вообще и просто сказать «идеологическая нетерпимость»? От «культуры отмены» это выгодно отличается тем, что сразу понятно, о чем речь.

Совершенно не надо было заменять этой «культурой» старую верную «поликорректность», которая означает то же самое.

На днях я наткнулся в «Уолл-стрит джорнэл» на статью лондонского профессора Эрика Кауфмана «Увядание академической свободы». Автор излагает результаты исследований, которые демонстрируют в цифрах нынешнюю ступень этого процесса и заодно иллюстрируют, что же такое cancel culture.

Сам Кауфман недавно представил Центру по изучению партийности и идеологии результаты опросов профессоров и аспирантов в США, Канаде и Великобритании, из которых явствует, что в их вузах отсутствует многообразие мнений и присутствует дискриминация консервативных и гендерно-критических исследователей. Последние считают, что женщина бесповортно отличается от мужчины биологически и поэтому должна быть в туалете лшиь в женском окружении, а не в обществе вчерашних мужиков, еще не лишившихся своего хозяйства.

По словам автора, шумные эксцессы активистов есть всего лишь симптомы гораздо более широкой проблемы прогрессивной авторитарности. Примерно 1 из 3 консервативных преподавателей и аспирантов получил взыскание или угрозу дисциплинарных мер.

«Прогрессивная монокультура воодушевляет радикальных активистов среди технического персонала и студентов и толкает их на то, чтобы ущемлять свободу политических меньшинств, таких, как консерваторы и гендерно-критические феминисты. И все это во имя эмоциональной безопасности или социальной справеделивости», — пишет Кауфман, отмечающий, что политическая дискриминация ныне вездесуща: 4 из 10 преподавателей сказали минувшим летом, что не возьмут на работу человека, если будут знать, что он поддерживает Трампа.

Если в США таких 40%, то в Канаде — 45%, тогда как в Британии 1 из 3 профессоров не наймет сторонника Брекзита, то есть выхода Королевства из Евросоюза.

От одной пятой до половины вузовских преподавателей и аспирантов готовы дискриминировать обладателя правых взглядов, когда он подает заявку на грант, представляет статью в научный журнал или претендует на повышение.

Только 28% американских профессоров говорят, что будут чувствовать себя за обедом комфортно в обществе гендерно-критического ученого. Занятно, что гендер-криты еще более противны прогрессивной публике, чем презренные трамписты: 41% прогрессивных профессоров будут в своей тарелке, обедая с коллегой, который голосовал за Оранжевого.

Иерархия маразмов всегда потешна.

Около 75% консервативных преподавателей американских и британских вузов говорят, что их кафедра создает вокруг их мировоззрения враждебную атмосферу. То же самое говорят почти 4 из 10 американских центристов. Эта ситуация рождает самоцензуру: как обнаружили изыскания Кауфмана, всего лишь 9% профессоров, которые поддерживают Трампа, заявили, что чувствуют себя спокойно, делясь с коллегой своими воззрениями.

Их прогрессивные коллеги в массе своей с этим не спорят; лишь 14% американских профессоров считают, что трампист может нестесненно обсуждать свои взгляды с коллегами.

Та же картина в Британии: за Брекзит проголосовали 52% избирателей, но лишь 18% его сторонников из тамошнего профессорско-преподавательского состава сказали, что им удобно будет делиться своими взглядами. Брекзит — это английский Трамп!

Кауфман пишет, что лишь 5% американских ученых, работающих в гуманитарной сфере, классифицируют себя как консерваторы. В США и в Канаде число профессоров левых взглядов превышает число своих правых коллег в 14 раз. Я слышал, что среди молодой академической поросли эта пропорция намного больше, чуть ли не 82:1.

14a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 11, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Владимир Козловский

Автор Владимир Козловский

Все публикации этого автора