Как израильские летчики победили советских, или 50 лет легендарному сражению

HyxVpMOxWw_0_27_603_340_largeааааааааа

Это было единственное в истории открытое боевое столкновению Израиля с СССР.

Вечный детский вопрос: «Кто кого переборет — кит или слон?» — практически неразрешим. Им же никогда не встретиться — значит, и ответа нет. По той же причине считалось, что нет ответа и на другой вопрос, взрослый: «Кто сильнее — израильская армия или советская?», наводившая в то время страх на весь мир.

Когда мы «там» восхищались (многие даже вслух) победами Израиля в войнах и отдельных операциях, нам возражали: «А! С кем они воюют?! Вот если бы им пришлось противостоять русскому натиску…». А ведь им пришлось. Они встретились. Был всего один воздушный бой, который произошел 30 июля 1970 года. Он длился не дольше боксерского раунда. И завершился чистой победой израильтян. Об этом бое мне рассказывал один из его участников — бригадный генерал запаса, а в 1970-м — командир эскадрильи «Миражей» Амос Амир. В 2004 году я сделал с ним одну из программ «Персона» на 9-м канале ТВ, потом еще встречались под камеру: с покойным кинорежиссером-документалистом Александром Гентелевым собирались снять фильм, но не заладилось. Но сначала нужна предыстория — исторический фон.

Пока петух не клюнул…

После поражения в Шестидневной войне, сокрушительного для Египта и Сирии, СССР достаточно быстро восстановил полностью утраченные арсеналы братских арабских стран, выведя их на более высокий уровень по количеству и качеству вооружений, прислал большое количество военных советников.

Египетский вождь Гамаль Абдель Насер, продолжавший называть себя президентом Объединенной Арабской Республики, хотя Сирия и Египет давно разделились, затеял позиционную войну, которую в Израиле назовут Войной на истощение. Но дело не ладилось — израильтяне отвечали на обстрелы и диверсионные рейды больнее и точнее. Главной проблемой было их практически полное господство в воздухе.

В декабре 1969 года в Москву прибыли вице-президент Египта Анвар Садат и военный министр Мохаммед Фавзи. Формально — для согласования грядущих военных поставок: усовершенствованных МиГ-21 и современных ЗРК. Необходимость коренного обновления воздушного и особенно противовоздушного вооружения на уровне последних достижений советской военной техники египтяне объясняли тяжелыми последствиями Шестидневной войны. Дескать, в ходе ее израильтяне захватили большое количество ракетных комплексов и радарных установок, хорошо изучили их, поделились нажитым с вашими, между прочим, врагами американцами и вместе с ними научились обходить старые системы ПВО, как козел оградку газона. Потому бесчинствуют в нашем небе, как хотят. Надо установить им новые современные заслоны. А чтобы освоить эту сложную технику и поскорее задействовать (война же!), египетские товарищи просили прислать не только ее, но и советские боевые расчеты.

То есть речь шла о прямом военном вмешательстве СССР в арабо-израильское противостояние. Насер не раз обращался с этой пикантной просьбой в Москву, но сейчас предложение было совершенно конкретным и настойчивым. Вопрос решался на политбюро. Была жаркая дискуссия, мнения разделились. Советские вожди, с одной стороны, и хотели бы помочь верному другу, но с другой — опасались, что появление советских войск на арабо-израильском фронте обернется противостоянием не евреям, а американцам, и это может привести к третьей мировой. Они колебались.

Чашу весов, как ни странно, помогли перевесить сами израильтяне. В ночь с 26 на 27 декабря они в совместной операции ВВС и спецназа под названием «Петух-53» захватили, демонтировали и увезли к себе советскую радарную установку П-12 «Енисей». Радар этого типа обслуживал ЗРК С-75, умел засекать самолеты на малых высотах, а его характеристики для разработки радиоэлектронной борьбы с ним на Западе не были известны. Для сохранения секретности египтяне установили локационную станцию на отдаленном острове. Вот его и захватили израильтяне. И радар «расшили» — тайное стало явным. Вероятно, это предновогоднее происшествие так раздосадовало советское командование, что оно решило: «Этим арабам что ни дай — все окажется у евреев. Надо все-таки самим». После очередного обращения Насера политбюро дало добро на форсированную помощь для достижения перелома в войне. Так началась операция «Кавказ».

Русский Египет был больше русского Израиля

В Египет и Сирию хлынул поток войск и вооружений. Советский военный контингент составлял от 35.000 до 50.000 человек только в Египте. Это были регулярные части — пехота сухопутная и морская, зенитно-ракетная дивизия из трех бригад, авиационная группа из нескольких полков, военная флотилия. Количество только официальных военных советников исчислялось тысячами. Практически в каждом штабе ключевую роль играли советские офицеры. Советской авиационной группой командовал генерал-лейтенант Григорий Дольников. Летчик-истребитель времен войны, воевал вместе с легендарным асом Александром Покрышкиным, 19-летним был сбит, попал в плен, бежал. В мемуарах сослуживцы утверждают, что это с него, его истории Михаил Шолохов писал «Судьбу человека» — «Русский солдат после первой не закусывает!» Огромные партии вооружения, техники, солдат переправляли в обстановке особой секретности, под покровом ночи. Самолеты, перекрашенные в цвета пустыни, грузили в разобранном виде по частям. Военнослужащих перед отправкой переодевали в гражданское, соблюдая, что характерно, различия по рангу, — офицерам выдавали шляпы, а рядовому и сержантскому составу — береты. По прибытии на место назначения всех облачали в египетскую полевую форму без знаков различия, документы отнимали — на случай попадания в плен к израильтянам.

Враг не должен был знать ничего. Но как-то узнавал. Командир 35-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи полковник Юрий Настенко вспоминал потом, как он в обстановке особой секретности прибыл в Египет, а самый популярный израильский еженедельник «Ха-Олам ха-зе» (основанный и возглавляемый, кстати, известным впоследствии левым экстремистом и другом Арафата Ури Авнери) поместил его портрет чуть ли не на обложке и поздравил с прибытием. Это с той поры в знаменитой ныне кузнице кадров для израильских стартапов — подразделении электронной разведки 8200, где всегда служили на радиопрослушке выходцы из арабских стран, — появилось русское подразделение. Русский Египет был в то время значительно многочисленнее русского Израиля. Советских евреев не отпускали практически совсем. Некоторый перелом произошел лишь после отчаянной акции отказников в июне того же года — попытки захвата самолета в аэропорту «Смольное» под Ленинградом. А тогда русскоязычных солдат в ЦАХАЛе было мало, новобранцы знали язык от бабушек, опытные наставницы, срочно призванные с гражданки, учили их «взрослому» русскому языку, и особенно мату. И появилась шутка, что часть потому называется 8200, что там служат 8000 уроженцев арабского востока и 200 «русских». Один из этих ребят, новобранец первого русского курса, ныне военный обозреватель, майор в отставке Копель Шумах, рассказывал мне, что они знали о своих объектах все — и кто вчера напился, и кто сегодня пошел к любовнице. Но и о взаимоотношениях советских наставников с арабскими военными знали немало. Отношения были — не очень. Русские считали доставшихся им подопечных трусливыми неумехами и неженками. Говорили: повезло евреям, что они воюют с этими чурками, нас на них нет. И время от времени сами вели огонь, не доверяя арабам.

Окончание следует

Владимир БЕЙДЕР
vesty.co.i

15a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 8, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Редакция сайта

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *