Судный день американского Верховного суда

barrett ginsburg

Судья Верховного суда, либеральнейшая Рут Бейдер Гинзбург скончалась накануне еврейского Нового года, за 10 дней до Судного дня. Она много лет боролась с онкологическим заболеванием, но не уходила в отставку, чтобы не дать президенту Трампу возможности назначить консервативного судью. «Только через мой труп», — говорила она.

Это была опрометчивая угроза. Ибо пожелания сбываются. Поэтому, говорят, последнее желание судьи Рут Гинзбург касалось назначения нового судьи. Разумеется, она хотела бы, чтобы ее место занял судья леволиберальных взглядов, и назначение состоялось бы после выборов, на которых победил бы Джо Байден. Проблема с сослагательным наклонением заключается в том, что оно довольно часто подразумевает нереальное условие. Последняя воля покойной не является конституционно обязывающей, и Конституция не запрещает действующему президенту назначать судей Верховного суда даже за полтора месяца до выборов.

Битва за судей в эпоху судебного активизма, когда леволиберальные судьи больше руководствуются идеологией, чем законом и Конституцией, обретает огромное значение. И дело не только в том, как будет голосовать Верховный суд, когда демократы после выборов устроят балаган с многократным пересчетом голосов и подтасовкой итогов голосования по почте, хотя и в этом дело тоже, ибо страна по воле демократов может быть ввергнута в пучину конституционного и политического кризиса на фоне продолжающихся беспорядков и погромов, спровоцированных штурмовиками BLM и Антифа.

В конце концов, президенты приходят и уходят, а судьи остаются, и их мировоззрение и идеология определяют дальнейший путь развития судебной системы и ее функционирование.

Вот один небольшой пример из недавних новостей. В одном городе наркоман попытался похитить двухлетнего ребенка на парковке магазина «Костко» буквально из рук родителей. Отец ребенка и оказавшийся в числе покупателей полицейский скрутили педофила и сдали полиции. Через день преступника выпустили под залог в сто тысяч долларов. Поскольку суды в связи с ковидом перегружены, опасный преступник будет гулять на свободе не менее полугода.

Кандидат в президенты Джо Байден говорит, что практика освобождения под крупный денежный залог несправедлива по отношению к малоимущим правонарушителям, на них до суда распространяется презумпция невиновности, и он будет бороться за устранение социальной несправедливости в пеницитарной системе.

Последствия идеологически мотивированных решений судей или так называемо «справедливости толпы» американцы видят в Нью-Йорке, Сиэтле, Портленде, в городах-убежищах, где либеральные судьи освобождают активных участников беспорядков, потому что устроители угрожают еще большими эксцессами, если их товарищей по «справедливой борьбе» не отпустят на свободу.

Насильственное помещение психически больных людей в закрытые лечебные учреждения было признано насилием над личностью и нарушением прав человека (при активной участии судьи Гинзбург в принятии этого решения), что привело к рекордному росту числа бездомных и наркоманов на улицах городов со всеми неизбежными последствиями. Мы все смотрели кино «Пролетая над гнездом кукушки» и сочувствовали герою Джека Николсона однако в реальной жизни мы имеем явно психически нездорового наркомана (присутствие наркотических веществ в крови доказано при медэкспертизе), пытающегося похитить ребенка из рук родителей.

Ставки так велики, что демократы не стесняются напрямую угрожать президенту. Спикер Пелоси грозит ему очередной процедурой импичмента, утверждая, что он не имеет права проводить назначение судьи Верховного суда накануне выборов.

Сенатор Майк Ли напомнил слова покойной Рут Гинзбург, когда ее спросили, должен ли Сенат голосовать за кандидатуру судьи Меррика Гарланда, выдвинутую президентом Обамой в 2016 году накануне выборов. «Конституция не говорит ничего о том, что президент перестает быть президентом в последний год правления», — ответила судья Гинзбург. Судья Гинзбург была права в 2016 году, и мы должны признать ее правоту и сегодня.

Напомним, что произошло в 2016 году. Консервативный судья Антонин Скалия умирает в феврале 2016 года при весьма странных обстоятельствах. Президент Обама осуществляет свое конституционное право выбора кандидатуры. Он предлагает назначить вместо Антонина Скалия либерального судью Гарланда. Республиканский Сенат осуществил свое конституционное право, отказавшись утвердить кандидатуру Гарланда.

29 раз в американской истории Сенат голосовал за кандидатуру судьи Верховного суда в год выборов. В 10-ти случаях президент и Сенат принадлежали к разным партиям, и 9 кандидатур были отвергнуты. В 19-ти случаях президент и Сенат принадлежали к одной партии, и отвергнута была только одна кандидатура судьи Эйба Фортаса из-за этического скандала.

Если мы проанализируем, когда начался процесс политизации судебной системы, то мы должны будем вернуться в 1960-е годы, когда именно либералы превратили Верховный суд в некую верховную власть, определяющую государственную политику без всякой ответственности перед обществом. В 1980 году именно демократы установили идеологические критерии при назначении судей Верховного суда. А в 2013 году демократы потребовали, чтобы кандидатура судьи утверждалась большинством в 60 голосов.

Демократам нравилось, когда либеральные федеральные судьи отменяли решения президента Трампа, выставляя президента на посмешище и показывая, кому принадлежит реальная власть. Следовательно, проблема заключается не в назначении преемника судьи Гинзбург до выборов, а в том, что это назначение снизит вероятность идеологического противостояния между пожизненно назначенными судьями. И именно это вызвало истерическую реакцию левого лагеря.

Правда заключается в том, что левому лагерю и обслуживающей его прессе вовсе не нужен беспристрастный Верховный суд. Они мечтают о платоновских правителях-философах, насаждающих леворадикальную политику путем принятия судебных решений. Именно в такую инстанцию превратился Высший суд справедливости (БАГАЦ) в Израиле. БАГАЦ отменяет законы, принятые Кнессетом, поддерживая судебный процесс против премьер-министра Биньямина Нетаниягу по сфабрикованным обвинениям, пытается отменить результаты выборов. БАГАЦ поддерживает любые иски, выдвинутые так называемыми правозащитными организациями против поселенцев, принимая решения о сносе домов и целых поселков. Правительство вынуждено подчиняться решениям Верховного суда, поскольку Израиль считается правовым государством. Таким образом, премьер-министр царствует, но не правит, а вот правит никем не избранный и никому не подчиняющийся Верховный суд. Американские демократы равняются на этот образец. Если бы им удалось установить левую судебную диктатуру, то выборы в стране полностью утратили бы значение. Следовательно, демократы сейчас угрожают не президенту Трампу или республиканцам, они угрожают всему американскому народу.

Попробуйте выдвинуть консервативную кандидатуру, мы устроим президенту очередной импичмент, мы устроим филибастер при обсуждении и утверждении кандидатуры в Сенате. Попробуйте вновь избрать президента Трампа, и мы устроим такие беспорядки на улицах городов, каких вы еще не видели. Республиканцы, если вам дороги законность и порядок, голосуйте за Джо Байдена, чтобы мы не спустили с цепи своих штурмовиков.

Кстати, наиболее вероятной кандидатурой является судья Эйми Кони Барретт. Она известна своей честностью и неподкупностью. Это трудолюбивая, принципиальная и сильная женщина. На относится к когорте судей, ставящих Конституцию на первое место им возражающих против ее ревизии. Она работала с судьей Антонином Скалия, изучала под его началом конституционное право, и во многом в своей практике похода на него.

Она блестяще закончила школу, и могла бы учиться в одном из университетов Лиги плюща, но предпочла почтенный, хотя и не элитный университет Нотр Дам. Этот шаг достаточно полно характеризует человека. Она не принадлежит к элите, далекой от реальных людей и их реальных проблем. По многим вопросам, касающимся жизней обычных людей, именно судьи, не принадлежащие к элите, принимают наилучшие решения.

Эйми Барретт является профессором права, она судья апелляционного суда, мать семерых детей, причем, двоих малышей они с мужем усыновили после трагического землетрясения на Гаити (резкий контраст с распилом денег на помощь Гаити через Фонд Клинтонов), и еще одного малыша они взяли с особенностями развития. Таких подвигов демократы, скорбящие о судьбе детей нелегальных мигрантов, не совершали.

При утверждении ее кандидатуры в апелляционный суд в Сенате в 2017 году сенатор Диана Файнштейн поставила ей на вид ее веру: «Догма живет в вас очень громко, и это вызывает озабоченность».

Эйми Барретт ответила: «Не пристало судье навязывать личные убеждения при принятии решений, вне зависимости от того, на чем убеждения основываются, на вере или каких-либо других причинах».

Получается, что убеждения, основанные на вере, для демократов неприемлемы, а вот убеждения, основанные на левой идеологии, вполне законны и даже приветствуются. Эта позиция, безусловно, подрывает основы американского общества.

Мы, конечно, не знаем, как далеко могут зайти демократы в травле судьи Барретт. История утверждения судьи Бретта Кавано показывает, что ничто подлое им не чуждо. Однако если Эйми Баррет будет утверждена, мы сможем сказать, что есть суд и есть судьи в Америке.

, , , , , , , ,

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 28, средняя оценка: 4,86 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Виктория Вексельман

Автор Виктория Вексельман

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *