Наш проиграл

2786db83bab44ed2e2cfca5903a7d1a2

Мне было восемнадцать лет. Я учился на втором курсе Тбилисского политехнического института, или, как тогда шутили, музыкально-спортивного института с легким техническим уклоном. Попал я туда по списку спортсменов. Некоторые предметы мне нравились, например, математика. Черчение и другие инженерные предметы – нет. У меня не было и нет пространственного мышления. Предметы, требующие его, я сдавал только благодаря знакомствам отца.

К экзаменам я готовился вместе с товарищем. Два экзамена уже сдал, оставалось еще два. С шахматами, казалось, было покончено. Вдруг приехал папа и сказал, что встретил на улице кого-то из спорткомитета. Мне предлагают завтра ехать в Москву на молодежное первенство СССР. Я решил поехать, тем более что в институте мне разрешили перенести сессию.

В Москве мы остановились в гостинице «Армения» на Неглинной улице. В вестибюле я вдруг заметил смуглого парня, внешне похожего на армянина.

– Ты армянин? – спросил я.

– Нет, грузин, – ответил тот.

– Не ври, грузин – это я.

– Да у меня бабушка в Тбилиси живет!

Бабушка – известнейшая грузинская актриса – оказалась моей соседкой. А его папа – главным режиссером в ленинградском театре имени Горького, его фамилия была Товстоногов. Со спектаклями Товстоногова, пожалуй, лучшего советского режиссера, я познакомился на дипломной практике в Ленинграде. Сейчас театр носит его имя.

На соревнованиях в Москве я блестяще выиграл первую партию, а в следующих четырех набрал пол-очка. В безнадежной ситуации я играл прекрасно. Выиграв последние четыре партии, я стал кандидатом в мастера. Через месяц был турнир в Армении – на этот раз настоящей, – и я выступал за команду института. Там тоже сыграл удачно. В последнем туре мы играли с командой Ереванского университета. Моим противником был Бунатян. В то время шахматы в Армении не были развиты. Мне удалось выиграть, пожертвовав ферзя. Мы пожали друг другу руки. Противник улыбался. А я был весь в борьбе: красный, взъерошенный… Неожиданно услышал громкие аплодисменты. С удивлением пробежал взглядом по демонстрационным доскам: кончилась только моя партия. «Какие объективные зрители в Ереване! – гордо подумал я. – Видно, им понравилась моя комбинация». Я встал со стула и вежливо поклонился. Аплодисменты усилились. Вдруг кто-то в первом ряду вскочил и крикнул что-то по-армянски. Аплодисменты мгновенно прекратились.

Мне перевели: «Идиоты! Что хлопаете? Наш проиграл!»

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 7, средняя оценка: 4,14 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Автор Меир Марат Левин

Израиль
Все публикации этого автора

1 комментарий к “Наш проиграл

  1. Роберт Буниатян был моим тренером.
    В 1975, когда в Ереване состоялся 43-ий чемпионат СССР, он добился, чтобы меня, 15-летнего перворазрядника, взяли в Филармонию демонстратором, хотя по возрасту не положено было. Демонстратор -это когда снимаешь фигуру с одного крючка вертикальной демонстрационной доски и вешаешь на другую.
    Состав участников был уникальным: двое армян, двое украинцев (если считать Александра (Давида) Белявского и Олега Романишина украинцами), по одному русского (!), белоруса, латыша. Остальные 9 — евреи.
    Почти весь турнир уверенно лидировал Борис Гулько, но предпоследнем туре проиграл Тиграну Петросяну и в итоге разделил 2-5 место.
    https://ru.wikipedia.org/wiki/Чемпионат_СССР_по_шахматам_1975

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *