ПОЧЕМУ ТРЕБОВАНИЕ ВЕРНУТЬ ТЕЛА ПОГИБШИХ в ГАЗЕ БОЙЦОВ: Шауля Орена и Адара Гольдина – ЭТО БОРЬБА за ИЗРАИЛЬ?

LEA GOLDIN

ПОЧЕМУ ТРЕБОВАНИЕ ВЕРНУТЬ ТЕЛА ПОГИБШИХ в ГАЗЕ БОЙЦОВ: Шауля Орена и Адара Гольдина. – ЭТО БОРЬБА за ИЗРАИЛЬ?

«… Я с грустью осознаю, что Израиль изменился. В нем стал править бал эгоизм, мы утратили наши базовые национальные ценности, и, прежде всего, – убеждение в том, что все евреи ответственны друг за друга, что боль каждого — боль всех. А ведь именно это обеспечивало выживание нашего народа на протяжении всех тысячелетий его истории. Потому борьба за возвращение Адара мне видится еще и борьбой за возвращение общества к нашим моральным ценностям. Это — борьба за Израиль» (Лея Гольдин).

Сегодня, на наших глазах разворачивается очередной апофигей «доброй воли», который уже обсуждается в СМИ, хотя внимание прессы сосредотачивается не на отношении к этой афере Израиля, а на требованиях Хамаса, который, удерживая в течение почти 6 лет тела погибших воинов Израиля (Адара Гольдина и Шауля Орена ז»ל) , уже изготовился выдать их в ответ на освобождение живых 250 арабских террористов, причем первой «порцией» бандитов должны стать 55 самых матерых  «активистов» Хамаса. Таковы требования со стороны Хамаса. Его «шансы на успех сделки с Израилем растут с каждым днем». Этому способствует и катастрофа заражения коронавирусом, и рождение Правительства Национального Единства. Оба обстоятельства легко соединяются с привычной для нашей власти жаждой жестов «доброй воли» и капитуляцией перед террористами.   http://newsru.co.il/mideast/23apr2020/hamas_203.html?fbclid=IwAR3Dxl2KXwWVaTIVZthouisoIiW0hK6HFhOnBA6s7ynQGFLUSH1aaf0T2oo)

Новая ситуация требует от нас, прежде всего, правовой грамотности, и, следовательно, нуждается в дополнительном объяснении.

1.Время прекращения огня

Лейтенант Адар Гольдин погиб 1 августа 2014 года в ходе операции «Нерушимая скала», однако убили его не в бою, а во время прекращения огня, инициированного по просьбе Хамаса в т.н. гуманитарных целях тогдашним  генсеком ООН Пан Ги Муном  и госсекретарем  США Джоном Керри под их гарантии: Хамас не является субъектом международного права, это не государство, а бандформирование; с бандитами не принято заключать какие-либо соглашения,   вот почему Хамасу понадобились внешние гарантии, и они были получены на самом высоком уровне. Израиль, как суверенное государство, объявил прекращение боевых действий на 72 часа. Ровно через 2 часа и 5 минут (соглашение вступило в силу в 7 утра), в полной тишине Хамас неожиданно атаковал группу солдат АОИ у выхода из диверсионного тоннеля в Рафиахе. Погибли на месте командир спецназа бригады «Гивати» капитан Банайя Сарель и сержант Лиэль Гидеони, а тело лейтенанта Адара Гольдина, отступая в тоннель, боевики захватили с собой.  aa69932b59edf92c2cc888ec0d15286af94c6771

Для спасения Адара был направлен отряд спецназа, в который входил Цур Гольдин, брат-близнец Адара. Наши ребята, которым удавалось вынести из-под огня противника не только израильских солдат, но и порядка 40 раненых т.н. палестинцев, использованных Хамасом в качестве «живого щита», а потом брошенных под перекрестный огонь, — не смогли спасти Адара, вдобавок, командование запретило солдатам «Гивати» далеко углубляться в тоннель, опасаясь засады. Потом по следу пошли бойцы спецназа Генштаба «Сайерет маткаль» и «Эйтана» — спецподразделения по поиску пропавших без вести солдат. Они засвидетельствовали: «лейтенант Гольдин «не может быть жив».

 2. Статус погибшего воина или пленника Хамаса?

С самого начала семье Адара был дан выбор: признать сына находящимся в плену или считать его погибшим до того, как они получили его тело для достойных похорон, чтобы не дать врагам праздновать победу и избавить Израиль от необходимости платить непомерную цену за плененного воина.
«Благодаря этому не было гнусного торга на трупах, который так любят вести террористы, не было ажиотажа в израильском обществе по поводу неизвестной судьбы пропавшего солдата, давления на правительство с требованием уступок Хамасу», то есть не было никакого рецидива ситуации Гольдвассера и Регева:  В.Бейдер Казус Голдиных. http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=print&id=10495

Отныне Гольдины считались «семьей погибшего солдата», однако через два года родители узнали, что их обманывали: по принятому положению, если военнослужащий погиб на вражеской территории и враг удерживает его тело, он не считается погибшим, а находящимся в плену — до тех пор, пока живым или мертвым не будет возвращен на еврейскую землю. Адар и Шауль находятся в плену, а значит, государство ОБЯЗАНО вести  переговоры через посредников, задействовать международные организации и т.д. то есть делать все для вызволения бойцов: в их случае ничего этого сделано не было.

לאה גולדין הועדה לבקורת המדינה בעניין צוק איתן כנסת
לאה גולדין
הועדה לבקורת המדינה
בעניין צוק איתן
כנסת

С 2016 года статус Адара был изменен с «погибшего военнослужащего, чье место захоронения неизвестно» на «военнопленного», и его семья получила возможность бороться за возвращение его останков, используя все возможные рычаги. Однако никакие попытки воздействовать на правительство и премьер-министра — абсолютно никакого результата не принесли. Лея Гольдин спросила премьера, почему в качестве условия прекращения огня он не выставил требование вернуть домой Адара и Шауля, и тот ответил, что «достиг соглашения без всяких условий с обеих сторон». («Это, по-вашему, достижение?!»- Лея Гольдин) Затем Нетанияѓу пообещал, что не будет урегулирования с Хамасом без решения вопроса о возвращении тел погибших. А.Либерман, как минобороны, от встречи с семьей Адара Гольдина  отказался.

(Подробнее: П.Люкимсон https://www.isrageo.com/2019/12/08/goldin)«Новости недели».

Итак, Адар Гольдин был убит во время гарантированного ООН прекращения огня, однако Израиль, который  должен был занять самую жесткую позицию по отношению к Хамасу, — не идти ни на какие уступки и послабления до тех пор, пока не вернет наших пленных, (это вполне соответствует международному праву*), — закрыл на все нарушения глаза: мы по-прежнему  передаем Хамасу тела убитых террористов, оказываем сектору Газы, а по сути — Хамасу — гуманитарную помощь, мы разрешаем Катару переводить им миллионы долларов ежемесячно. 11 июня 2019 СБ ООН принял резолюцию №2474*, согласно которой при любом завершении вооруженного конфликта перед тем, как подписывается соответствующее соглашение, стороны обязаны вернуть погибших и пропавших без вести), поэтому никакая (в т.ч. гуманитарная) помощь не может оказываться стороне, удерживающей военнопленных.llea goldin (2)

Заметим, что эта резолюция была принята, по инициативе Катара, тысячи граждан которого оказались в плену. Когда родители А.Гольдина стали бороться за возвращение сына на «международном уровне», они встретились с представителем Катара и потребовали от него, в соответствии с международным правом, не переводить в Газу денежную помощь. «Но ваше правительство никак не увязывает эти вещи и не обращается к нам с подобной просьбой», — услышали они в ответ. В итоге:  Адар и Шауль находятся в руках Хамаса, а мы продолжаем оказывать Газе всевозможную помощь, нарушая международное право.

 3.По понятиям?Или по праву и справедливости?  

Если Решение ООН для Хамаса не указ, то государства–доноры палестинцев его  игнорировать не могут.

Благодаря резолюции Совбеза и позиции генсека ООН, призвавшего связывать оказание гуманитарной помощи сектору Газы с поведением его властей в отношении возврата пленников, – ответственность за них  возлагается на государства. Это, по мнению Симхи Гольдина,отца погибшего Адара, принципиальная перемена, и она внушает семьям надежду.

«Но как можно требовать от государств-доноров санкций в гуманитарной сфере и заставить Хамас вернуть захваченных, если мы сами не делаем этого»  — отец Адара Симха Гольдин.  Едва родители погибших воинов заговаривают на эту тему, они слышат рассуждения о цене, которую придется нам заплатить: голод в Газе, гуманитарная катастрофа, людские потери. «Тем самым мы говорим на языке террористов, по их бандитским «понятиям», а не на юридическом языке. Таковы привычные аргументы, и, если мы их принимаем, – то попадаем в расставленную ими же ловушку, ибо голод, безработица, экономический и экологический коллапс в секторе – целиком заслуга Хамаса. Не будет его – не будет и гуманитарного кризиса.

Нам незачем заботиться о поддержании власти террористов в Газе, а это именно то, что мы делаем сейчас».

Все наши требования к террористам, объясняет профессор С.Гольдин, сводятся к тому, что они НЕ должны делать: «Не обстреливайте!», «Не устраивайте терактов!», «Не запускайте шары-поджигатели!», «Не штурмуйте заградительный забор!» И нет ни одного требования того, что они обязаны делать.  Однако это верно до тех пор, пока у них в руках не оказывается еврей, израильтянин, тем более,  израильский солдат. Тогда положение меняется.

Захват террористами нашего заложника должен сделать их самих заложниками ситуации, которую они создали. Она становится чрезвычайной. Это состояние войны. И здесь другие правила общения. В случае захвата заложника, мы говорим террористам: «Ребята, вы попали!» – и превращаем их жизнь в кошмар. Возвращение захваченных солдат есть условие существования террористического анклава: пока заложники у них, – жизнь в секторе обязана стать невыносимой: прекращаются бесперебойные поставки необходимого: ни продовольствия, ни горючего, ни электричества, ни материалов, ни медикаментов, ни денег, ни гарантий неприкосновенности лидеров, пока заложники не будут возвращены.

Shaul-family

Отменяется регулярный перевод  катарских денег (начали с $15 млн. в месяц, дошло до $30); давняя идея армейских генералов и руководителей спецслужб – предоставлять работу в Израиле тысячам жителей Газы – (еще не реализована, но уже одобрена), – снимается с повестки  дня. Все перечисленное – это  наши подарки Хамасу, сделанные после того, как в руках террористического режима оказались тела двух солдат и двое душевнобольных гражданских лиц из Израиля.

Соглашение с ХАМАСом, о содержании которого нам ничего не известно, кроме того, что оно есть, было заключено без требования вернуть захваченных, а оно должно было стать первым условием его заключения.

Нарушен главный принцип международного права: никаких гуманитарных послаблений до освобождения заложников. Пока пленные не освобождены, состояние войны не прекращается, а значит, не может быть никаких гуманитарных мер по отношению к противнику.

  1. Тактика и стратегия борьбы за возвращение.

В случае Гилада Шалита это была тактика освобождения – любой ценой – и серьезнейшего давления на правительство СМИ: власть выпустила на волю множество террористов, вернувшихся к террористической деятельности.  Освобожденные террористы  (например, вышедшие на свободу в результате двух сделок Раджуба) организовывали новые террористические организации, возглавляли интифады и уничтожали те слабые силы, которые были готовы на переговоры с Израилем.

Семьи Гольдиных-Орен выдвинули иную тактику: логичную, моральную и стратегически правильную: их кардинальное отличие от семей Гольдвассер и Регев в том, что родители Адара и Шауля выступают против освобождения террористов в обмен на тела своих родных (они считают совершившийся тогда акт освобождения более тысячи террористов с кровью на руках «АКТОМ БЕЗУМИЯ«).EOyyCFlX0AU8_uG

Из-за капитуляции Израиля тела солдат превратились в стратегическую собственность Хамаса. Нынешнее правительство должно изменить ситуацию так, чтобы тела, которые бандформирование удерживает в своих руках, из стратегической ценности стали бы бременем Хамаса. Едва начнет действовать СИСТЕМА ЗАПРЕТА: запретить выдачу тел террористов, ограничить или запретить визиты родственников к заключенным террористам, урезать многочисленные поблажки, которые те получают в тюрьмах, использовать экономическое и другое давление на правительство Хамаса, семьи террористов, да и сами террористы станут давить на руководство Хамаса, чтобы те вернули тела воинов.

И после того, как тела станут бременем, Хамас  вынужден будет согласиться обменять их на тела террористов, а не на освобождение из тюрем живых головорезов с кровью на руках. Если израильское правительство будет продолжать эту линию и дальше, стремление  Хамаса к похищениям со временем снизится, а то и вовсе иссякнет. Такая позиция родителей Адара и Шауля достойна самого большого  уважения и поддержки, а не беспочвенной критики: https://detaly.co.il/ura-semyam-goldin-i-shaul/ И.Харэль, ХаАрец.

Родители погибших солдат получили обещание вернуть сыновей от имени:
Главы правительства, и тогда это был Б.Нетанияѓу, минобороны — Буги Яалона, начальника Генштаба – Бени Ганца, главного раввина АОИ – Рафи Переца, членов кабинета безопасности – Н.Беннета и Я.Лапида.1_6785789_627512036

Все они и сегодня претендуют на руководство страной, но за 6 лет не сделали ничего для освобождения Адара и Шауля, для восстановления нашей силы сдерживания.

Сила сдерживания  – наше главное стратегическое оружие в борьбе с террором, и она иссякает с каждым днем пребывания пленников Израиля  – мертвых и живых – в руках террористов, Гольдины пошли на беспрецедентный для родителей шаг. Они стали не только первой семьей похищенных солдат, согласившейся признать своего сына погибшим, но и первой (потом к ним присоединилась и семья Шауля Орен, тоже погибшего в операции «Нерушимая скала» и захваченного Хамасом), которая требует от правительства для освобождения тела своего сына не идти на уступки террористам, а наоборот, усиливать давление на них (В.Бейдер).

По словам профессора С.Гольдина, он изложил эту концепцию премьер-министру, и тот согласился с ней. Однако все последующие шаги главы правительства в отношении Газы сделаны ровно в противоположном направлении.

История неразделенных властью мучений семьи Гольдиных и Орен  – отражение равнодушия и трусости, характерных для политического и армейского руководства страны. Да и, в целом, израильского общества.

Нам чрезвычайно важно помнить об Адаре и Шауле, и нам необходимо, чтобы эта тема не сходила с повестки дня. Тогда, быть может, настанет день, когда они вернутся домой.  «Пока наши дети не обретут покой в родной земле, обстрелы из сектора Газы будут продолжаться, и жителям юга не знать покоя. Хамас будет воевать с нами до тех пор, пока у него не останется никакого иного выхода, кроме как выполнить все наши требования»…

«А что касается организации демонстраций… Боюсь, люди на них просто не выйдут. Я с грустью осознаю, что Израиль изменился. В нем стал править бал эгоизм, мы утратили наши базовые национальные ценности, и, прежде всего – убеждение в том, что все евреи ответственны друг за друга, что боль каждого — боль всех. А ведь именно это обеспечивало выживание нашего народа на протяжении всех тысячелетий его истории.

Потому борьба за возвращение Адара мне видится еще и борьбой за возвращение общества к нашим моральным ценностям. Это — борьба за Израиль»(Лея Гольдин).

Мы не можем дать Власти никакого, даже наималейшего шанса для новых жестов «доброй воли» — нового «акта безумия».

Д-р Нат.Гельман, Иерусалим, 2020-04-27

 

 

Оцените пост

Notice: Undefined variable: thumbnail in /home/forumdai/public_html/wp-content/plugins/wp-postratings/wp-postratings.php on line 1176
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 11, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Наталия Гельман

Автор Наталия Гельман

Иерусалим, Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *