Приглашение на смерть

Письмо из ИерусалимаДорогие друзья,

Газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала обзор фильма «Горячий дом», авторы которого приглашают зрителя заглянуть в израильские тюрьмы для исследования жизни в них палестинских заключённых.

Мы хотим поделиться с вами нашими чувствами по поводу очаровательно улыбающегося женского лица на фотографии, сопровождающей статью в «Нью-Йорк Таймс».

Фильм снят компанией HBO и HBO несёт ответственность за пропаганду образа убийцы-террористки — «скромной симпатичной женщины» лет двадцати.

Эта женщина — убийца нашего ребёнка. Она была осуждена к шестнадцати последовательным пожизненным заключениям или 320 годам и отбывает этот срок в израильской тюрьме. Пятнадцать человек были убиты (в том числе 7 детей) и более ста человек изувечены этой симпатичной женщиной и её «коллегами».

Ни «Нью-Йорк Таймс», ни HBO не удосужились уделить внимания жертвам варваров — погибшим и изувеченным взрывом в иерусалимском ресторане Sbarro молодым людям. Погибла и наша дочь. Её звали Малки. Хамасовские убийцы не дали ей дожить до двадцатилетия.

Малки было всего пятнадцать, когда её жизнь была украдена — у неё и у нас. Она была красивой девушкой и умела радоваться жизни. Мы хотим, чтобы люди могли познакомиться с нашей Малки, хотя ясно, что их значительно меньше, чем тех, кто познакомится с её убийцей благодаря «Нью-Йорк Таймс».

Фотографии нашей дочери на сайте: http://www.kerenmalki.org/ photo.htm

Все должны знать, что женщина в израильской тюрьме, со счастливой улыбкой позирующая перед камерами HBO, заявила год назад: «Я совершенно не сожалею о том, что сделала. Мы освободимся от оккупации, и тогда я освобожусь из тюрьмы».

Сегодня, когда раздаются голоса, призывающие Израиль освободить из тюрем террористов, неудивительно, что убийца улыбается.

Родители Малки, Фраймет и Арнольд Рот, Иерусалим

Есть такая работа: баран-провокатор. Служит он на скотобойне и занимается тем, что встает впереди стада, которое ведут к месту убоя и увлекает себе подобных туда, где смерть. Этого барана приводят кукловоды, управляющие ситуацией, приводят именно тогда, когда в стаде начинается брожение, и когда животные инстинктом чувствуют, что впереди гибель. И вот тогда появляется существо, внешне совершенно такое же, как и все стадо, и заявляет о своих правах на лидерство — на то, что будто бы ему ведомо, какие действия надлежит совершать впредь и куда идти, чтобы спастись. Воодушевленное стадо рьяно спешит за новоявленным мессией и в результате попадает в убойный цех, где расстается с жизнью. Но если кто-то из стада пытается отыскать в месте заклания нового предводителя, то тщетно: барана-провокатора перед входом в смерть выпускают через специальную дверцу, которую для него открывают все те же кукловоды. Он еще пригодится другим легковерным стадам.

Такова стандартная ситуация на мясокомбинатах. Вам она ничего не напоминает? Пастухи от Ислама пытаются сбить нас всех в стадо, чтобы легче было уничтожить. Они убивают нас в террористических актах — физически. Они убивают нас морально, стремясь ограничить главные достижения современной западной цивилизации — свободы слова, совести, вероисповедания, выбора, самореализации. Они захватывают в заложники наших детей, друзей, соседей, сограждан, чтобы объяснить, кто хозяин в этом мире и кто теперь диктует условия жизни и смерти. Они обещают нам всемирный халифат, в котором все, кто сразу не попадет на их бойни, будут покорно собираться в стада и ждать своего барана-провокатора. Они тщатся стать кукловодами.

У них уже есть свои бараны-провокаторы. Никто не назначал их на эти посты: они сами вызвались. Газета «Нью-Йорк Таймс» из этого числа. Старательно зазывая нас на подготовленную исламскими террористами бойню, сотрудники газеты просто не понимают, что и их постигнет та же самая участь. Да, конечно, они получат отсрочку собственной казни, как всякий провокатор, но какой ценой? Ценой предательства западной цивилизации, жизней своих родных и близких, всех тех идеалов, которые и сделали их свободным средством массовой информации и позволили говорить и писать все, что им заблагорассудится.

Зачем и во имя чего это делается? Во имя демократии во всем мире, потому что «Нью-Йорк Таймс» отражает интересы Демократической партии? Да не смешите меня, мы же взрослые люди, черт побери! Если бы войну в Ираке начал демократический президент, они бы с пеной у рта доказывали важность и необходимость иракской кампании, потому что в оккупированной стране прорастают-де ростки любимой ими демократии. Но инициатива была за республиканцами, и потому — ату их, ату-у-у-у!!! Всякий раз, когда республиканцы говорят «стрижено», демократы опровергают — «брито»! На любую инициативу конкурирующей партии находится противопоставление, которое далеко не всегда диктует здравый смысл. Партийные интересы выше здравого смысла, и это очевидно, во всяком случае, мне.

Где уж им в этой тотальной баталии заметить эдакую мелочь, как жизнь молоденькой израильской девушки — фактически ребенка. Где уж им упомнить, что вместе с ней погибли и были искалечены десятки таких же подростков, юношей и девушек, пришедших провести вечер вместе, а то и вовсе случайных прохожих.

Для них убийство ни в чем не повинных людей — несущественная мелочь. Главное — шикарная во все белые зубы (кстати, не израильские ли стоматологи вставили их в тюрьме?) улыбки. То что улыбается бандитка, убившая вместе с подельниками множество людей, не интересует «Нью-Йорк Таймс». Для демократической газеты важно, что сидит это чудовище в образе милой женщины в израильской тюрьме и надеется выйти на свободу, потому что за нее хлопочут другие бандиты, пока оставшиеся за пределами тюрем.

И не существует для демократов этого толка боли родителей, которые похоронили даже не детей своих, а иногда фрагменты тел, оставшиеся после взрыва. Для них нет трагедии еврейского народа, который все время своего существования в государстве на территории, определенной для него мировым сообществом, вынужден хоронить своих детей, погибших от рук бандитов. В том числе и тех самых отъявленных мерзавцев, что позировали перед телекамерами в израильской тюрьме и для которых нет детей, женщин, стариков, а есть только евреи, и их нужно уничтожать, уничтожать от мала до велика, до последней капли ненавистной им, негодяям, еврейской, крови.

Мне стыдно за своих коллег-журналистов «Нью-Йорк Таймс». Увы, журналистика бывает и низкой тоже. Надеюсь, что мои читатели, слушатели и зрители не станут проецировать подлость отдельных журналистов на всю профессию.

Я точно знаю, что никогда не возьму в руки газету «Нью-Йорк Таймс». И никогда не стану голосовать за Демократическую партию. Я уже отбыл свое в стаде — в СССР. К счастью, меня не заманили на бойню, где таилась погибель. Но я видел множество людей, которые поддались стадному чувству и сгинули, ушли в небытие, так и не сумев реализовать себя в этой жизни. Видел и баранов-провокаторов, научился определять их по поступкам или идеям. И здесь, в США, не верю их сладким речам и обещаниям светлого будущего за той дверью, куда они предлагают мне пройти.

Для меня очевидно, что существа, внешне похожие на людей, пытаются утащить многих из нас на территорию, за которой погибель. Зачем? Ради политкорректности, всеобщей справедливости в понимании членов их партии, торжества демократии, партийных интересов или чего-то еще.

В конце концов, какая разница, во имя чего нас пытаются увлечь за пресловутую дверцу, если за ней — смерть.

P.S. В отличие от «Нью-Йорк Таймс», я все-таки хочу показать вам не только убийцу, но и жертву. Это Малки Рот незадолго до гибели в террористическом акте, который совершила убийца-террористка, столь восхитившая «Нью-Йорк Таймс».

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора