Дон Путин

В 2000 году, когда Владимир Путин пришел к власти в России, все спрашивали друг друга: «Кто такой этот Путин?» Сегодня все задаются уже другим вопросом: «Что такое эта путинская Россия?» Этот режим ведет себя до безобразия последовательно, и, тем не менее, иностранные лидеры и западная пресса до сих пор удивляются, что для Путина их мнение не значит ровным счетом ничего.

Отовсюду мы слышим стоны: «Ну разве Путин не видит, как ужасно выглядит все, что он делает?» Когда в России убивают очередного известного журналиста; когда бизнесмена, не ищущего дружбы с Кремлем, сажают в тюрьму; когда иностранная компания вкладывает деньги в российский проект, а потом ее из этого проекта выкидывают; когда полицейские избивают демократическую демонстрацию; когда поставки газа и нефти используются в качестве оружия; или когда российское оружие и ракетные технологии продаются Ирану, Сирии и другим странам, приютившим у себя террористов — просто нельзя не задаться вопросом: какое правительство может постоянно всем этим заниматься? Система ценностей, в рамках которой действует нынешний кремлевский режим, совершенно отличается от систем ценностей западных стран, и поэтому на Западе никак не могут понять, что же происходит за этими таинственными средневековыми красными стенами. Правительства, подобного правительству Путина, в истории еще не было. Нынешний Кремль — это и олигархия, потому что в нем собралась банда правителей-богачей, крепко повязанных между собой. Это и феодальная система, разбитая на полуавтономные княжества, правители которых собирают дань со своих рабов, не имеющих никаких прав.

Что делать, если хочется понять всю глубину путинского режима? Читать. Правда, я не рекомендовал бы ни Карла Маркса, ни Адама Смита, ни Монтескье, ни даже Макиавелли, хотя автор, которого я имею в виду, действительно итальянского происхождения. Нет, не берите в руки (о крайней мере, пока) «Доктрину фашизма» Муссолини; вообще не берите в руки ничего общественно-политического. Обратитесь лучше к беллетристике, выбирайте автора Марио Пьюзо и покупайте сразу все, что найдете. Если стать настоящим экспертом по российской системе власти совсем не терпится, есть еще и версия на DVD со всеми фильмами, снятыми по книгам Пьюзо. Начинать можно смело с трилогии «Крестный отец» («The Godfather»), после которого уже никак нельзя не обратиться к «Последнему дону» («The Last Don»), «Закону молчания» («Omerta») и «Сицилийцу» («The Sicilian»).

Паутина предательства, секретность всего и вся, размытые границы между бизнесом, властью и преступностью — всего это в книгах Пьюзо предостаточно. Историк, глядя на сегодняшнюю Россию, видит в ней и элементы «государства-корпорации» по Муссолини, и признаки типичной латиноамериканской хунты, и детали псевдодемократической машины, запущенной некогда в Мексике Партией институциональной революции. Но гораздо более точное представление о власти Путина складывается у того, кто внимательно прочел Пьюзо: жесткая иерархия, вымогательство, запугивание, кодекс секретности и, самое важное, возможность получать крупный и стабильный доход. Иными словами — мафия.

Если кто-нибудь из «ближнего круга» осмеливается идти против Capo, ему конец. Только Михаил Ходорковский, некогда самый богатый человек России, решил, что делать бизнес надо честно и по закону, что его нефтяная компания «ЮКОС» не должна стать очередной «малиной» путинской «КГБ Инкорпорейтед» — как тут же сам оказался в сибирской тюрьме, а его компания была разрушена и наперегонки растащена аппаратчиками государственной мафии из «Газпрома» и «Роснефти».

Дело «ЮКОСа» стало образцом для других. Частные компании одна за одной поглощаются государством, а тем временем активы государственных компаний перекочевывают на другие, но тоже частные, счета.

Александр Литвиненко был агентом КГБ, но нарушил «кодекс верности» и бежал в Великобританию. Все бы ничего, но он нарушил закон omerta: начал публиковать свои откровения в прессе, даже написал о грязных делах Путина и его подручных несколько книг. Его не стали, в лучших традициях «Крестного отца», брать с собой на рыбалку — это же старомодно. Нет, он в Лондоне стал жертвой, по сути, первого в мире акта ядерного терроризма. И теперь Кремль отказывается выдавать главного подозреваемого в совершении этого преступления. Чего Путин никак не может понять, так этого того, почему Великобритания, зная, что создает предпосылки для проблем своему же бизнесу, все равно уперлась в человеческую жизнь. Для него это абсолютно чуждая категория. В его мире обо всем можно договориться, а мораль и принципы — это, по правилам кремлевских игр, лишь фишки на столе. В деле Литвиненко речь идет не о том, что две стороны друг друга не понимают, речь идет о том, что две стороны говорят друг с другом на разных языках.

В цивилизованном мире есть вещи, которые для всякого священны. В этом мире человеческой жизнью не торгуют на столе, за которым обсуждают бизнес и дипломатию. Но Путин считает, что в этой игре можно все. Косово, противоракетный «щит», трубопроводные контракты, иранская ядерная программа и демократические права — все это лишь игральные карты.

Если Путин уже многие годы показывает, что закон в России для него не писан, и если все это время для него не наступает никаких последствий за рубежом, что же после этого такого удивительного в том, что эти же принципы он распространяет и на международные отношения? Андрей Луговой, которого обвиняют в убийстве Литвиненко, раздает автографы и пользуется полной поддержкой российских СМИ, которые ничего не говорят и ничего не делают без указания из Кремля. В течение семи лет Запад пытался что-то изменить в Кремле с помощью добрых слов и надежных обещаний. Судя по всему, здесь еще кто-то верил, что Путина и его банду можно как-то интегрировать в западную систему торговли и дипломатии.

На практике же произошло совсем обратное, ибо мафия портит все, к чему прикасается. Кое-кому уже кажется допустимым торговля правами человека. Кремль не просто не меняет собственных стандартов, он уже навязывает их всему остальному миру. Соглашаясь сотрудничать с ним, западные лидеры и компании своим присутствием придают ему видимость легитимности, и сами становятся соучастниками его преступлений.

Когда цены на энергоносители столь высоки, соблазн продаться Кремлю по сути превращается в «предложение от которого вы не можете отказаться». Так, Герхард Шредер не устоял перед искушением: он согласился «делать бизнес» с господином Путиным на его условиях, и вот результат: «протолкнув» сделку о строительстве трубопровода по дну Балтийского моря он, после ухода с поста канцлера получил тепленькое местечко в «Газпроме». Деловым партнером Путина стал и Сильвио Берлускони. Он даже ответил вместо российского президента на «неудобный вопрос» на пресс-конференции по итогам саммита «Россия-ЕС», энергично защищая нарушения прав человека в Чечне и арест Ходорковского, а затем в шутку сказал Путину: «Я должен быть вашим адвокатом!» А теперь мы видим, как Николя Саркози лоббирует участие французской энергетической компании Total в разработке Штокмановского газового месторождения.

Сможет ли господин Саркози твердо выступить в поддержку Британии после того как он заключает по телефону масштабные сделки с Путиным? Ему следует знать: если теперь Путину позвонит Гордон Браун и предложит снять обвинения против Лугового, Total, вероятно, выставят за дверь, чтобы освободить место для BP.

Мы, представители российской оппозиции, давно уже предупреждаем — сейчас это наша проблема, но скоро она станет проблемой для всего мира. Мафия не знает границ. Кремль не остановится даже перед ядерным терроризмом, если это соответствует его «бизнес-плану». И высылкой дипломатов или ограничением количества официальных визитов на него не повлияешь.

Может быть, стоит ограничить поездки представителей российской правящей элиты в их «владения» на Западе? Парадоксально, но факт: они предпочитают вкладывать свои деньги в тех странах, где главенствует закон, и пока что господин Путин и его сторонники-богачи имеют все основания считать, что их собственности ничто не угрожает. Они столько тратили на отпуска на альпийских лыжных курортах, что теперь решили устроить себе нечто подобное в России, «наложив лапу» на право проведения зимней Олимпиады.

Деловые контакты с Россией, конечно, прекращать не следует. Надо лишь избавиться от иллюзии, что с ней возможны и другие отношения. Мафия никому ничего не дает — она только берет. Путин осознал, что, имея дело с Европой и Америкой, он всегда может обменять пустые обещания реформ на живые деньги. И может статься, что и Лугового в один прекрасный день «выставят на продажу».

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора