Иранцы, похоже, стреляли на поражение

239286ппппп

В начале января две ракеты, запущенные с американского дрона, уничтожили у багдадского аэропорта машину иранского генерал-майора Касема Сулеймани, чьи руки были обагрены кровью 603 американских военнослужащих и сотен тысяч мусульман, в том числе его соотечественников. По нашим большевикам прошло рыдание.

«Оказывается, убитый генерал был любимым героем иранского народа — взгляните на этот народ, — сказал ведущий левацкого телеканала MSNBC Кристофер Мэтьюс и показал снимки, на которых густые толпы иранцев оплакивали усопшего. — У нас есть фото грандиозной толпы, вышедшей на улицы. Эта история не затрагивает американские эмоции, но на другой стороне их чертовски много. Может, нашим лидерам нужно было бы знать, что они творят, когда кого-то убивают?!».

Мэтьюс иллюстрировал свою мысль, упомянув об эмоциях, которые испытывали люди на Западе в связи со смертью принцессы Дианы и Элвиса Пресли. Я давно знал, что Мэтьюс д…л, но не знал — насколько. Теперь знаю.

Иран отметил смерть Сулеймани не только тем, что выгнал толпы скорбящих на улицу, но и ракетным залпом по двум базам в Ираке, на которых дислоцированы не только туземные военные, но и иностранный контингент, в основном американский. 8 января иранцы запустили с трех позиций 16 баллистических ракет, 11 из которых предназначались для огромной базы Айн аль-Аббас, находящейся на западе Ирака.

Выступая через несколько часов после ракетного обстрела, президент Трамп сообщил, что американцы не понесли ни малейших потерь в живой силе, а их объекты пострадали лишь минимально. Быстро был сделан вывод, что иранцы не хотели провоцировать Трампа на ответный удар и поэтому палили в белый свет. Это дало Трампу предлог не ввязываться в настоящую войну с Тегераном, которой не хочет ни он, ни американский электорат, а посчитать инцидент исперченным.

Все вздохнули с облегчением, кроме, возможно, нашего Сопротивления, которое было бы радо даже войне, лишь бы избавиться от ненавистного «Оранжеголового». Сопротивлению осталось по-прежнему уповать на экономический спад.

Прошло несколько дней, и выяснилось, что американцы-таки пострадали, и что Иран-таки вел огонь на поражение.

Корреспонденты увидели на базе Аббас глубокие воронки, в том числе на вертолетной площадке, и развалины солдатских домиков. Им также сообщили, что 11 военнослужащих с симптомами контузии, включавшими головную боль и нарушения координации, равновесия и памяти, были эвакуированы в госпитали в Кувейт и в Германию.

Сопротивление снова оживилось, поскольку, похоже, обнаружилась «еще одна ложь» Трампа и военных, которых оно тоже не жалует, но обычно молча. «Вашингтон пост» ведет счет трамповских неправд, в котором уже тысячи позиций. Единицей лжи является Пиноккио, то есть Буратино. Трамп получил от газеты целую армию Буратин, которых, правда, не следует воспринимать буквально: критики Трампа часто классифицируют как ложь не только намеренно искаженные факты, но и неверные, на их взгляд, оценки, которые субъективны.

На поверку оказалось, что Трамп и военные, от которых он, собственно, получил данные об отсутствии потерь, не лгали сознательно, а оперировали первоначальными оценками, которые часто неверны. Командование узнало об отправке на обследование 11 военнослужащих (в основном с симптомами контузии) лишь в минувший четверг, заявил представитель Пентагона Джонатан Хоффман.

Как отмечает агентство «Рейтер», американские военные издавна рассматривают контузии головного мозга как особую категорию повреждений, о которой не обязательно сразу сообщать командованию. О ранениях, которые угрожают жизни, чреваты ампутацией или потерей зрения, положено докладывать безотлагательно. Сейчас слышатся призывы изменить этот порядок и сразу рапортовать обо всех травмах без исключения.

В отличие от пулевых и осколочных ранений, симптомы мозговых травм от контузии часто проявляются не сразу и обычно со временем проходят. После эвакуации большей части американского контингента из Ирака на базе Аббас не осталось томографов, поэтому военнослужащих с настораживающими симптомами, на всякий случай, отправили на проверку за границу.

Первые улетели 10 числа, а остальные — 15-го. Они вошли в самолеты без посторонней помощи и, как предсказывают военные, вернутся в строй. Восемь из них имели симптомы контузии, а троим, возможно, требуется помощь психолога по поводу синдрома пост-травматического стресса, который в Первую мировую войну звали на Западе shell shock (буквально «шок от снаряда», военный невроз).

Когда Пентагон первоначально сообщил об отсутствии американских потерь, он, строго говоря, не кривил душой, потому что военные в США обычно имеют в виду под «потерями» убитых или раненых, которые не в состоянии выполнять боевые задачи.

В ожидании иранского налета большинство военнослужащих находились 8 января в глубоких бункерах, оставшихся еще от Саддама Хусейна, но на поверхности оставались солдаты, которые охраняли подходы к базе и должны были относить раненых в санчасть.

Как заметил журналистам подполковние Тим Гарланд, командир боевой группы «Джазира», иранская атака ставила себе целью нанести янки максимально большие потери и не добилась искомого результата лишь по счастливой случайности. Чудом уцелели, например, двое военнослужащих, выброшеных взрывом ракеты из окна пятиметровой сторожевой вышки. «Ума не приложу, как они выжили», — сказал Гарланд «Вашингтон пост».

Ракеты летели волнами с 15-минутными перерывами. Такая система угрожала жизни подразделений быстрого реагирования, ездивших в перерывы между взрывами по объекту с целью оценки повреждений и помощи раненым, которых не оказалось. Налет длился полтора часа.

Сообщение о неиминуемом иранском обстреле поступило в войска в 11 вечера. В полвторого ночи радар военного синоптика базы засек запущенные в Иране ракеты. В громкоговорителях прозвучал сигнал тревоги. Капрал Джоэл Валдивиа видел со своей вышки, как первые четыре ракеты несутся к базе, и предупредил подразделение быстрого реагирования. Ефрейтор Армандо Мартинес, в чьи обязанности входило искать пострадавших, услышад сигнал по рации и поспешил укрыться за стенкой.

В последние годы Пентагон стал уделять больше внимания контуженным военнослуженным, чьи травмы обычно не угрожают жизни, но могут иметь скверные последствия в дальнейшем. В 2018 году исследователи нашли, что с 2000 года травмы головного мозга разной степени получили примерно 384 тысяч военнослужащих США. Большинство травм — а именно 316 тысяч — были относены к категории «легких». Командование узнало о них не сразу.

Короче: Трамп не оправдал надежд Сопротивления и на этот раз не соврал.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 9, средняя оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Владимир Козловский

Автор Владимир Козловский

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *