Очередная жертва преступника

Рассел Тимошенко приехал в США с родителями Леонидом и Татьяной из Бобруйска в 1993 году, когда ему было 9 лет. Уж не знаю, как его звали до иммиграции, но здесь он быстро стал американцем и полтора года назад поступил в полицию, сначала попав в 70-й, а затем в 71-й участок в Бруклине. Рассел жил с родителями в районе Бей-Террас на Стейтен-Айленде, там закончил среднюю школу Тотенвилл, после чего поступил в Сити-колледж и ушел оттуда в Полицейскую академию. Он любил спорт, играл за школьную команду в лакросс и был атлетически сложен. Он стал участником первого выпуска кадетов, согласившихся рисковать жизнью всего за 25100 долларов в год. К патрульной службе его привлекли год назад, и за это время он арестовал 15 человек, из которых трое оказались опасными преступниками. Его напарником был 26-летний Херман Янь, иммигрант из Гонконга, который работает в полиции три года и на его счету 36 арестов. Пишу «жил», «любил», «служил», «был», потому что с 9 июля Рассел Тимошенко с двумя пулями 45 калибра в мозгу лежит в коме, подключенный к аппарату искусственного жизнеобеспечения, то есть при смерти. По мнению врачей, он вряд ли выживет.

В понедельник 9 июля Тимошенко и Янь дежурили в ночную смену и в полицейской машине патрулировали улицы своего участка в бруклинском районе Краун-Хайтс. В 2 часа 30 минут на перекрестке Роджерс-авеню и Леффертс-авеню они остановили черный внедорожник BMW 2003 года. Бортовой компьютер-лаптоп показал, что номерные знаки на BMW не соответствуют марке машины, и были выданы для Mitsubishi. Полицейские включили мигалки и, как того требует устав, в формах и бронежилетах, с двух сторон подошли к BMW, из которого раздались выстрелы.

Первым был ранен Тимошенко, а Херман успел вызвать по рации подмогу и открыть ответный огонь, но тоже был ранен в плечо и грудь — ему спас жизнь бронежилет. BMW оказался украденным у дилера на Лонг-Айленде, его водитель и два пассажира сбежали, бросив машину в нескольких кварталах от места преступления. На переднем сиденье нашли две стреляные пистолетные гильзы 45 калибра, а на заднем — картонную коробку с объедками курятины, но, что куда ценнее, с сальными отпечатками пальцев одного из преступников. В проходе между домами нашли два пистолета — один 45 калибра, второй калибра 9 мм, а чуть поодаль пистолет-пулемет Тек-9.

На поиски преступников были брошены сотни полицейских при поддержке вертолетов. Сцену стрельбы в Тимошенко и Яна засняли несколько дежурных видеокамер на стенах домов, и хотя кадры получились нечеткими, следов и вещдоков оказалось достаточно, чтобы быстро выйти на след преступников. Их было трое, все молодые афроамериканцы, все с множеством судимостей за преступления, связанные с огнестрельным оружием. 29-летнего Ли Вудса арестовали в тот же день, и он быстро сознался, что был водителем BMW, но ни в кого не стрелял. Вудс назвал главаря — 34-летнего Декстера Бостика, с сестрой которого он жил, и 34-летнего Роберта Эллиса. По словам Вудса, Бостик, отбывавший очередной испытательный срок, стал стрелять в полицейских, так как у него «не было другого выхода» — по условиям досрочного освобождения его должны были посадить на всю оставшуюся жизнь, если бы арестовали даже за хранение оружия.

Бостика и Эллиса объявили в розыск по всей стране, их портреты были размножены средствами массовой информации, а за сведения, которые помогут найти и арестовать их, была назначена награда в 64 тыс. долларов. Через два дня полиция получила сообщение, что оба прячутся в районе Поконос, и там была проведена облава с прочесыванием леса. Вскоре Бостика и Эллиса заметили идущими по обочине шоссе № 89 в Теннерсвилле. Декстер Бостик был арестован, а Роберту Эллису удалось бежать. Следуя мрачной, но символической традиции, Бостику надели наручники Рассела Тимошенко. Скрываясь от ареста, они с Эллисом провели три ночи на камнях, питаясь рыбными консервами и ореховым маслом. Застукали их на площадке отдыха у шоссе, где они хотели позвонить по платному телефону. Кто именно сообщил о них в полицию, пока не известно, но полицейские быстро прибыли в указанное место, установили личности обоих и провели задержание не совсем удачно. Толстяк Декстер Бострик и не пытался бежать или сопротивляться, но поджарый Роберт Эллис быстрее лани умчался в соседний лесок. Проблуждал он там недолго, так как его след взяла полицейская овчарка Скуби, и вскоре Эллиса обнаружил федеральный маршал, служба которого также принимала участие в поисках. Задержать Эллиса помогла еще одна овчарка из Нью-Йорка по кличке Алекс. Арестовали Роберта Эллиса у пересечения автострад № 80 и № 380, меньше чем в четверти мили от места, где забрали Декстера Бостика.

А Рассел Тимошенко пять дней умирал в больнице Кингс-Каунти, куда, как положено в таких случаях, приехали мэр Блумберг и комиссар полиции Келли. На пресс-конференции Рэймон Келли в очередной раз показал журналистам бронежилет со следами пуль. Мэр Блумберг сказал, что он как родитель даже близко не может представить себе горя отца и матери Рассела. К родителям Рассела Тимошенко в больницу приехали Борис и Майя Маршалик, отец и мать 19-летнего полицейского-добровольца Евгения Маршалика, убитого в марте 32-летним Дэвидом Гарвином в манхэттенском районе Гринвич-Вилледж. Кроме Евгения, маньяк застрелил бармена пиццерии и напарника Маршалика. Прожил Гарвин после этого минут 15, и его застрелили другие полицейские. На торжественном прощании с иммигрантом-евреем Маршаликом в бруклинском похоронном доме главный священник полиции Нью-Йорка раввин Алвин Касс сказал, что «город Нью-Йорк плачет горькими и злыми слезами сокрушения». Это же можно повторить в связи с трагедией в семье Тимошенко.

Рассел Тимошенко скончался в 4 часа 14 минут в субботу 14 июля, не приходя в сознание и не будучи отключен от аппарата искусственного жизнеобеспечения. Врач больницы Роберт Курц сообщил, что мозг Тимошенко перестал функционировать, он не мог дышать и управлять мускулами тела. Тимошенко не видел, как в последние 15 минут жизни мимо его палаты в больнице Кингс-Каунти прошли 150 полицейских 71 участка, среди которых был и его напарник Херман Янь.

В бруклинской районной прокуратуре сообщили, что после смерти Рассела Тимошенко обвинения, предъявленные Ли Вудсу, Декстеру Бостику и Роберту Эллису, будут переквалифицирована на убийство первой степени, за что им может грозить смертная казнь. Если, конечно, бруклинский прокурор Чарльз Хайнс решит требовать эту меру в суде.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (ещё не оценено)
Загрузка...

Поделиться

Автор Редакция сайта

Все публикации этого автора