Альтернативная скорбь

19

Image result for dina meersonДина Меерсон

 

Итак, писатель, лауреат премии Израиля Давид Гроссман на альтернативной палестино-израильской церемонии памяти павших — солдат, граждан, жертв конфликта с обеих сторон, произнес речь. Это была красивая, хорошо написанная речь. Ничего удивительного, автор — большой литературный талант. Пафос его речи сводился к тому, что, обнимая убийц своего сына, он чувствует, что те перестают быть убийцами.

Каждый человек вправе скорбеть так, как ему это угодно. И кто я такая, чтобы указывать другому человеку, как ему следует переносить боль. Давид Гроссман, потерявший сына на Второй Ливанской войне, хочет поминать его не иначе, как рядом с семьями палестинских арабов, чьи сыновья взорвали себя как шахиды, или были застрелены при совершении террористических актов против евреев..,  что ж, порой для уменьшения нестерпимых болей пациент принимает самые невероятные позы. Я как врач это знаю.

Я никому не могу запретить обнять убийц его сына, расцеловать насильников его дочери, обмыть ноги посадившим на иглу его детей-подростков, благословить его тюремщиков-садистов. Дело не новое, широко известное в психологии как стокгольмский синдром.

Вот вам выдержка из Википедии:

«Стокго́льмский синдро́м (англ. Stockholm Syndrome) — термин, популярный в психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения и (или) применения или угрозы применения насилия.»

Самаль (сержант) Ури Гроссман (з»л), незадолго до гибели. 2006 г.

Судя по всему, этот синдром в той или иной разновидности встречается не только у бывших заложников, но и, как в случае с Гроссманом, у тех, кто пережил травму утраты своих близких — в данном случае, павших в ходе военного конфликта.

Я могу понять осиротевших родителей. Я могу от всей души посочувствовать их непреходящему горю. И только одного я не могу понять и допустить: чтобы их страдания насильно изменяли картину мира.

Ключевое слово тут — насильно.

Я не чувствую никакой потребности оплакивать погибших в войнах Израиля, находясь рядом с представителями врага.

Причем, речь идет отнюдь не о тех представителях, которые осознали свою неправоту и сожалеют о том, что их соплеменники развязали войну. Отнюдь! Альтернативная церемония скорби проводится с теми, кто видит в нас врагов и убийц. И что это, простите, за скорбь такая, которая больше похожа на ненависть? Не понимаю. Хоть убейте (прошу прощения за невольный каламбур) — не понимаю я такой «скорби».

«Израильско-палестинская церемония дня памяти». 2018 г.

Прекраснодушный писатель Гроссман в своей речи проникновенно убеждает нас в том, что боль потерь сближает противоборствующие стороны. И что отныне они не хотят уже воевать.

Ах, я бы рада ему поверить!

Да только не могу я забыть, как семья каждого — каждого! — шахида выражает большую человеческую радость по поводу самоубийства своего сына, брата, мужа. И тем больше эта радость, чем больше евреев их замечательный самоубийца прихватил с собой по дороге к сонму девственниц. Где тут скорбь по погибшему? Тот, кто больше не хочет убивать, не раздает конфеты и не устраивает салюты, празднуя убийство с самоубийством. Что-то тут не сходится.

А вот еще блистательный пассаж из все той же речи:

Related image«Когда израильские снайперы убивают десятки палестинских демонстрантов, большинство из них — мирные жители, Израиль становится менее «домом».

Ну, знаете ли, дорогой большой писатель, человек огромной души и, безусловно, доброго сердца, это уже переходит всякие границы, потому что слишком сильно смахивает на элементарное передергивание. Мирные палестинские жители, массово убиенные злобными израильскими снайперами — это не те ли молодчики, пытавшиеся массово нарушить границу государства?

Те самые, которые не стеснялись впереди себя пускать семилетних детей. Те самые, которые были вооружены, минировали территорию на границе и бросали «коктейли Молотова». Мирные такие, просто пилигримы. В количествах, измеряемых двузначными числами. И то только лишь потому, что израильские снайперы мастерски останавливали атаку за атакой, отстреливая единичных главарей.

Страшно подумать, что было бы, если бы прорвалась многотысячная толпа, и Израиль вынужден был бы применить танки и артиллерию. О каком количестве «невинно убиенных» тогда шла бы речь?

Image result for ‫דוד גרוסמן ערבים‬‎Гроссман трогательно пишет о том, что его малолетние внучки, возрастая под сенью своей страны — Израиля — чувствуют его своим домом. И тут же утверждает, что Израиль обязан удовлетворить всех палестинских арабов, и всех суданских мигрантов, а заодно — до кучи — всех жителей периферии, социально слабые слои, инвалидов и приверженцев реформистского течения иудаизма. Только тогда Израиль станет ему, Гроссману, истинным домом. Поистине, куча мала!

И никто не подскажет бедному, лишенному «дома» писателю, что для решения проблем периферии надо давать людям работу — в том числе и ту, которая нынче зарезервирована для эритрейско-суданских мигрантов.

И что решение вопроса палестинских арабов лежит в области их полного отказа от террора. Ибо не будет опасности террора — не нужны станут КПП и унизительные проверки, не надо будет закрывать территории, чтобы евреи могли праздновать, не опасаясь быть зарезанными, и даже деньги на народное хозяйство в арабском секторе появятся как из под земли. Впрочем, почему — как? Именно оттуда они и появятся, если арабы Газы прекратят вкладывать средства в создание диверсионных тоннелей.

Не видит, ничего этого не видит лауреат Премии Израиля, хороший писатель, скорбящий отец Давид Гроссман. Он увлечен своей прекрасной идеей. Той самой, которая уже привела однажды к соглашениям Осло. Которая вызвала к жизни «итнаткут» и его следствие — все обстрелы на Юге, все эти Скалы со Свинцами. Гроссман не хочет видеть, что гибель его сына на Второй Ливанской стала следствием нашего позорного бегства из Ливана на предыдущем витке противостояния.

Гроссман готов признать достижения Израиля в области технологий, медицины и экономики, но он не в состоянии увидеть, что Израиль достигает всего не благодаря, а вопреки. Только сильный Израиль способен продвигаться вперед, и чем сильнее страна, чем она увереннее в векторе своего движения, тем скорее наши арабские соседи (а других нам Бог не дал) смогут заняться собственным строительством вместо войны. Такое вот воспитательное значение имеет Сильный Израиль, и сила его отнюдь не в лобызании с убийцами его детей. Наши соседи с их истинно восточной ментальностью подобные лобызания за силу не считают, вот ведь в чем парадокс.

Но допустим, Гроссман уверен в своей правоте. Может же человек добросовестно заблуждаться. Тем более, человек, переживший тяжелейшую психологическую травму.

Демонстрация протеста против «совместной церемонии»: «Не дадим осквернить память наших бойцов!»

Итак, признаем за Гроссманом право на его убеждения. Однако почему он не хочет свои идеи реализовать по другую сторону границы? Если все дело заключается в великом желании обнять араба, чей сын погиб в войне с евреями, то что мешает господину Гроссману отправиться в Рамаллу и скорбеть там по полной программе? Заодно, чтоб не скучно было, пусть прихватит с собой товарищей по объединенному скорбению.

Кто сказал, что доказывать принципы надо только и исключительно на нашей территории? Поезжайте в Дженин, отправляйтесь в Шхем, обнимитесь в Калькилии, на худой конец! Что ж вы всех в Тель-Авив-то тащите?

Однако, это мы перегнули палку. Не едет Гроссман в Рамаллу, поскольку там единение с врагами его сына чревато убийством самого мироносителя. Того и гляди, линчевать могут, не вдаваясь в убеждения и призывы известного мигрантолюба и арабофила. А потому Гроссман и иже с ним считают своим долгом законодательно, через БАГАЦ раскрывать объятия скорби исключительно на безопасной израильской территории.

Image result for ‫דוד גרוסמן ערבים‬‎При этом считаться с чувствами большинства народа, с чувствами тех, кто не желает видеть у себя ненавидимых врагов, источник вечной боли, виновников гибели наших сыновей — с этими чувствами скорбящий отец Гроссман считаться не желает. Очевидно, его скорбь более скорбная.

Он же — элита, большой писатель, лауреат. А остальное население Израиля не доросло, его чувства никаким гроссманам не интересны.

И вот в таком случае я поворачиваюсь спиной к этому отдельно взятому отцу, оплакивающему потерю сына. Потому что боль от потери всех, кто пал в войнах и терактах, пережитых Израилем, стучит в моем сердце. И я разделяю эту боль со своим народом — а не с его врагами.

 

Авторский блог

Апрель 2018

Об авторе

Блог новостей из Иерусалима
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 13, средняя оценка: 5,00 из 5)
Loading...

19 комментариев

  1. Isaak (Омск) на

    Великолепный ответ скорбоносцу. Говоря о своем сердце лишились головы эти гроссманы

  2. Iliya Nemtsov на

    Слава Б-гу, что подобных Гроссманов у нас ничтожное количество… и не они определяют будущее.

  3. МИРОН на

    Не могу согласиться с автором. «Больной» значит вроде бы невиновный. Я думаю, неумеренное честолюбие, желание быть на виду, быть оригинальным, ни на кого не похожим. А он ещё и «талантлив». Нет, это не болезнь. Это или глупость, граничащая с маразмом, или подлость.

    • suzana shtern на

      Это еще называется — мазохизмом. Израильские левые, (уж не знаю, почему), выполняют функцию, возложенную Мухаммедом в Коране на своих последователей-мусульман — держать евреев в подчинении и унижении у мусульман.
      «Воюйте с теми, которые не веруют в Бога [Аллаха] и в последний день… и с теми из получивших Писание, которые не принимают истинного вероустава, дотоле, покуда они не будут давать выкупа за свою жизнь, обезсиленные, уничиженные» (Коран, сура 9:29,Покаяние. Мединская).
      Поскольку арабы лишены такой возможности в отношении евреев в Государстве Израиль, то добровольно «уничижаются» перед ними израильские левые. И конца этому мазохизму в Израиле левых (сверху донизу) перед арабами — не видно.

  4. Эдмонд Сарно на

    Та же Портман ничем не лучше. Вообще, многие евреи работающие в западном экономическом пространстве, или пост советском, достаточно сомнительные патриоты Израиля.

    • Ривка Лазаревич

      Между казачьим полковником Быстрицкой и голливудской звездой Портман много общего. Но есть одна разница. Портман рождена в Израиле, хотя и в семье, судя по всему, упертых антисионистов. Поэтом Натали, увезенную из Израиля в трехлетнем возрасте, здесь почему-то считают «своей». А она — своя еще меньше, чем Барбара Стрейзанд, которая еще до рождения Натали, как раз, во времена сидения Элины Абрамовны в Драгунском антисионистском комитете, услаждала слух Голды Меир пением «Авину Малкейну», причем, нацепив на лысину негритянский парик а-ля Анджела Девис! Что-то не слышно Барбары в защиту Израиля?
      Эдмонд! Не будьте слишком строги к евреям галута. Нет у них израильского патриотизма, и быть не должно. Двухтысячелетняя, а то и более долгая традиция у нашего народа: На чьем возу сидим, те песни и поем! Меня удивляют не эти россиянки-американки. Меня удивляют гроссманы, издевающиеся над лошадкой, везущей тот хвороста воз, на которых они сидят. Израильский! Я знала, что этому присуждена Госпремия и относила его к когорте израильских Шолоховых. Но я понятия не имела, что премию ему вручили ВЧЕРА! Неужели нельзя было перевести ее на его имя в отделение Арабского банка в Газе или Рамалле, чтоб там получал. Или без высочайше-государственного напутствия нельзя было? И его благодарили власти? Жал руку президент? И сам товарищ Беннет вручил ему презент!

      • Эдмонд Сарно на

        Ривка, отвечаю этим текстом на ФБ:
        Соплеменники, мы вполне благополучно отметили знаменательную дату нашего государства!
        Следовало понимать заранее, что ВСЕ наши «закляттые друзья» как унутренние, так и внешние, постараются омрачить наш праздник любым способом.
        Что собствено и произошло, памятуя о действиях нашего литературного гения, БАГАЦа, спикера Кнессета, или действия религиозных экстремистов из иерусалимского квартала.
        О действиях внешних сил, в Газе, или где ещё, я уже и не говорю.
        Я понимаю возмущение многих моих друзей, тем, что ПМ Нетаниягу, или кто другой из офциальных лиц, НЕ реагировал в этот день ПУБЛИЧНО на аморальные действия ряда лиц, как официальных, так и нет.
        Но, посудите сами, эти «заклятые друзья» осуществляли свои аморалььные действия именно в рсчёте превратить празднование юбилея в политический скандал и, на мой взгляд, помочь им в этом было бы тактической ошибкой, позволившей бы им «перетянть одеяло» на себя!
        К счастью ни ПМ Нетаниягу, никто другой на этот замысел не повёлся.

      • Ben Yampolsky на

        Браво, Ривка! Прекрасно написано. Этого Гроссмана я не читал (и не буду; лучше перечитаю Василия Гроссмана), но уверен, что ему далеко до вас.

    • Яков Сегал - Иерусалим на

      К сожалению, евреи США, как община давно перестали быть опорой Израиля в США. Большинство из них левые — а значит наши недруги. После того как госсекретарь Обамы Джон Керри обнимался с министром иностранных дел Ирана, который незадолго до этого клялся уничтожить Израиль, после того, как 2-й номер в демократической партии США Сандерс обзывал нашу страну последними словами, 75 процентов евреев США проголосовали за Клинтон, предав жизненные интересы нашего народа. То что сохнут во главе со Щаранским выбрал ее, зная о ее антиизраильских взглядах, вызывает удивление. В США есть немало евреев, хотя и меньшинство, которые искренне поддерживают наш народ в борьбе за существование. Так нет, надо выбрать того, кто плюнет тебе в морду. Опорой республиканской партии и Израиля в США являются христиане-евангелисты к которым относится и нынешний вице-президент США.

  5. Isaak (Омск) на

    Каждый сходит с ума по-своему, в том числе и Гроссман. Я бы убийц моего ребёнка удавил собственными руками

    • Ривка Лазаревич

      Браво, Исаак! Так в Омске (не приведи, Господь!) и поступите, при случае.
      А сын Гроссмана, боевой офицер-танкист, погиб на войне в Ливане. Вряд ли известны его убийцы.

  6. Игорь Хентов на

    ПАМЯТИ ПАВШИХ в БОЯХ ИЗРАИЛЬТЯН

    Они миру дарили б свои открытия,
    Совершенствуясь в этом от раза к разу,
    Но, сгорев в одночасье, ушли в небытие
    В ослеплённой убийством, зловещей Газе.

    Кто молился, кто нет, но, борясь с оковами
    Лицемерия, подлости и цинизма,
    Были вечной Отчизны своей героями,
    И теперь между звёзд их сияют лица.

    Кто родился в Париже, а кто – в Бобруйске,
    Но у всех был в Израиле прочный якорь, и,
    Кто на чистом иврите, а кто по-русски
    Посылал изуверов к такой-то матери.

    Они жили б на радость любимым женщинам,
    Что рожали бы в срок сыновей и дочек,
    Только та, что кровавой косой увенчана,
    Роковой всё же сделала в судьбах прочерк.

    Что же, «око за око?» — Ни в коем случае,
    Только сто за одно, и нельзя иначе,
    Ведь клубятся, чернеют над миром тучи и
    Даже горы, поля и леса заплачут,

    Если вражья орда, схожа с воинством Ада,
    Уничтожит весь свод человечьих правил.
    …Спите мальчики. Просто живым было надо,
    Чтоб спасли вы не только страну Израиль.

  7. Марк Ралуцкий на

    Двойной позор еврейского национального движения и его внепарламентских политиков

    Слабость еврейского национального движения в Израиле заключена в одной формулировке

    Когда в ответ на вручение премии Израиля писателю Гросману после организации им » альтернативной церемонии памяти павших» мы говорим » позор правительству» , а не » позор нам »

    Кто нибудь из правых гражданских активистов удосужился подать иск в БАГАЦ против присуждения премии Гроссману?
    Прямо вчера . Даже сегодня
    С требованием нового обсуждения его кандидатуры в свете общественного возмущения его альтернативной церемонией памяти павших
    Ах , да . Мы же и эту церемонию гражданским иском не опротестовали

    Беннет и Натаниягу могли только отказаться лично вручать эту премию Гроссману
    И это на их совести
    Однако это никак не очищает совесть ни одного политика внепарламентского национального движения , ни его рядовых участников

    Хотя , картинка альтернативного Гроссмана , получающего премию из рук своих политических оппонентов , еще та картинка для его последователей

  8. Игорь Хентов на

    РОДНЯ

    История Израиля терниста:
    Пусть знает тот, кто этого не знал,
    Что ультралевый интеллектуал
    Сродни высоколобому нацисту.

  9. Элеонора Гевондян на

    ВОТ УЖЕ КОТОРЫЙ ПОСТ Я ПОСВЯЩАЮ ЭТОЙ АМОРАЛЬНОЙ ТЕМЕ АЛЬТЕРНАТИВНОЙ СКОРБИ. НУ ПОЧЕМУ МЫ ВСЕ ДОЛЖНЫ ДЕЛАТЬ ВИД, ЧТО НЕ ЗАМЕЧАЕМ, ЧТО КОРОЛЬ ГОЛЫЙ?! ПРИ ВСЁМ УВАЖЕНИИ К ЭРУДИЦИИ НАШЕГО РУКОВОДСТВА — НУ ВЕДЬ НЕСОМНЕННО, У БИБИ ВЫСОКОЕ IQ, ДА И БЕННЕТ ДОВОЛЬНО ОБРАЗОВАННЫЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК, ОСТАЛЬНЫХ ПЕРЕЧИСЛЯТЬ НЕ БУДУ — НЕ О НИХ И НЕ О ТОМ РЕЧЬ. ТАК НЕУЖЕЛИ НЕЛЬЗЯ ПРИЛОЖИТЬ СОВСЕМ НЕМНОГО УМСТВЕННЫХ УСИЛИЙ, ЧТОБЫ РАЗРУЛИТЬ СИТУАЦИЮ ДО УРОВНЯ НОРМАЛЬНОЙ?! НЕУЖЕЛИ МЫ ТАК И БУДЕМ ЖИТЬ ПО УКАЗКЕ НЕАДЕКВАТОВ?! ТОЛЬКО НЕ ГОВОРИТЕ МНЕ О ВСЕНАРОДНО ПРИЗНАННЫХ ГЕНИЯХ ЛИТЕРАТУРЫ И ПРОЧИХ, ПОТОМУ ЧТО ВСЕ ПОМНЯТ НОБЕЛЕВСКИХ ЛАУРЕАТОВ ТИПА АРАФАТА И ОБАМЫ. ДА И РЕЧЬ ИДЁТ О ВРЕМЕНИ И МЕСТЕ ЭТОЙ БЕССОВЕСТНОЙ АКЦИИ. НУ ПРАВДА, ПОЧЕМУ МНОГОСТРАДАЛЬНЫЙ НАРОД ИЗРАИЛЯ ДОЛЖЕН ПРЕДОСТАВЛЯТЬ СВОЮ ТЕРРИТОРИЮ ДЛЯ ИЗВЕРЖЕНИЯ ЗЛОБЫ НЕНАВИСТНИКОВ ИЗРАИЛЯ, ТО БИШЬ СКОРБИ?! СКОРБИ, ЧТО МЫ С ВАМИ ЕЩЁ ЖИВЫ И, ЧТО НЕМАЛОВАЖНО, В СВОЕЙ СТРАНЕ!

    «Кто сказал, что доказывать принципы надо только и исключительно на нашей территории? Поезжайте в Дженин, отправляйтесь в Шхем, обнимитесь в Калькилии, на худой конец! Что ж вы всех в Тель-Авив-то тащите?

    Однако, это мы перегнули палку. Не едет Гроссман в Рамаллу, поскольку там единение с врагами его сына чревато убийством самого мироносителя. Того и гляди, линчевать могут, не вдаваясь в убеждения и призывы известного мигрантолюба и арабофила. А потому Гроссман и иже с ним считают своим долгом законодательно, через БАГАЦ раскрывать объятия скорби исключительно на безопасной израильской территории.

    При этом считаться с чувствами большинства народа, с чувствами тех, кто не желает видеть у себя ненавидимых врагов, источник вечной боли, виновников гибели наших сыновей — с этими чувствами скорбящий отец Гроссман считаться не желает. Очевидно, его скорбь более скорбная.

    Он же — элита, большой писатель, лауреат. А остальное население Израиля не доросло, его чувства никаким гроссманам не интересны.

    И вот в таком случае я поворачиваюсь спиной к этому отдельно взятому отцу, оплакивающему потерю сына. Потому что боль от потери всех, кто пал в войнах и терактах, пережитых Израилем, стучит в моем сердце. И я разделяю эту боль со своим народом — а не с его врагами.»

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Notice: Unknown: failed to delete and flush buffer. No buffer to delete or flush in Unknown on line 0