Свистопляска вокруг документов Байдена

Фото: nytimes.com

Фото: nytimes.com

Историю с обнаруженными в разных местах работы и проживания Джо Байдена секретными документами смело можно назвать национальным скандалом в развитии, а пока свистопляской, в которой уже в избытке осуждающего свиста и пляски во спасение репутации нашего 46 президента.

Все сходятся во мнении, что этим документам совсем не место там, где их нашли, тем более что на этот счет есть несколько федеральных законов. Сначала стало известно, что 2 ноября прошлого года, за неделю до промежуточных выборов, адвокаты президента, проводя ревизию его бумаг, нашли в запертом шкафу вашингтонского Центра изучения дипломатии и международного взаимодействия имени Байдена при Университете штата Пенсильвания (Penn Biden Center for Diplomacy and Global Engagement) с десяток документов с грифами различной степени секретности, среди которых были доклады нашей разведки и материалы брифингов, касающиеся Украины, Ирана и Великобритании.

Через несколько дней, в самом начале поднявшейся свистопляски, стало известно, что в кладовой при гараже дома Байдена в Уилмингтоне, штат Делавэр, рядом с его машиной Corvette Stingray 1967 года, нашлось еще несколько документов с грифом ограниченного доступа, а еще одна такая страница оказалась в соседней комнате. По закону все подобные и другие документы наших президентов могут в итоге поступить в их мемориальные музеи-библиотеки, но до этого и с разрешения на это должны быть переданы в Национальный архив, чего Байден пока не сделал. Республиканцы немедленно вспомнили аналогичный и совсем недавний случай с такими документами, которые нашлись во флоридском поместье экс-президента Трампа, куда 8 августа прошлого года агенты ФБР явились с ордером на обыск и изъяли 11 комплектов. Вскоре после этого президент Байден назвал поступок Трампа верхом безответственности, граничащей с угрозой национальной безопасности. А теперь выяснилось, что и он не лучше. По этому поводу осуждающий свист республиканцев перешел в возмущенный рев, а Трамп заявил, что в дом Байдена мог наведываться кто угодно. Всенародно и практически единогласно признавалось, что демократы знали об этом до промежуточных выборов, но промолчали, так как это могло помешать их успехам.

Кевин Маккарти, новый спикер Палаты представителей, которая с 3 января заседает под контролем республиканцев, 12 января заявил, что «мы наблюдаем за тем, что произошло с президентом Соединенных Штатов. Не в первый раз, а… в двух разных локациях. Секретная информация вот так просто раскрывается… Я думаю, Конгресс должен это расследовать». А 15 января спикер добавил, что «граждане США не доверяют правительству, так как им не были показаны фотографии секретных документов, которые нашли дома у президента Джо Байдена… Вы видели утечку фотографий документов, найденных у [бывшего] президента [Дональда] Трампа. Где фотографии документов, найденных у президента Байдена? Где эти фотографии? Он знал о них, когда шел на выборы и давал интервью. Вот почему США не доверяют своему правительству». В тот же день новый председатель комитета Палаты представителей по надзору за работой правительства республиканец Джеймс Комер в письме руководителю аппарата Белого дома Рону Клайну потребовал предоставить списки посетителей дома президента Байдена в Уилмингтоне, пояснив, что «без списка лиц, посещавших его резиденцию, американский народ никогда не узнает, кто имел доступ к этим весьма секретным документам».

За три дня до этого министр юстиции Меррик Гарланд, вняв совету покойного Лаврентия Берии, что лучше перебдеть, чем недобдеть, хотя бы напоказ, назначил бывшего федерального прокурора Роберта Хёра независимым расследователем того, как Байден обращается с секретными документами, и кто ходил к нему в Белый и другие дома. Умеренного республиканца Хёра в свое время назначил президент Трамп, и это, конечно, был мудрый выбор Гарланда, который в то же время мог ожидать от него объективности оценок таких действий Обамы и Трампа. В ноябре министр Гарланд назначил федерального прокурора Джека Смита независимым расследователем обращения экс-президента Трампа с секретными документами, которые нашли у него в поместье Мар-а-Лаго.

Верноподданная Байдену Русская служба «Голоса Америки» 15 января сообщила, что «закон не требует, чтобы президенты раскрывали информацию о посетителях своего дома или Белого дома. Администрация Байдена восстановила раскрытие информации об официальных посетителях Белого дома и опубликовала первую партию записей в мае 2021 года. Ранее Дональд Трамп приостановил эту практику вскоре после вступления в должность президента в 2017 году». Далее «Голос Америки» сообщил по-русски, что «покидающий пост председателя комитета Палаты представителей по разведке демократ Адам Шифф заявил, что Конгресс должен запросить оценку разведывательного сообщества о том, ставили ли под угрозу национальную безопасность какие-либо документы, найденные у Трампа или Байдена», но добавил, что в интервью каналу ABC Шифф сказал, что, «не располагая всеми фактами, мы едва ли можем исключить такую возможность».

Джонатан Терли. Фото: usatoday.com
Джонатан Терли. Фото: usatoday.com

Весь минувший уикенд эфир основных телеканалов был забит комментариями ведущих и их гостей на эту тему, изредка уступая восторгам от предстоящего Дня памяти чернокожего правозащитника Мартина Лютера Кинга, родившегося 15 января 1929 года и убитого 4 апреля 1968.

В субботу на канале Fox News появился Джонатан Терли, профессор права столичного Университета имени Джорджа Вашингтона, который предположил, что Белый дом решил не принимать события в связи с документами Байдена всерьез. «Самые последние разоблачения, — сказал профессор, — подрывают мантру Белого дома, будто это президент, который ‘очень серьезно относится к секретным документам’, а насколько известно, за два месяца после первой находки команда Байдена не завершила своих поисков, и страшно подумать, как президент Байден работал при таком несерьезном отношении к секретным документам.

16 января профессор Терли развил свою мысль о «мантре» Белого дома в статье на страницах газеты The New York Post, отметив, что «четвертый комплект» найденных у Байдена секретных документов еще больше подрывает утверждение о его якобы серьёзном отношении к ним. Первым следует считать найденное в Вашингтонском центре, второй нашли в гараже при доме Байденов в Уилмингтоне 20 декабря, третий — в смежной комнате 11 января и четвертый — всего одну секретную страничку, — на следующий день, после чего в Белом доме сообщили, что поиски завершены. Это не так, считает Терли и предлагает копнуть глубже в 2017 год, когда Байден покинул Белый дом (найденные сейчас документы относятся к годам его вице-президентства) и предложил разобраться с возможно секретными документами не агентам Секретной службы или ФБР, а своим личным адвокатам. Это важно, считает Джонатан Терли, так как личные адвокаты избавят от вопросов, куда отсылались эти документы и кому они принадлежали. Не менее любопытно, был ли у адвокатов Байдена допуск к секретным документам или их устраивал только гриф на обложке? Его адвокат Ричард Собер, которого называют «специальными юрисконсультом президента», сказал, что у него такой допуск есть, а у других адвокатов нет, но последний документ нашел именно он.

В общем, заключает профессор Терли, возникает та же проблема контроля, что с электронной перепиской бывшего Госсекретаря Хиллари Клинтон и, следует признать, экс-президента Трампа. Помощь частных адвокатов, гарантирует конфиденциальность отношений с ними (если речь не идет об уголовных преступлениях), тогда как федеральные агенты обязаны давать показания по любому случаю.

«Ключом к любому расследованию, — написал Джонатан Терли,— станет цепочка надзора за документами с 2017 года, когда вице-президент Джо Байден покинул свой офис в западном крыле Белого дома. Как все эти документы оказались там, где их позже нашли, знают только его личные адвокаты, и автор напоминает, что в случае с обыском флоридского поместья Трампа ФБР критиковали за то, что обнаруженные в специальной комнате секретные документы были сфотографированы, а эти снимки «утекли» в СМИ, чего в данном случае нет и в помине. Суть в том, заключает автор, что, в отличие от агентов ФБР, личные адвокаты Байдена действуют не в интересах государства, а в его личных интересах. Еще одну проблему Терли видит в том, что секретные документы обычно хранятся в крепких папках с красными или желтыми полями и крупными черными грифами степени секретности. В Мар-а-Лаго у Трампа было именно так, а в доме Байдена они могли быть вынуты из папок, и это, прежде всего, означает, что их читали посторонние. Дональд Трамп сгоряча предположил, что это были китайцы или Хантер Байден, который, как твитнул Трамп, «при его тесных связях с Китаем, Россией и Украиной был вхож в гараж (отца)».

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 1, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Александр Грант

Автор Александр Грант

Нью-Йорк, США
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *