Больно, еще больнее

Federal Reserve Chair Jerome Powell speaks during a news conference, Tuesday, March 3, 2020, to discuss an announcement from the Federal Open Market Committee, in Washington. In a surprise move, the Federal Reserve cut its benchmark interest rate by a sizable half-percentage point in an effort to support the economy in the face of the spreading coronavirus. Chairman Jerome Powell noted that the coronavirus "poses evolving risks to economic activity." (AP Photo/Jacquelyn Martin)

В рамках борьбы с инфляцией Федеральный резерв объявил об очередном, третьем по счёту, повышении учетной ставки на 75 пунктов или 0,75%. Поможет ли заявленная мера обуздать инфляцию, учитывая стремление Байдена купить голоса избирателей выбрасывая на ветер триллиона долларов, но повышение учетной ставки гарантировано угрожает замедлением экономического роста и весьма болезненно отразится на семейном бюджете миллионов граждан, а также на мелких и средних бизнесах.

Повышение учетной ставки на три четверти процента в июне, июле и сентябре является самой агрессивной мерой, начиная с 1994 года, и это показывает, насколько серьезно Центробанк относится к инфляции, хотя еще весной министр финансов Дженнет Йеллин утверждала, что инфляции нет, или она временная, а в начале сентября президент Байден в своем долгожданном интервью объявил, что инфляция в 8,4% — вещь незначительная, а рецессии, как мы помним, и вовсе нет.

Сентябрьское повышение отнюдь не последнее. Федеральный резерв подготовил почву для дальнейшего повышения ставки до конца года. Ставка может возрасти до 4,4% к концу года. В 2023 году ставка поднимается до 4,6%, а потом начнет медленно снижаться в начале 2024 года до 3,9% в 2023 и 2,9% в 2025 году.

Минфин играет между Сциллой инфляции и Харибдой рецессии. Желая избежать одного монстра, они будят второго. Впрочем, рецессия уже здесь, хотя Белый дом отрицает ее наличие.

«Мы должны избавиться от инфляции, — заявил председатель Федерального резерва Джером Пауэлл. – Мне хотелось, чтобы был безболезненный способ ее обуздания, но его нет».

До сих пор предпринимаемые Центробанком меры к желаемому результату не привели, напротив, в августе инфляция выросла с 8,3 % до 8,4%, на что Джо Бай1ден сказал: «Подумаешь, 0,1 процента».

Инфляцию почувствовали все – домовладельцы, у которых резко возрасти выплаты по ипотеке, и жильцы, живущие на съеме. Мы почувствовали это на автозаправке, мы увидели счета за коммунальные услуги, счета в продуктовом магазине. В целом, все предпринимаемые меры пока вели только к повышению цени, и не только в Америке. Политика Федерального резерва США напрямую отражается на решениях, принимаемых Центробанками других стран. По крайней мере, Канада полностью идет в фарватере американской финансовой политики.

Экономисты и Уолл-Стрит предсказывают, что агрессивное повышение учетной ставки приведет к сокращению экономики в этом или 2023 году. Дело в том, что высокий ссудный процент заставит предпринимателей урезать расходы. Если владельцы предприятий покупали помещения для бизнеса, то им они увидели, что ссудный процент по ипотеке удвоился и достиг 6%, а займы по кредитной карте теперь стоят 20%. Соответственно, не все бизнесы смогут вынести такую финансовую нагрузку.

Если ранее Пауэлл говорил, что возможна «мягка посадка», что-то среднее между агрессивной борьбой с инфляцией и предотвращением падения производства, то сейчас ни о какой «мягкой посадке» речи не идет.

«Шансы на мягкую посадку скорее всего уменьшатся, так как эта политика предполагает значительные ограничения на длительный срок, — сказал Пауэлл. – Тем не менее, мы твердо намерены снизить инфляцию до 2%. Мы полагаем, что отказ от стабилизации цен будет слишком болезненным».

Безработица к концу следующего года возрастет до 4,4%, а экономический рост в 2023 году составит всего 1,2%.

Разговоры о «стабилизации цен» могут обмануть лишь школьников. Мы все знаем, что сбить цены практически невозможно, о чем в 1970-е годы говорил тогдашний председатель Федерального резерва Пол Фолькер.

Дэвид Рубинштейн, инвестор и основатель Carlyle Group, считает, что нормализовать цены будет чрезвычайно трудно.

Были ли какие-либо основания для такого катастрофического обрушения экономики в 2019 – 2020 годах, когда благодаря экономической политике президента Трампа в стране начался экономический подъем?

Мы все знаем, что экономика была обрушена искусственно в рамках борьбы с ковидом и президентом Трампом заодно. Сейчас, когда Дональд Трамп превратился в самого преследуемого политика в стране, Джо Байден объявил об окончании ковида, хотя от этой инфекции в стране еженедельно умирает 4000 человек.

Уходящий в отставку директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний доктор Антонио Фаучи признал, что ему было известно, что проталкиваемая им «драконовская» политика по обузданию ковида неизбежно приведет к «сопутствующим негативным последствиям для экономики и школьников».

В интервью для редактора издания «Атлантик» Росса Андерсена он прямо сказал, что, давая «драконовские» рекомендации, он прекрасно осознавал грядущий «сопутствующий ущерб».

В том, что его меры не нравились населению, он обвинил социальные сети, сеявшие раздрай в обществе, но все предлагаемые им меры, включая локдауны, ношение масок и вакцинацию были оправданы, так как они снимали нагрузку с больниц.

«Разумеется, когда вы даете рекомендации, если ваша основная цель – снять нагрузку с больниц в ситуации, когда в Нью-Йорке больницы переполнены, отделения реанимации уже располагаются в коридорах, то приходится предпринимать нечто драконовское, — признал доктор Фаучи. — И иногда, когда вы делаете драконовские вещи, то они имеют сопутствующие негативные последствия, когда вы что-то закрываете, даже временно, то это оказывает сильное отрицательное влияние на экономику, на школьников. Вы это знаете».

Конечно, мы это знаем. По данным Минпроса США, из-за локдаунов и дистанционного обучения школьников «произошло самое большое снижение оценок по чтению, начиная с 1990 года, и первое самое большое снижение оценок по математике».

Для школьников два года потеряны безвозвратно. А что ждет их родителей?

Рынок жилья рухнет, потому что кто же будет покупать дома сейчас пери таком высоком ссудном проценте. Мы помним, к чему привело обрушение рынка жилья в Америке в 2008 году.

Далее идут пенсионные фонды и инвестиции. Фондовые рынки сейчас лихорадит, акции падают, накопления тают.

А президент Байден? Честно говоря, он давно уже не справляется с домашними финансами, не только с госбюджетом, но одно он прекрасно знает – перед выборами необходимо объявить о принятии закона о раздаче слонов для социально близких слоев населения, и они опять ща вас проголосуют.

, , , , ,

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 7, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Виктория Вексельман

Автор Виктория Вексельман

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *