Испытание верности

Screenshot_17

Тора перечисляет обязанности трех родов из колена Леви — Кегата, Гершона и Мерари — в храмовой службе. Моше проводит их перепись. Общее число левитов «трудоспособного» возраста от 30 до 50 лет составило 8580 человек. Если человек сознается в краже чужого имущества после того как он отрицал это в суде, он должен вернуть все сполна, добавив пятую часть стоимости, и принести искупительную жертву в Храме. Если владелец краденого умер, не оставив наследников, все имущество и штраф получает священник-коэн. Если муж заподозрил жену в измене, она получает статус «сота» и подвергается строгой проверке в Храме. Коэн дает ей специальное питье. Если женщина невиновна, напиток не причинит вреда. Но если она действительно вступала в близость с чужим мужчиной, ей уготована мучительная, сверхъестественная смерть. Человек, «посвящающий себя Б-гу воздержанием» становится назиром (назареем). В течение определенного срока он не ест винограда, не пьет вина и виноградного сока, не стрижется и не бреется, не приближается к трупам. По истечении срока посвящения назир должен обрить голову и принести жертвы в Храме, после чего он может вернуться к нормальной жизни. Если назир по какой-то причине прервал свой обет, то после бритья головы и принесения искупительных жертв он должен начать все сначала. Коэнам заповедано благословлять евреев особой формулой. Строительство переносного Храма, Мишкана, завершено, и первого нисана во второй год после Исхода проводится его освящение. Главы всех колен жертвуют повозки с быками для транспортировки Мишкана и его утвари, а также приносят одинаковые дары: золотые и серебряные изделия, жертвенных животных, благовония и хлебные приношения.

***

«Если чья-либо жена совратится, и поступит с ним нечестно…» (5:12).

Перед рассказом об испытании замужней женщины на верность своему мужу с помощью вод «сота» Тора приводит, на первый взгляд, странное положение: «Если человек передаст что-либо коэну, то ему самому оно будет принадлежать» (5:10). 

Это значит, что человеку, щедро выделяющему десятину от своих доходов, не грозит разорение. И наоборот, если кто-то пожадничает, не выделит коэну причитающуюся долю, то со временем он приведет к нему свою жену на унизительную проверку. 

Механизм этой зависимости прост и логичен. Скаредный человек неизбежно обеднеет, и жена начнет подозревать его в неверности, в том, что он растратил семейное имущество на проституток, как сказано в «Мишлей» (Притчах царя Шломо): «Кто дружит с блудницами, тот расточает богатство» (29:3). В отместку она сама, возможно, заведет роман на стороне — не боясь последствий. Ведь если муж начнет ревновать ее и приведет к коэну на проверку горькими водами, она будет уверена, что напиток ей не повредит, поскольку ее муж сам грешен, а в таких случаях, как известно, неверная жена избавляется от наказания свыше. 

Но ведь он-то знает, что его разорили не проститутки, а собственная жадность. Короче, напиток «сота» подействует: у его жены «вспучится живот, и опадет бедро», и она умрет в страшных муках. И он будет виновен в ее смерти.

Семейное дело

«Если чья-либо жена совратится…» (5:12). Полтора века назад в одном гениальном еврейском мозгу родилась блестящая мысль. Схематично она выглядела так: человек отделен от своего ближнего широкой пропастью под названием частная собственность. Если я владею какой-то вещью, это значит, что ты не можешь ею владеть. В каком-то смысле мое право собственности на эту вещь «обкрадывает» тебя. Короче, частная собственность — это воровство, грабеж. Если создать общество, в котором каждый будет владеть всем, то в нем не будет грабежа, и никто никому не будет завидовать. Поэтому надо экспроприировать капитал, отобрать его у правящей элиты и вернуть народу.

Сей коммунистический идеал породил целый ряд социальных экспериментов. Самые известные из них — колхоз в Советском Союзе и кибуц в Израиле. При разном историческом опыте и практическом успехе или неуспехе этих образований, организационная основа у них одна и та же: вся собственность принадлежит коллективу; каждый его член отдает в общий котел все, что имеет, и получает то, в чем нуждается. 

В Китае пошли еще дальше. Там в каждой коммуне действовал собственный административно-экономический центр, державший под контролем рабочую силу и средства производства. Он обеспечивал централизованное управление промышленностью, торговлей, образованием, сельским хозяйством и армейскими частями. Работники жили вместе и совместно выполняли промышленные и сельскохозяйственные задания, обеспечивая нужды армии. Коммуне принадлежали детские ясли, бани, парикмахерские и прочее. Зарплаты и поощрительные выплаты контролировались государством. Вся продукция сбывалась через государственные учреждения. В обществе царило равенство. Так великий принцип «От каждого по способностям, каждому по труду» осуществлялся на практике. 

Казалось, что прогрессивное человечество на деле осуществило вожделенную утопию. Мечта стала явью. 

Но что случилось сегодня с этой мечтой? Колхозы исчезли; коммуны разваливаются; кибуцы разоряются или превращаются в доходные капиталистические предприятия. Почему обанкротилась столь благородная, на первый взгляд, идея?

Причин много. Одна из них — пренебрежение ролью семьи в обществе. Во многих кибуцах и коммунах дети спали не дома с родителями, а в общих спальнях. Представьте себе: ребенок просыпается среди ночи и плачет: «Мамочка, я пить хочу». Кто принесет ему стакан воды? Может ли няня заменить своим маленьким подопечным родную мать? (Возможно, поэтому в Израиле немало людей с явно выраженными неврозами. Спросите их, не в кибуце ли они родились.)

В сегодняшнем разделе можно заметить странную сюжетную аномалию. Тора прерывает рассказ об организации еврейского походного стана и правилах поведения в нем, чтобы сообщить нам заповедь под названием «сота». «Сота» — это положение, в котором оказывается женщина, спровоцировавшая ревность мужа своим поведением и вынудившая его заподозрить супружескую измену. В этом эпизоде описан сверхъестественный метод выяснения истины: если женщина невиновна, к ней возвращается доверие мужа — семья спасена. Но какая связь между «сотой» и походным станом сынов Израиля? 

Походный стан («махане») был прообразом общественной структуры еврейского народа на все будущие времена, и заповедь «сота» включена в описание стана, чтобы преподать нам важный урок: гармония общества во многом зависит от здоровья его первичной ячейки — семьи. Если в семьях царят доверие и счастье, то и общество счастливо. 

Любые попытки нарушить этот тонкий баланс, навязать утопическую концепцию внутрисемейным отношениям, разрушить единство мужа и жены, родителей и детей неизбежно приведут к краху даже самых благородных идей, к банкротству осуществленной мечты.

Присмотритесь к еврейской национальной эмблеме, шестиконечной звезде «маген-давид» (щит Давида). Она состоит из двух наложенных друг на друга треугольников: один вершиной вверх, другой вершиной вниз. Эти треугольники, перевернутые относительно друг друга, символизируют женщину и мужчину (ими помечают, например, женские и мужские помещения). «Маген-давид» соединил их. Ведь семья, союз противоположных полов, занимает центральное место в еврейской традиции.

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 3, средняя оценка: 4,33 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Нахум Пурер

Автор Нахум Пурер

Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *