Главная битва — впереди

Материалы сайта www.evrey.com


23 мая  Высший суд справедливости (БАГАЦ) вынес беспрецедентное решение, согласно которому принятая Кнессетом поправка к Основному закону квалифицируется как “превышение его полномочий” (!!! — evrey.com).

Речь идет о 50-й поправке, в которой Кнессет расширил границы бюджета на 11 миллиардов шекелей.

По мнению судей, не всякое постановление Кнессета, “лишенное характеристик Основного закона”, может считаться поправкой к Основному закону.

Данное решение было принято большинством судей Верховного суда, разбиравших дело. Шесть из них, включая председателя БАГАЦа, судью Эстер Хайют, высказались за это решение, трое, принадлежащие к консервативному меньшинству в Верховном суде — Ноам Солберг, Давид Минц и Йосеф Эльрон — проголосовали против.

 

Несмотря на то, что решение БАГАЦа носит “декларативный характер” (правительство уже распалось, а Кнессет 23-го созыва распущен), оно вызвало настоящую бурю в политической и общественной жизни Израиля. И буря эта — явно не беспочвенна. И в самом деле. Данное постановление  БАГАЦа — прямое, на самом высоком уровне, вмешательство Верховного суда в суверенный законодательный процесс, осуществляемый депутатами Кнессета, в свою очередь, представляющими всех граждан страны. Впервые с момента принятия Основного закона БАГАЦ позволяет себе устанавливать законность или незаконность самого закона либо поправок к нему, ставших его интегральной частью.

Следует особо отметить, что многие юристы еще относительно недавно не считали сколь-нибудь серьезными опасения, касающиеся намерения Верховного суда по своему усмотрению отменять либо изменять Основные законы (заменяющие в Израиле Конституцию). Эти юристы вполне справедливо указывали, что, посягнув на Основные законы страны, БАГАЦ, таким образом, может посягнуть и на собственный статус, ибо законодательная база создания и деятельности самого БАГАЦа — как раз один из Основных законов. По логике вещей, никакое учреждение не может контролировать те законы, на основании которых оно создано.

Но это — логика, которая в последнее время, увы, все реже и реже просматривается в решениях Верховного суда и других правоохранительных инстанций.

Достаточно вспомнить недавнее постановление прокуратуры, также глубоко возмутившее всю страну — об отказе от предъявления обвинений в “преступных действиях, совершенных по националистическим мотивам”, банде арабов, участвовавших в линче в Яффо.

Тогда арабы жестоко избили местного еврейского жителя, который прогуливался с собакой возле дома и осмелился заснять на мобильный телефон погром, учиненный арабами на улицах Яффо.

Так вот, прокуратура еврейской страны сочла “националистические мотивы” избиения “недостаточно очевидными”, так как следствие установило, что в какой-то момент, подвергшийся нападению израильтянин, “на котором не было элементов одежды, позволявших понять, что он еврей”, заговорил с арабскими погромщиками “на английском языке”.

Эти обстоятельства, по мнению прокуратуры, могли стать причиной того, что погромщики не поняли, что перед ними — еврей. И они били пострадавшего палками, руками и ногами  исключительно потому, что их “сильно возмутило”, этот человек их снимал (!)

Этот вывод прокуратура сделала, несмотря на совершенно очевидный “фон” данного преступления — когда в Яффо и других городах арабское население совершало нападения на синагоги, на еврейские дома, на прохожих-евреев.

Надо отметить, что израильская прокуратура и суды, как правило, весьма чувствительны к “сопутствующим обстоятельствам” преступления. Особенно — когда в “националистических действиях” нужно обвинить еврея.

Нетрудно представить себе, какой шквал возмущения поднялся бы в левой израильской прессе, если бы прокуратура отказалась считать “преступлением, совершенным на националистической почве” нападение еврейских уголовников в Бат Яме на араба — на том основании, что избитый “говорил на иврите и английском”.

В Израиле, к слову сказать, очень легко отличить израильтянина от иностранца, даже если израильтянин говорит на английском. Ощутимый “израильский акцент” нельзя ни с чем спутать. Именно с таким акцентом говорил по-английски пострадавший а Яффо в интервью, которое он дал после нападения.

Однако все эти “нюансы” не произвели впечатления на израильскую прокуратуру, явно решившую пожалеть арабских головорезов, едва не убивших еврея в Яффо: в случае предъявления обвинения в “националистическом нападении” тюремные сроки, грозившие арабским бандитам, возрастают, как минимум, вдвое. 

 

То, что в последнее время происходит в правоохранительной и судебной системе Израиля, все более напоминает опасный нарыв, которым не занимались долгие годы, а сегодня он угрожает безопасности страны и нормальному функционированию органов власти.

Не случайно спикер Кнессета Ярив Левин после оглашения вердикта БАГАЦа заявил, что речь идет о «чудовищном решении, лишенном каких-либо оснований».

— Мы стали свидетелями, — подчеркнул он, — безумного акта, когда шестеро человек, прикрывающиеся судейскими мантиями, совершают конституционный переворот. — Это решение противоречит основным принципам власти народа и разделения звеньев власти.

Многие комментаторы не без основания видят в якобы «чисто декларативном»  решении БАГАЦа «пробный шар», который в дальнейшем позволит судьям Верховного суда расширить данную практику и издавать вердикты, парализующие вполне актуальные и важнейшие для еврейской страны законы. Такие, например, как Закон о национальном характере государства Израиль, тоже имеющий статус Основного закона, что раньше, по мнению многих, считалось надежной защитой от посягательств БАГАЦа…

Сегодня ни у кого такой уверенности больше нет.

Мало этого, под вопросом отныне даже планы законодателей из правого лагеря «обуздать» разошедшуюся судебную систему Израиля, все более активно подминающую под себя законодательную и исполнительную власть в стране.

Раньше надежды на коренные изменения в этой сфере возлагались на принятие Кнессетом  Основного закона о преодолении вердиктов БАГАЦа (с помощью специальной парламентской процедуры повторного голосования по «забракованному» судом закону, которое отменяло бы спорный судебный вердикт).

Сегодня, в свете последних решений БАГАЦа, становится ясно, что битва законодателей с Верховным судом, узурпировавшим властные полномочия всех остальных ветвей власти — будет намного труднее и сложнее. И исход этой битвы будет зависеть от многих привходящих факторов.

Ясно одно: шансы выиграть эту судьбоносную для будущего еврейского государства борьбу у Израиля будут лишь в том случае, если страну возглавит дееспособное, настроенное на самые срочные и решительные действия правое правительство. Только такое правительство сможет, наконец, добиться коренных изменений «в  самом сердце» судебной системы.

Имеем в виду порядок избрания судей Верховного суда, который должен как можно скорее перейти в полное ведение законодательной власти. Как это происходит, например, в США, где кандидатуры судей обсуждаются верхней палатой Конгресса, а утверждаются лично президентом.

При этом главное препятствие к созданию и функционированию здоровой судебной системы — глубоко укоренившаяся в сознании даже правых политиков фундаментальная ложь о том, что «правосудие — выше политики» и что с политизацией судов необходимо бороться как с вредным явлением.

Этот постулат полностью парализует борьбу правого лагеря с левым судебным произволом. По той причине, что, лишая правых каких-либо инструментов влияния на выбор судей — левые располагают полной свободой в деле фактической политизации судов в выгодном им направлении.

Правда же состоит в том, что сказка о «независимом суде», не опускающемся до «низменной политики» — очередная и весьма опасная леволиберальная утопия.

Любой судья, будучи сознательным, взрослым человеком, с собственной гражданской позицией — не может оставаться «вне политики». Особенно — когда ему приходится решать проблемы, тесно с нею связанные.

В этой ситуации политизация суда нуждается не в отрицании и осуждении, но — в контроле и правильном «использовании». И здесь гражданская позиция судьи, его политические взгляды, его подход к важнейшим общественным проблемам — неотъемлемая часть его судебного багажа, подлежащего самому серьезному взвешиванию и оценке и имеющего решающее значение при его назначении.

Разным политическим лагерям по-разному видится «правильное направление». Но для того и существует механизм общенародных выборов в Кнессет — чтобы была возможность сформулировать общенациональную позицию. Именно по итогам выборов общество, через своих депутатов в Кнессете, окончательно ее формулирует.

Одним из результатов выработки такой позиции должен стать соответствующий этой согласованной общественной позиции выбор кандидатов в судьи Верховного суда.

Таким образом, если общенациональный дискурс, как сегодня это происходит в Израиле — правый, это может и должно найти отражение в выборе кандидатур судей.

Это, казалось бы, само собой разумеется. И лишь плотная «дымовая завеса» изощренной левой демагогии способна (как это, увы, происходит в Израиле) — скрыть этот очевидный факт.

Таким образом, не только слушания в Кнессете по поводу кандидатур новых судей, но и решительное отторжение политиками правого лагеря лживой идеи поиска «политически нейтральных» судей — могут вытащить Израиль из того болота левого судебного и прокурорского (две эти сферы тесно связаны) произвола, в котором сегодня завязла еврейская страна…


Оцените пост

Notice: Undefined variable: thumbnail in /home/forumdai/public_html/wp-content/plugins/wp-postratings/wp-postratings.php on line 1176
Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 4, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Блог новостей из Иерусалима

Автор Блог новостей из Иерусалима

Израиль
Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *