Интервью отпускаются только небелым

Clip2Net Menu_210526201931ddddddd

Лори Лайфут Фото: gdb.voanews.com

В среду Лори Лайтфут, то есть Легкостопая, первая в истории Черная и первая лесбиянка на посту мэра Чикаго, второго по числу жителей и первого по числу убийств города Америки, позволила нам заглянуть в наше близкое будущее.

Оно разительно напоминает картину, изображенную в 1958 году Владимиром Уфляндом в пророческом стихотворении «Меняется ли Америка?»

Последнее его четверостишие звучит так:

И каждый Белый

Будет первый

При встрече с Негром

Негру кланяться.

Да чего там кланяться: уже на колено вставали. В минувшую среду Легкостопая сделала следующий шаг и заявила, что не будет давать индивидуальные интервью по поводу двухлетия своего правления белым журналистам, а будет давать лишь черным, коричневым и AAPI. Это «американцы азиатского происхождения» и «выходцы с тихоокеанских островов». Революции всегда порождают массу новых слов и увлекаются сокращениями. Инициатива Легкостопой вдохновила Такера Карлсона с «Фокса» на анализ одного слова, которое, по его мнению, «является сейчас организующим принципом Соединенных Штатов Америки». Это equity.

Автор пишет, что несколько месяцев пытался понять, что означает этот термин, который заменил у нас общеизвестное и понятное equality, то есть «равенство». В день своей инаугурации Джо Байден подписал Президентский указ № 13985, в котором всем органам федерального правительства Америки предписывалось установить equity. Карлсону, однако, казалось странным, что ни сам Байден, ни кто-то другой из его администрации не удосужился объяснить, что же это за зверь.

Журналист, по его словам, консультировался у лингвистов, рылся в пыльных фолиантах, копался по сусекам Интернета и, наконец, разобрался в значении этого понятия. «Оказывается, — писал он в четверг, — equity — это расизм… Мы имеем в виду расизм в буквальном смысле, в каком его употреблял Мартин Лютер Кинг: причинение вреда одним людям или споспешествование другим чисто в зависимости от их расовой принадлежности. Иными словами, предубеждение. Предрассудок. Ненависть. Вот что такое equity!».

Мне трудно себе представить, что 81 миллион американцев проголосовали за провозглашение equity организующим принципом нашей жизни. Сколько-то миллионов, конечно, проголосовали именно за это. Может, даже половина. Остальные не имели понятия, что именно им подсовывают.

Я только что прочел в «Уолл-стрит джорнэл» статью Агустуса Ховарда, который объясняет, почему английские лейбористы оказались сейчас в такой… луже, их вождь, социалист и юдофоб Джереми Корбин, слетел с должности, а вот его американские единомышленники правят балом в США.

По словам Ховарда, разница в том, что, идя на выборы, Корбин выступал с открытым забралом, обещая исполинские траты и левацкий внешнеполитический курс. Избирателям честно сулили национализацию железных дорог и коммунальных услуг, «бесплатное» верхнее образование и прочие коврижки. Как гордо заявил Корбин в своем предвыборном манифесте, он выдвигает «самую радикальную и амбициозную программу перестройки нашей страны на десятилетия».

Короче говоря, лейбористы вели сравнительно честную предвыборную кампанию. Избиратель отплатил им за честность, нанеся им в 2019 году грандиозное поражение.

Консерваторы проиграли в США отчасти из-за эпидемии ковида, а отчасти из-за того, что соцсети слишком поздно отказали Трампу от дома, и он продолжал отталкивать своми твитами придирчивых белых избирателей, уставших от четырехлетней нервотрепки и жаждавших спокойствия, которое сулил им полумертвый Байден. Но важнее было то, что демократы, по словам Ховарда, пристально наблюдали за событиями «на том берегу пруда» и усвоили уроки поражения Корбина.

Демпартия США благоразумно держала своих леваков под нарами — в отличие от сторонников Корбина, которых лейбористы опрометчиво спустили с цепи. Демократический истеблишмент начал с того, что обспечил Байдену его первую — и крайне важную — победу на праймериз (в Южной Каролине, где на выборы были мобилизованы полчища Черных).

После этого ряд относительно умеренных соперников Байдена неожиданно сошел с лыжни, освободив ему середину пути, но прогрессивная Элизабет Уоррен осталась. Этот маневр позволил Байдену обойти Берни Сандерса, который был сто лет известен американцам как социалист и поэтому не годился в лица партии.

Как пишет Ховард, демократы нашли в Байдене идеального зицпредседателя, которого не хватало лейбористам перед выборами 2019 года, и который был прикрытием для радикального нутра Демпартии. Демократы были такими же корбинистами, как британские корбинисты, но у американцев хватило ума натянуть на себя маскжилетики и изображать себя умеренными политиками. Ловкость рук и никакого мошенства.

Байден с первого дня пустился во все тяжкие, но его кукловоды продолжают мистификацию, отказываются называть катастрофу на границе «кризисом» и называют расходование триллионов на социалку тратами на «инфраструктуру». Легкостопая княжит не во всей стране, а в отдельно взятом Чикаго, и считает, что уже может позволить себе называть вещи своими именами.

Поэтому она отказывается давать интервью белым, объясняя, что чикагский журналистский корпус, а особенно его подразделение в мэрии, включает слишком много белых и мужчин.

Лайтфут проявила себя не только как расистка, но и как объективная женщина. Она признала, что некоторые белые журналисты талантливы и усердны, но в конце оговорилась: «Тем не менее они белые».

Легкостопая пожаловалась, что у нее нет времени просвещать белых сотрудников СМИ насчет «опасности и сложности безотчетного расизма», который, согласно критической расовой теории, присутствует от рождения у всех белых и выводится лишь посредством перевоспитания на северокорейский лад. Мэр города, в котором число убийств в прошлом году выросло на 50%, конечно, занята делами поважнее.

По мнению «Уолл-стрит джорнэл», расистская выходка Легкостопой вызвала мало критики, возможно, потому, что «в наши дни запрешено критиковать Черного политика, который использует расу как щит и меч».

Представляю, что было бы, если бы белая градоначальница отказалась давать интервью черным журналистам. Пока же расистке дал отповедь лишь один чикагский репортер Грегори Прэтт из «Чикаго трибюн», назвавшийся латиноамериканцем и отменивший запланированное в среду интервью с Легкоступой. Он вежливо попросил мэрию отменить дискриминационную меру против своих белых коллег, но получил отказ и «с уважением отменил интервью», потому что «политики не могут выбирать, кто их освещает».

Прэтт поступил достойно, но его последняя фраза неуместна, потому что политики имеют полное право выбирать себе собеседников. Но они не имеют права третировать целый класс людей на основании их пигментации.

«Опять же: это расизм, — пишет Карлсон. — Это безнравственно. Это также нарушение бесчисленных законов штата и федеральных. Мы все равны в глазах закона!».

Вспомнил: да ничего подобного. Десятки участников хулиганского захвата Капитолия, привлеченные в массе своей по пустячным статьям, продолжают гнить в вашингтонских одиночках, тогда как сотни прошлогодних погромщиков донашивают на свободе новые кроссовки. Минюст США снял обвинения с трети арестованных хунвейбинов, превративших Портленд в Гуляй-Поле.

Кроме Прэтта, никто из либеральных журналюг открыто не высказал возмущения по поводу расистской выходки Легкостопой. Мерзавку пока не осудил и никто из видных демократов, хотя они по идут в авангарде антирасистского переосмысления Америки.

18a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 29, средняя оценка: 4,86 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Владимир Козловский

Автор Владимир Козловский

Все публикации этого автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *