Почему ФБР квалифицировало теракт как самоубийство»

Clip2Net Menu_210428193626bbbbbbbb

Джеймс Ходжкинсон Фото: meduza.io

Еще до того как я начал писать о преступности и регулярно пересекаться с сотрудниками ФБР, у меня было романтическое представление об этом ведомстве, навеянное отчасти сочинениями Тома Клэнси, в одном из которых ФБР уподобляется монашескому ордену.

В детстве у меня было такое же представление о советской разведке, навеянное отчасти переводами западных книг о ней, которые идавались в СССР крошечным тиражом ДСП (Для Служебного Пользования) и которые я взахлеб читал дома у одноклассницы, чья мама, крупный аналитик НКВД Елена Модржинская, получала их на работе.

С годами я охладел к советской разведке, а сейчас постепенно разочаровываюсь в ФБР. Трудно было предположить, что если на нашем историческом этапе скурвливаются остальные американские ведомства, то ФБР почему-то не последует их примеру. И оно-таки последовало.

Одним из главных знамений его скатывания в левацкую помойку было то, что ФБР почти с самого начала знало, что Рашагейт был построен на соплях, но продолжло на голубом глазу расследовать эту фату- моргану, стреножа этим на каждом шагу администрацию Трампа. Другой пример только что приввел консервативный публицист Байрон Йорк в газете «Вашингтон экземинер».

14 июня 2017 года команда баскетболистов, состоявшая из членов республиканской фракции в Палате представителей США, тренировалась на стадионе в Вирджинии перед ежегодным благотворительным матчем. Житель Иллинойса Джеймс Ходжкинсон, ютившийся неподалеку в своем микровавтобусе, открыл по ним огонь из скорострельной винтовки и 9-миллиметрового пистолета.

Ходжкинсон тяжело ранил в бедро главу фракции Стива Скализа. Ранения получили также лоббист корпорации «Тайсон фудс» Мэтт Майка, тренировавший республиканцев, и полицейский из охраны Капитолия, приставленный к Скализа как к одному из руководителей Конгресса.

Другой охранник открыл ответный огонь и уложил стрелявшего, чьи мотивы, на первый взгляд, не оставляли сомнения. Ходжскинсон поддерживал Берни Сандерса и ненавидел республиканцев, особенно Трампа. «Трамп — изменник! — писал он в «Фейсбуке». — Он уничтожил нашу демократию! Пора уничтожить Трампа и Со!».

Стрелявший считал себя членом антитрампистского Сопротивления и вступил в фейсбучные группы «Прикончить Республиканскую партию!» и «Вступай в Сопротивление по всему миру!».

Он прибыл в Александрию задолго до побоища, отоварился оружием и разработал план расстрела республиканской фракции Конгресса. Когда он подъехал к стадиону, в кармане у него был список ее членов с приметами некоторых. Ходжкинсон не хотел случайно перестрелять свою фракцию и поэтому спросил у республиканца Джеффа Данкана, который уезжал с тренировки раньше других: кто сейчас тренируется на поле, демократы или республиканцы?

Данкан простодушно сказал, что республиканцы.

Короче, произошедшее имело все признаки запланированного теракта и, казалось бы, должно было квалифицироваться фэбээровцами как таковой. Как вдруг республиканец Брэд Уэнстрап, бывший на той же тренировке, сообщил, что ФБР, оказывается, квалифицировало расстрел его фракции как «самоубийство с помощью полицейского».

Уэнстрап узнал об этом поразительном решении главного следственного органа США на недавнем слушании в Палате представителей, на котором присутствовал в числе прочих его директор Кристофер Рэй. «Мы были ошеломлены, — говорит конгрессмен. — Мы просто рты открыли: «Что?!». Не может быть! Если вы хотите совершить самоубийство с помощью копа, вы идете с оружием на копа!». К тому же чины капитолийской полиции сидели в машине без опозновательных знаков, поэтому если бы Ходжкинсон даже действительно хотел напроситься на их пулю, он не знал бы, к кому обратиться.

Уэнстрап также отмечает, что ФБР не удосужилось снять показания с республиканцев, по которым стрелял Ходжкинсон. Не допросили они и Данкана, к которому тот обратился с вопросом. «Я спросил у них: «С кем вы беседовали?» — вспоминает Уэнстрап. — Они взяли мой номер, позвонили мне на следующий день, я им перезвонил, но больше ничего от них не слышал».

В кино изображают дело так, что фэбээровцы трясутся перед законодателями, без которых они быстро окажутся на мели, но тут мы узнаем, что ФБР видело их в гробу, или, по крайней мере, республиканцев.

Как замечает Уэнстрап, и министерство внутренней безопасности, и кацелярия директора национальной разведки квалифицировали расстрел республиканцев как «внутренний экстремистский акт с применением насилия». «А ФБР этого не сделало! — говорит он. — И не сделало до сих пор».

Конгрессмен напоминает, что беспорядки 6 января в Конгрессе повсеместно квалифицируют не только как теракт, но и как мятеж. В этом свете поведение ФБР просто непонятно. «Нападение (на участников тренировки) могло стать побоищем, — говорит он. — Нападающий, возможно, считал, что он может изменить в то утро расстановку сил в Палате представителей США».

Как пишет Йорк, республиканцам здорово повезло, что огаец Уэнстрап был тогда среди них. Доктор по профессии, он состоит в армейском резерве, служил хирургом в Ираке и поэтому оказал Скализу первую помощь, без которой тот мог бы лишиться жизни. На вышеуказанных слушаниях Уэнстрап вручил директору ФБР Рэю письмо с просьбой разобраться, по какой причине его люди назвали явный теракт «самоубийством с помощью полицейского».

Это было сделано, когда ФБР руководил его временный директор Эндрю Маккейб, в мои годы боровшийся в Нью-Йорке с русской мафией и опекавший видного ее члена Мани Чулпаева, мучившегося в программе по защите свидетелей и писавшего ему жалобные письма. После изгнания Маккейба из ФБР Си-эн-эн наняло его консультантом. Это всегда плохой признак.

16a

Оцените пост

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (голосовало: 14, средняя оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...

Поделиться

Владимир Козловский

Автор Владимир Козловский

Все публикации этого автора

1 комментарий к “Почему ФБР квалифицировало теракт как самоубийство»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *